Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.28

Минск стал пятым городом в мире, где прозвучали баховские «Страсти по Марку»

И произошло это в день Святого Марка в концертном зале Белорусской филармонии. Триста лет назад представление Страстей Господних было центральным событием Страстной пятницы. И чудо — исполнение «Страстей по Марку» почти совпало с пасхальными празднествами всех религий. 


Щедрый гений Иоганна Себастьяна Баха положил на музыку все четыре Евангелия, а сохранились только «Страсти по Матфею» и «Страсти по Иоанну».  «Страсти по Марку» были написаны и исполнены в 1731 году, но партитура погибла из-за жадности сыновей, распродававших наследие Баха-отца буквально по листочку.

Разве можно смириться с такой потерей? Но и восстановить утраченное кажется невозможным. Все равно, что восстановить Гольшанский замок, от которого не осталось даже изображений. Тем не менее работы в Гольшанах уже ведутся. Сотни людей собирают для замка разворованные и разбросанные древние кирпичи.


Точно так же и со «Страстями по Марку». Музыковеды каким-то чудом разузнали, в каких баховских произведениях сохранились кирпичики из утерянной оратории, но нашлись только арии и хоралы. А что делать с речитативами Евангелиста, с короткими, но емкими репликами Христа? 

Здесь музыковедческая мысль спотыкалась, бледнела и терялась в раздумьях. Были попытки приспособить речитативы из других ораторий и кантат, но это было типичное прокрустово ложе. Была еще идея досочинить речитативы в современном стиле, но это выглядело так, как если бы рухнувшие стены Кревского замка дополнить стеклом и бетоном.

И, наконец, нашелся очень смелый человек — Йорн Бойзен. Он дописал «Страсти по Марку» в баховском стиле. Причем не только речитативы, но и утраченную арию баса, а также хоры, изображающие прямую речь толпы. И получилось настолько удачно, что даже очень опытное ухо не в состоянии различить, где Бах, а где Бойзен. 

Первое исполнение бойзеновской реконструкции «Страстей по Марку», состоявшееся в 2011 году в Нидерландах, вызвало бурю эмоций. То же самое повторилось в 2012 году в Германии.


«Как же так?», — вскричали поборники традиций. Ведь каждому, кто учился в музыкальной школе, с детства внушали, что Бах в своем творчестве недосягаем и божественен, и любое посягательство на его исключительность сродни святотатству. 

Бойзен в музыкальной школе не учился, хотя и "заболел" барочной музыкой с самых ранних лет. Наперекор воле родителей он самостоятельно овладевает всеми премудростями барочного музицирования, осваивает клавесин, штудирует барочные партитуры и музыкально-теоретические трактаты. Его называют учеником Маттезона, хотя тот умер 250 лет назад. 

Прежде чем браться за сочинение баховских речитативов, Бойзен досконально изучает барочную риторику и пишет по всем правилам, которые были выработаны тогдашней музыкальной наукой. Сначала расставляет ударения. Потом накладывает текст на метрическую схему. Потом сочиняет гармонию. Для каждого знака препинания существуют свои гармонические правила, и Бойзен их иногда выполняет, а иногда нарушает, как и сам Бах. Потом мелодия — здесь тоже много своих премудростей.


И, наконец, нашлась публика, которая сумела все это оценить. Правда, не в Германии и не в Нидерландах, а в Беларуси и в России.

12 апреля нынешнего года «Страсти по Марку» буквально сотрясли московский зал «Зарядье». Еще раньше, в ноябре 2015 года было сенсационное исполнение в Новосибирске, в Государственном концертном зале имени А.М. Каца. 

Кстати, художественный руководитель Новосибирской филармонии — минчанин Владимир Калужский. 

Сегодня мы исполняем здесь «Страсти по Марку» благодаря тому, что три с половиной года назад я услышал премьеру этого произведения в городе Новосибирске,  — рассказывает главный дирижер Государственного камерного оркестра Беларуси Евгений Бушков.С тех пор я день за днем готовил этот проект. Мне очень хотелось поделиться своими впечатлениями с публикой, которую я люблю и хочу расширять кругозор ее восприятия нашего искусства. 


На этот раз маэстро ограничился ролью продюсера и слушателя, а за пульт Государственного камерного оркестра встал Йорн Бойзен. 

— Главным аргументом, который побудил Бойзена приехать, стала весть о том, что в Минске есть хор мирового уровня, способный петь музыку барокко, — делится секретами Бушков. 

И вправду, студенческий хор Белорусской государственной академии музыки под управлением Инессы Бодяко со своей задачей справился блестяще. 

Огромное впечатление на публику произвели певцы из Германии: Джулиан Редлин, выступивший в роли Христа, и Бенджамин Глаубиц, исполнивший партию Евангелиста. Из наших певцов были солистки Большого театра Беларуси Татьяна Гаврилова и Наталья Акинина. А сольные партии в оркестре взяли на себя музыканты из российского барочного ансамбля Pratum Integrum.

— Без их участия исполнение наверняка не было бы столь аутентичным, — признается Бушков. 

Для того, чтобы публика как можно лучше понимала происходящее, на авансцене был установлен экран, на который синхронно транслировался русский текст.


В итоге получилось событие, которое надолго запомнится белорусским меломанам.

А наши реконструкторы наверняка задумались о том, как перенять вдохновляющий опыт Йорна Бойзена. 

Возможно, задумались и композиторы. В безумной гонке за новизной ради новизны многие секреты композиторов-классиков были утеряны. Йорн Бойзен доказал, что можно открыть их заново, и они будут так же надежно служить творцам, как это было в прежние времена.

— «Страсти по Марку» — не реконструкция, а завершение, — утверждает Бойзен.  Он верит в живой диалог времен и культур. 


Перефразируя Мичурина, классическая музыка — не храм, а мастерская, и человек в ней работник. В архитектуре, в музыке, в поэзии пора бы отбросить презрительное словечко «новодел» и судить по сути: красиво или некрасиво, волнует или не волнует. А сколько где процентов от «настоящего» Баха — пусть считают счетоводы, если им это интересно.

ФОТО: facebook.com/BelarusianStatePhilharmonicSociety
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.64
Загрузка...