Минск. Взгляд пристрастного человека

Его в Минске узнавали многие. Александр Ципко - фигура, как говорится, "раскрученная". На протяжении последних лет 15 г-н Ципко является участником всех более-менее значимых политологических форумов, конференций, телевизионных дискуссионных клубов. К его мнению прислушиваются не только читатели "Литературной газеты", где он сейчас успешно работает, но и высокопоставленные политики, люди из власти.
Его в Минске узнавали многие. Александр Ципко - фигура, как говорится, "раскрученная". На протяжении последних лет 15 г-н Ципко является участником всех более-менее значимых политологических форумов, конференций, телевизионных дискуссионных клубов. К его мнению прислушиваются не только читатели "Литературной газеты", где он сейчас успешно работает, но и высокопоставленные политики, люди из власти. В Минске Александр Ципко был на референдуме. Встречался с кандидатами в депутаты, побывал в штаб-квартирах политических партий, принял участие в дискуссиях. Словом, в отличие от некоторых верхоглядов-"наблюдателей", воочию познакомился с тем, что происходит в Беларуси. Предлагаем читателям познакомиться со статьей известного московского политолога, которая содержит размышления автора о тенденциях политической и социальной жизни нашей страны. Статья публикуется с некоторыми сокращениями. Хотелось бы, уважаемые читатели, услышать ваше мнение о новой статье Александра Ципко.

Наши либералы, в частности Борис Немцов, откровенно врут, когда говорят, что результаты референдума были фальсифицированы, как говорит Борис Ефимович, на 30 - 40 процентов. Я сам был наблюдателем на избирательных участках в центре Минска и видел, как в течение всего дня, где-то с 10 часов утра до 4 часов дня, народ буквально толпами валил на избирательные участки. Я не видел никаких очередей в буфеты за уцененными продуктами, о которых со злорадством пишет наша, как всегда либеральная и как всегда зависимая от Запада, пресса.

Никакими административными мерами не загонишь так много - почти 80% - взрослого населения Минска на избирательные участки. Такой активности населения не ожидали даже наблюдатели от Белорусского народного фронта, с которыми я беседовал буквально на всех участках, где мне довелось присутствовать. Они были явно обескуражены такой высокой явкой. Правда, находили они, представители БНФ, такой высокой явке довольно странное объяснение. "Белорусы, - говорила мне с раздражением наблюдательница от БНФ, по профессии специалист по компьютерам, - от природы народ запуганный, быдловатый, а потому они не могут вести себя по-иному". И совсем не случайно даже организаторы экзитпола от Гэллапа со своей "демократической" пристрастностью были вынуждены признать, что около половины (48,4%) тех, кто пришел к урнам, сказали "да" третьему сроку президентства Лукашенко. Как известно, чтобы получить право участвовать в президентских выборах 2006 года, Лукашенко нужна была половина плюс один голос.

Конечно, при сложившейся в Белоруссии системе единоначалия административный ресурс не мог не использоваться. Но надо честно признать, как это сделала белорусская правозащитница Светлана Алексиевич, что народ Белоруссии "охотно голосует за Лукашенко", идет за Лукашенко. Более того, Светлана Алексиевич сказала, что Лукашенко таков, каким его хочет видеть подавляющее большинство белорусов.

Так вот, Лукашенко получил на этот раз поддержку преобладающей части населения Белоруссии во многом потому, что откликнулся, пошел за возрастающими настроениями суверенизации Белоруссии. Конечно, в данном случае Лукашенко поступил остро. Под лозунгом суверенной и независимой Белоруссии до сих пор шла оппозиция. Все в Белоруссии хотят сохранить преимущества нынешнего союза с Россией. Но тем не менее за последние несколько лет резко сократилось количество белорусов, желающих всерьез интегрироваться в Россию и тем более входить в нее на условиях нашего Президента, то есть расширить круг российских субъектов федерации.

Потребность сохранить независимость и суверенитет даже от России возрастает у народа Белоруссии в силу целого ряда причин. И как результат уже длительного, более десяти лет, самостоятельного развития. Складывается, растет молодая Белоруссия, не имеющая опыта жизни в рамках СССР.

И как негативная реакция на террористические акты в России. Трагедия в Беслане резко сократила количество сторонников интеграции с Россией.

И, наконец, как страх простого белоруса после соединения с Россией потерять те ощутимые блага жизни, которые ему дает политический режим Лукашенко. В Белоруссии, в отличие от России, нет детской беспризорности, почти нет детской преступности.

В Белоруссии, в отличие от России, сохранились многие преимущества бывшего социализма, система бесплатных детских садов и пионерских лагерей. В Белоруссии, в отличие от России, вкладываются громадные деньги в развитие школ, строятся шикарные библиотеки, новые спортивные залы, спортивные площадки. В Белоруссии значительно ниже, чем в России, преступность, меньше развита организованная преступность. Меньше на душу населения абортов, самоубийств. По всем основным социальным показателям Белоруссия превосходит Россию, является более здоровым в духовном отношении обществом. Это - правда! Правда, о которой почему-то никто никогда не говорит в наших СМИ, даже на государственных телеканалах.

Вот почему сегодня большинство белорусов, и прежде всего простых людей, крестьян, рабочих, бюджетников, хотят сохранить Лукашенко на посту Президента, хотят сохранить свое независимое, в том числе и от России, государство. Белорусы голосовали не за Лукашенко как личность, как харизматика, а за его проект постепенного, щадящего ухода от коммунизма. Учтите, у белорусов нет наших сказочных природных богатств, нет сверхприбылей от продажи нефти, а в целом они живут не беднее нас.

Белоруссия - не Россия и не хочет быть частью России потому, что присущий ей режим невозможно воспроизвести в общих российских условиях. И дело не только в том, что сейчас, в начале XXI века, Лукашенко уже не смог бы победить на президентских выборах и переделать под себя объединенную Россию. Хотя, на мой взгляд, во второй половине девяностых, во времена создания союза России и Белоруссии, Лукашенко вполне мог бы победить на честных и справедливых президентских выборах в России. В том-то и дело, что такие народные, национальные политики, как Лукашенко, могут прийти к власти только на честных выборах, где слаб контроль со стороны Запада и его либерального лобби.

Проблема состоит в том, что режим Лукашенко, режим народного вождизма, соединяющий в себе преимущества плановой, административной экономики с национальной идеей, мог возникнуть, сложиться только в такой стране, как Белоруссия, в стране, где живет один, по преимуществу крестьянский, народ и где, в отличие от России, практически нет либеральной, городской, прозападной интеллигенции. Интеллигенция, окружающая Лукашенко, тоже в подавляющем большинстве является интеллигенцией в первом поколении и не утратила народную ментальность.

Что сделал, в сущности, Лукашенко? Смешно и глупо оценивать власть Лукашенко по меркам развитой западной демократии. Он просто пытается, и довольно успешно, освободить социализм как социальное государство от коммунистов и коммунистической идеологии, сменить коммунистическую легитимность социализма на народную национальную. Лукашенко использует административный ресурс социализма, наследие социалистической психологии для решения насущных социальных проблем. Отсюда и метод единоначалия.

Возможно, социальная политика Лукашенко выглядит более успешной, чем российская, потому, что у нас на протяжении последних лет, после распада СССР, ни один руководитель страны не занимался всерьез социальной политикой. Но факт остается фактом. Лукашенко с его режимом обеспечивает более плавный, менее болезненный переход от коммунизма к нормальной, рыночной экономике. Лукашенко поддерживает и мелкий, и средний частный бизнес и даже крупный капитал, но не дает им возможности расколоть общество. Он сохраняет сильное административное влияние на экономику, во-первых, для того, чтобы сохранить реальное производство в деревне и в городе; во-вторых, для того, чтобы равномерно, с пользой для белорусской нации, распределить доходы государства. И на фоне коллапса начала девяностых, когда Белоруссия шла путем Российской Федерации, эта политика выглядит успешной в глазах населения.

Даже в белорусской деревне, в Криницах, местный староста, фельдшер, мне говорила, что "у нас лучше жить, чем у вас, в России, а потому, что у нас нет олигархов. Мы, белорусы, - говорила она, - народ умеренный, мы не любим крайностей, не любим, когда одни голодают, а другие покупают яхты".

Белорусы совсем не запуганный народ, совсем не "быдло", как величают его активисты от БНФ. Они просто расчетливы, осмотрительны. Зачем им "журавль" западной ориентации, который неизвестно к чему приведет, когда у них уже сейчас есть "синица" социального государства. Конечно, 200 долларов на работающего - это немного. Но ведь десять лет назад было в десять раз меньше. Да к тому же можно детей выпускать на улицу, они защищены от наркобизнеса, от соблазнов преступного мира.

Я не знаю, как долго просуществует это социальное государство... Но нельзя не видеть, что оно существует и развивается как альтернатива, все еще заманчивая альтернатива нашему совсем не социальному, совсем не народному государству.

На мой взгляд, прежде всего во имя уважения к народу Белоруссии, к его сознательному выбору Россия ни в коем случае не должна подключаться к охоте на Лукашенко, которую сейчас начал Запад. Мои многочисленные беседы с активистами оппозиции, даже в их собственном штабе, убедили меня, что эти люди по природе своей не способны к созиданию. Они ничего не дадут народу Белоруссии, а тем более России. Как признала Светлана Алексиевич, за оппозицией нет народа. "Революция роз" по заказу госдепа в Белоруссии по природе невозможна. А Запад никак не может примириться, что в Центральной Европе есть страна, которую он не контролирует.

Да, сегодня, и не только в Белоруссии, но и в России, Украине, явный раскол между интересами и ценностями большинства народа, который пострадал от распада СССР, и интересами абсолютного меньшинства, политизированной, либеральной интеллигенции, которая выиграла в результате произошедших перемен. Трансформация коммунизма привела к расколу, конфликту гуманистических и либеральных ценностей. Но если мы стоим на позициях гуманизма, который ставит во главу угла счастье, достаток, образование и безопасность большинства, то мы не имеем права отказать в поддержке политике Лукашенко.

Александр ЦИПКО, политолог.

Москва.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости