Мир под Ласточкиным гнездом

Как живет Крым после возвращения в Россию

Как живет Крым после возвращения в Россию
Здесь повсюду рекламные щиты с цитатой российского президента: «Крым и Севастополь возвращаются в родную гавань». За каждым застольем тут обязательно поднимают тост: «За Перекопом земли нет!», на вопрос о национальности с улыбкой отвечают: «Мы — крымчане», а мартовский референдум называют «русским выбором». 

И пока стрелки часов привыкают к московскому времени, кое–где еще встречаются плакаты с рекламной акцией «по 6 гривен за кусок пиццы», на дорогах большинство автомобилей с украинскими номерами, мобильный телефон ловит киевских операторов, а местные журналисты с горечью шутят: «Скажи мне, чей Крым, и я скажу, кто ты». Но главное — молятся и ставят свечи за тех и за других в Свято–Успенском мужском монастыре в татарском Бахчисарае...

Симферополь: настоящий русский театр


Говорят, быстрее всех здесь на перемены среагировали продавцы ювелирных изделий: вместо вывески «Украинское золото» мгновенно появилась «Русское». Но золотых гор пока никто не ждет. Проблем, как и по Крыму в целом, немало. Выросли цены в российских рублях, рухнула банковская система, поэтому до сих пор еще не всем вернули вклады, в придачу не все крымчане получили и российские паспорта. Но местные настроены оптимистично и ждут появления здесь особой экономической зоны, в которую Москва обещала вложить огромные деньги до 2020 года, строительства моста через Керченский пролив и автобана от Ялты до Симферополя, а еще восстановления предприятий, большинство из которых находятся в состоянии агонии. Первым важным шагом вперед считают рост пенсий. Один из почетных граждан Крыма, которому полагается высокая пенсия, с готовностью показал мне свой «расчетник»: оказалось, пенсия возросла едва ли не в три раза. Это, правда, со всевозможными доплатами из–за перехода в другое государство, но разница налицо.

Главная достопримечательность Симферополя — Крымский академический русский драматический театр имени А.М.Горького на улице Пушкина. Такая вот любопытная литературная перекличка. Но именно здесь когда–то делала первые актерские шаги великая Фаина Раневская, членом худсовета был Максимилиан Волошин. А через дорогу — украинский театр, с которым все время приходилось конкурировать по доходам, но не по зрителям. Все шесть залов русского привлекали и местных, и туристов. С представлениями даже в другие курортные города выезжали и выезжают — и везде аншлаг. Худрук Анатолий Новиков всегда считал себя исключительно русским режиссером, начинал на сцене еще в 1945 году, причем его педагогом был легендарный мастер Охлопков. Сейчас же классический русский театр, в репертуаре которого только пьес Островского целый букет, готовится стать полноправной частью русской культуры.

Ялта: «все учтено»


Редкого белоруса встретишь в этом году в Крыму. Зато местные курорты открыли для себя жители Урала, Сибири и центральной России. Все–таки вместо восьми авиарейсов в день симферопольский аэропорт принимает теперь почти 50. Но проблемы с транспортом по–прежнему болезненны: полуостров оказался отрезан от большого мира со стороны суши, дорога по воздуху не каждому по карману, а желающие перебраться на пароме выстаивают многочасовые очереди. Судите сами: если в 2013 году в Крым приехали около шести миллионов туристов, то в этом сезоне рассчитывают разве что на половину. Елена Юрченко, министр курортов и туризма Республики Крым, приводит такие цифры: «Во–первых, около 65% туристов добирались к нам железной дорогой. Во–вторых, к сожалению, многие зарубежные журналисты взяли на себя ответственность заявлять, что у нас небезопасно, что здесь стреляют. Но вы сами видите, что это ложь. Сегодня мы готовы предложить все виды туризма, для любого кошелька. И если в Турции «все включено», то у нас — «все учтено». В Крыму 11,5 тысячи памятников, причем 2,5 тысячи — под водой. И ежедневно к нам прибывают по 8.000 туристов на самолетах, столько же на паромах и еще 8.000 поездами».

При этом одновременно только Южный берег Крыма может принять около 100 тысяч курортников. И вице–мэр Ялты Сергей Брайко, с которым удалось встретиться, не уставал расхваливать свой город: «Это идеальный курорт для лечения болезней легких, сердечно–сосудистой и нервной системы. А Крым — достояние не только местных жителей, но и всего человечества!» Кстати, самый искренний ответ на наболевший вопрос о выборе между Украиной и Россией мне довелось услышать здесь же, в Ялте, от крымских художников. Говорят, важно, не в какой ты стране живешь, а как поживает твой маленький мир — счастлива ли семья, есть ли любимая работа...

Конечно, приехав в Ялту, нельзя не заглянуть в дом–музей Чехова, больше известный как Белая дача. Здесь бывали Бунин, Горький, Гиляровский, Мейерхольд, в гостиной на рояле играл начинающий музыкант Рахманинов, пел Шаляпин, а в телефонной трубке то и дело раздавался голос Толстого...

— Можно я подпишу книгу «Олечке на память о встрече»? Так Антон Павлович называл свою жену, — Алла Ханило не просто посвятила всю жизнь работе в доме–музее Чехова, она почти 11 лет работала с родной сестрой писателя, дружила с его супругой. Это ей когда–то Маршак написал на томике Джека Лондона «Маленькая хозяйка большого дома»: «Привет хозяйке от Джека Лондона». В свои восемьдесят с хвостиком она местная легенда и настоящая аристократка — в шляпке, с гордой осанкой. Только здоровье уже не то. В день референдума так торопилась проголосовать, что не устояла перед сильным ветром, упала, сломала руку.

Четвертая оборона Севастополя


Здесь я впервые увидела, как плачет экскурсовод. В музейном историко–мемориальном комплексе героическим защитникам Севастополя «35–я береговая батарея». Если на остальной территории острова выбор в пользу России не был стопроцентным, то севастопольцы голосовали без тени сомнений. Именно отсюда началась так называемая «русская весна», череду событий которой уже окрестили «четвертой обороной Севастополя». Здесь–то и сели в лужу московские рекламщики, которые поленились вникать в местные настроения, в итоге их билборд «Русская весна... что дальше?», который должен был презентовать план инвестиционного развития города, севастопольцы восприняли как провокацию из Киева.

Сейчас здесь главная забота — по максимуму помочь другим. Только в Севастополе сегодня более 8.000 беженцев. В основном это женщины и маленькие дети из Донецкой и Луганской областей. Многие не регистрируются, надеются скоро вернуться домой... Всего на территории Крыма около 7.000 лагерей для беженцев.

...Один из палаточных городков в Севастополе. Еще по дороге нас предупредили: не употреблять слова «лагерь» и «беженцы». Все 577 человек, которые нашли здесь приют, называют это место исключительно «пунктом временного размещения». Огромные синие палатки на 12 — 14 человек каждая, 25 обеденных столов, душ, умывальники — в общем, чтобы переждать, есть все. Мы приехали как раз к обеду. В лагере немноголюдно, так как многие взрослые уже устроились на работу, а дети проводят время на пляжах. Каждый день сюда кто–то приезжает с юго–востока Украины. К сожалению, уже были случаи, когда под видом беженцев люди из других, спокойных регионов хотели просто отдохнуть летом в Крыму. Мол, а чего? Жилье дают, кормят, еще и бесплатно все. После украинской границы всех ждет центр регистрации, где внимательно проверяют паспорта и решают, кого куда расселить. Женщин с малышами стараются разместить в квартирах. Что будет с наступлением холодов? На этот вопрос пока, кажется, нет четкого ответа, но многих надеются переселить на материк.

Екатерина и Полина Менделеевская из Донецка приехали сюда с малышами. Мужья остались на родине «до разрешения конфликта». Перебивая друг дружку, женщины рассказывают:

— Никто сдаваться не собирается. Ополченцев называют террористами, но тогда мы все террористы! На посту у четырехлетних малышей спрашивали, откуда едут: из украинского Луганска или Луганской народной республики? Мы 12 часов в очереди простояли, чтобы сюда проехать! Только представьте: беременным и тем, кто с детьми, места в очереди купить предлагали, около 1.000 гривен...

Впрочем, на контакт идут далеко не все. Кто–то старается поскорее скрыться в палатке, кто–то из женщин оттаскивает малыша подальше от журналистов со словами «нам еще домой возвращаться!». Малышам на море нравится, но честно признаются, что хотят домой. Хоть там и страшно, когда на балкон выходишь и видишь в небе самолеты. Некоторые еще не умеют толком разговаривать, но уже показывают, как летает самолет: «У–у–у–у! Бах! Бах!»

— Во что играете? — спрашиваю у компании ребятишек.

— В войнушку! Я сегодня за ополченцев! А они — за бандеровцев!

...Когда мы уезжали из лагеря, журналистка из Ялты со слезами на глазах призналась: «Знаешь, у нас тоже было время, когда под подъездом стояла машина с вещами. Слава богу, сейчас все позади...»
pasiyak@sb.by
Минск — полуостров Крым — Минск.
Советская Белоруссия №141 (24524). Вторник 29 июля 2014 года
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Аноним
А мои знакомые пишут, что не так все радужно,: туристов мало цены выросли, с водой проблемы, с выездом проблемы....
Аноним
А что в Крыму война была....
Автор
А где написано, что радужно?
Макс, 34, Беларусь
Я в оккупированный Крым ни ногой! Мои друзья, кстати, тоже!  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости