Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Милый ас высшего пилотажа

Валентина Кузьмовна Яикова — женщина–легенда
Валентина Кузьмовна Яикова — женщина–легенда. Уникум. И вот она сидит передо мной — улыбчивая, теперь уже кругленькая, тающая при упоминании о сыне и внучке. Но строгая: «Надо быть внимательнее, товарищ журналист, я об этом уже вам сообщила. С такой реакцией летчика из вас явно бы не получилось!»

Такой строгой, точной, четкой, жесткой она была всегда. Иначе летчиком–асом не станешь никогда. И тем более не доживешь до своего 60–летия — такая жесткая цена мастерства у летчиков, занимающихся высшим пилотажем.

Сейчас я просто перечислю награды этой маленькой женщины, которую в свое время даже не хотели брать на самолетное отделение по причине того, что она не дотягивалась ногами до педалей, а потому всегда подкладывала под спину специальные подушки, и вы поймете, почему на нее смотришь, как на диво. 198 медалей завоевала за свою спортивную жизнь Валентина Яикова. Из них 105 золотых! 52 серебряные и 41 бронзовую. Имеет звание абсолютной чемпионки мира по высшему пилотажу, она — единственная женщина в мире, трижды подтверждавшая звание абсолютной чемпионки на европейских состязаниях, абсолютная чемпионка СССР, дважды — БССР. 17 раз была чемпионкой мира в командных упражнениях и это не все — как говорится, рука устанет пересчитывать награды, но, думаю, и этого достаточно, чтобы понять уникальность личности. Но не удержусь и приведу еще несколько цифр — Валентина Кузьмовна провела за штурвалом 6 тысяч 500 часов. Это практически год! Освоила 24 типа самолетов и вертолетов.«СБ» задает летчице 1–го класса, заслуженному мастеру спорта СССР по самолетному спорту и мастеру спорта СССР по вертолетному спорту свои 50 вопросов, чтобы ближе рассмотреть легендарную женщину.

1. Как бы вы сами, Валентина Кузьмовна, представили себя читателям?

— Женщина, очень дорожащая семьей, занимающаяся повседневными хлопотами. Уже не летающая, отвечающая сегодня за материальную часть одной крупной фирмы. Недавно ставшая бабушкой и в полной мере узнавшая, какая это сладостная обязанность. Моя Ксюша — мой кумир.

2. И все–таки, Валентина Кузьмовна, какие пути–дорожки привели вас на аэродром?

— Я выросла в большой семье. Нас родители воспитывали так: всего добивайся сама. Летать я захотела, как только осознала, что такое самолет. Окончив 8 классов, поступила в техникум и сразу отправилась на аэродром. Все это происходило в Перми. В самолетную секцию меня сразу не взяли, а приняли в парашютисты. Кстати, за свою жизнь я совершила 160 прыжков с парашютом. Но я все–таки настояла и перешла в самолетную секцию. У меня очень неплохо пошли дела, поэтому когда я закончила техникум, то все внимание сконцентрировала на самолетах и поступила — заметьте, в виде исключения — в Центральную летно–техническую школу ДОСААФ в Калуге. Почему в виде исключения? А потому, что на меня уже тогда возлагали надежды. После окончания ее получила направление в Минский аэроклуб. Шел 1969 год. Мне было 23 года. Я уже занимала вторые места на чемпионатах СССР по высшему пилотажу. Минчане тогда сориентировались, им нужна была женщина в команде, и меня пригласили в Минский аэроклуб. Минская школа была тогда мощная. Учителя классные, техника хорошая. И хотя я не была профессиональной спортсменкой–летчицей, имела должность инструктора, начались мои выступления в соревнованиях, теперь уже под знаменами Беларуси. Здесь же, в аэроклубе, я доработала до пенсии.

3. В каких человеческих слабостях вы не можете себе отказать?

— Хотя я уже не летаю 15 лет, но за время выступлений накопилась такая усталость, что я до сих пор могу спать даже стоя. Поспать вволю — это моя слабость.

4. Чьим мнением дорожите больше всего в своей работе?

— Своим. И так было всегда. Никто лучше меня самой не знает, все ли я сделала так, как надо.

5. Валентина Кузьмовна, вам бывало страшно, ведь спорт ваш опасный?

— Не помню, чтобы мне было страшно. Дело в том, что с опасностью свыкаешься и принимаешь ее как должное. Каждый год кто–то из летчиков погибал, и отношение к смерти в нашей среде было совсем не таким, как у остальных людей. Как–то среди спортсменов–пилотов проверили по американской системе анкету, которая предлагалась космонавтам. И там был вопрос: «Как вы относитесь к смерти?» Все наши ответили: «С юмором».

Компьютер обработал анкету и выдал резюме: «Ненормальные». В какой–то степени компьютер был прав.

6. На что не жаль потратить миллион?

— Я бы купила спортивный самолет для Могилевского аэроклуба. Сегодня в Могилеве остался единственный аэроклуб, где летают, как у нас говорят, «на пилотаж». К тому же там работают люди, которых я учила летать. А так как я, как говорят люди, инструктор–летчик от Бога, то и ученики мои пилотируют безупречно. Что это значит? Вот, например, выполняя фигуру высшего пилотажа под названием «бочка», можно сделать вращение точно вокруг оси, а можно с радиусом — вот это и есть безупречность, профессионализм, почерк. Или можно сделать идеальную вертикаль, а можно позволить себе ну хоть на 1 градус отклониться...

7. Какими качествами должен обладать пилот обязательно?

— Как инструктор, будущего настоящего летчика я вижу издалека — интуиция. Как, кстати, я интуитивно знаю, готов самолет к полету или нет. Так вот, об обязательных качествах пилота: фотографическая память, быстрота реакции, чувство пространства, умение быстро, не колеблясь (ибо нет секунд для этого), принимать решения.

8. Вам легче подняться в 6 утра или лечь спать в 4?

— Я жаворонок. Всю жизнь встаю в 5 утра. В 6.30 уже на работе. Зато ложусь в 8 вечера. И все друзья уже знают — на поздние звонки я не отвечаю.

9. Интеллигентность. Что это такое в вашем понимании?

— Это уважительное отношение к людям, кто бы они ни были по статусу.

10. Вы всегда говорите то, что думаете?

— Да. В профессии мне это помогало, а вот в отношениях с начальством чаще вредило. Но мне иного не дано. По натуре я лидер, сколько помню себя, все руковожу, говорю правду в глаза. Понятно, не всем это нравилось, и был период когда меня да–ле–ко задвинули.

11. Валентина Кузьмовна, а это случайно, что вы один раз стали абсолютной чемпионкой мира и один раз абсолютной чемпионкой СССР, тогда как европейское звание абсолютной чемпионки подтверждали трижды? Выиграть соревнования в СССР было так же трудно?

— Нет, это политика. На соревнованиях в СССР доминировать должна была Россия, а не Белоруссия. Так же и на мировом первенстве. Белоруссию и другие республики засуживали. На международной арене особенно старались американцы и колумбийцы. Их судьи давали нам наполовину меньше баллов, чем остальные, поэтому летать надо было на голову лучше других.

12. Оказало ли влияние на ваш характер созвездие, под которым вы родились?

— Конечно. Я по гороскопу Весы. И внутри себя всегда взвешиваю варианты. Но! Профессия заставила делать это максимально быстро.

13. Кого предпочитаете держать дома, кошку или собаку?

— Был у нас кот Филя. Я его обожала. Упал с балкона. Переживала очень его уход. Больше живности у нас в доме не было.

14. От кого вы устаете больше всего?

— От людей, которые много говорят.

15. Есть ли в жизни вечная любовь?

— Есть. И знаете, почему я это точно знаю? Когда погибали летчики, а многим из них было 25 — 30 лет, жены говорили, даже зная, что кто–то и не был верен: «Пусть бы жил, хоть и не со мной». И это не было великодушием на похоронах, а глубоким чувством любящих людей.

16. Вас приглашали в отряд космонавтов? Ведь пик вашего расцвета в 70–е годы совпал с пиком пилотируемой космонавтики.

— Нет. Дело в том, что космонавт должен был обязательно иметь высшее авиационное или медицинское образование. Вот мою подругу Светлану Савицкую — мы вместе с ней были в сборной СССР, она, как и я, была чемпионкой мира по пилотажу, — пригласили: она закончила авиационный институт.

17. Кто ваш самый близкий друг?

— Сын.

18. Верите ли вы во внеземные цивилизации?

— Абсолютно уверена в их существовании. Интуиция подсказывает.

19. Как вы проводите свой отпуск?

— Подлечиваюсь в санаториях Беларуси, ведь дальше Витебской области меня врачи не пускают. Люблю повозиться на даче.

20. Как вы относитесь к постоянно возникающим дискуссиям: совместимы ли высший пилотаж и женщина?

— Из опыта знаю, что женщины лучше мужчин переносят нагрузки. Вот, например, когда мы осваивали Су–26, то при быстром вращении у мужчин начиналось носовое кровотечение, женщины же все эти нагрузки переносили спокойно.

21. А много ли женщин сегодня занимаются высшим пилотажем?

— Желающие всегда были и есть. Но как и в любом другом виде спорта, не многие доходят до высших результатов — везде надо много и напряженно работать, от многого привлекательного в жизни отказываться.

22. Чего нельзя прощать даже самым близким друзьям?

— Предательства. Спорт на этот счет — большой испытательный полигон. Я в спорте 11 лет была первой, мне постоянно дышали в затылок и хотели обойти. Это испытание не выдерживали даже очень хорошие друзья.

23. Что такое, по–вашему, лень, а что — душевный покой?

— Душевный покой я обретала, поднимаясь в небо. Никто меня не «достает», все земные проблемы остаются на земле. В небе я и самолет, который суть моего продолжения, и полет...

24. Будь вы главой государства нашей страны, что бы вы сделали в первую очередь?

— Я бы повысила ответственность руководителей за результаты работы их предприятий, фабрик, колхозов, учреждений. Надо поощрять умных, ищущих, преданных. И решительно избавлялась бы от демагогов, хитрецов, ориентированных на свой карман, болтунов.

25. Врагов вы успели себе нажить?

— Достаточно. Но по прошествии времени они почему–то стали признаваться мне, будто я для них чуть ли не идеалом была...

26. Чего вам лично больше всего недостает сегодня?

— Внутреннего покоя. Скоро еду в Боровое. Мечтаю, что буду жить одна в номере. Утром бродить по лесу, днем — читать, вечером — размышлять. Никто не потревожит, никто ничего от меня не захочет, ведь я всегда жила очень беспокойно.

27. А если бы к вам приехал в санаторий экс–президент Литвы Роландас Паксас, обрадовались бы?

— А вы откуда знаете, что мы друзья? Мы вместе много летали. Роланд был очень хорошим летчиком. Я его тренировала, когда он был в сборной СССР. Отчаянный, сильный человек, прекрасно воспитанный, из очень достойной семьи. Сейчас мы с ним стали редко встречаться, но если бы нагрянул — это был бы подарок, потому что он, ко всему прочему, очень тактичный человек.

28. Когда вы последний раз хохотали от души?

— Смеяться люблю. Можно сказать, даже ищу повод посмеяться. Сейчас меня веселит моя внучка, приспосабливается к миру человечек — мило и забавно.

29. Ваше любимое блюдо?

— Рыба.

— Вид спорта?

— Биатлон, снукер, фристайл.

— Танец?

— Танго.

— Музыка?

— Чайковского.

— Запах?

— Цветочный.

— Цвет?

— Небесно–голубой.

— Время года?

— Осень.

— Погода?

— Дождичек.

— Цветы?

— Белые хризантемы.

— Наряд?

— Сейчас брюки, хотя любила торжественные длинные платья.

— Праздник?

— День авиации.

30. Можете назвать место на земле, которое вам милей всего?

— Деревня Приморье, где я родилась. У меня всегда перед глазами Урал, его известковые горы, поросшие лесом, необъятные горизонты.

31. Вам часто приходилось одалживать деньги?

— Я денег никогда ни у кого не брала в долг. Кто знает, вернусь ли из полета. А друзьям одалживала регулярно. И сегодня, например.

32. Вы в Бога верите?

— Верю. Каждый день утром произношу молитву.

— Перед полетами молились?

— Нет.

— Почему?

— Если боишься — нельзя садиться за штурвал! Вы никак не можете понять меня! Я летала, как вы на работу ходите. Вот вы сидите передо мной в кресле и задаете мне вопросы. Вам страшно? Нет. И я так себя чувствую в самолете.

33. Какое у вас в детстве было прозвище?

— Кузя рыжий. В детстве и юности у меня были ярко–рыжие волосы. Меня до сих пор так зовут летчики, с которыми я летала.

34. Не рискнете предсказать, какие перемены ожидают нашу страну через год?

— Думаю, наскакивать на нас будут американцы и иже с ними, но у них ничего не получится. Верю, что белорусы более практичные люди, чем украинцы. Верю, Лукашенко сумеет нейтрализовать враждебную активность. Будем поднимать экономику, а для этого нужен мир. Надеюсь, что всерьез займемся медициной — ее ой как следует поднимать на современный уровень.

35. Где вы чаще всего встречаетесь с друзьями?

— На аэродроме.

36. В какой стране вам хотелось бы побывать и почему?

— В Австралии и Новой Зеландии. Мне с детства казалось, что там люди живут как–то по–особенному. Сейчас посмеиваюсь над собой, понимаю, что везде человеческая жизнь идет по одним законам, но детское желание осталось.

37. Какие книги, по–вашему, надо прочесть всем?

— Не знаю про всех, скажу про себя. Я до сих пор зачитываюсь книгами по истории. Проникновение в историю меня завораживает. Если бы не стала летчиком, пошла бы в историки.

38. У кого конкретно и что именно вы спросили бы в первую очередь, будь у вас такая возможность пообщаться с самыми интересными личностями нашего времени?

— Конкретно личность не стала бы выбирать и напрягать себя вопросами к ней. Я люблю неспешные беседы, когда из плавного разговора выплывает простая мудрость простого человека, когда ловишь интуитивные прозрения опять же простых людей.

39. Вы хорошо знаете свою родословную?

— Не совсем. По материнской линии хорошо знаю своего прапрадеда. Он был бурлаком на Каме и высмотрел дворяночку. Они вместе убежали на Алтай. В их семье родилось 18 сыновей, среди потомков которых был мой дед Георгий. Отцовских предков знаю хуже. Дед мой по отцовской линии и отец — из батраков.

40. Самый счастливый день в вашей жизни?

— Рождение сына. Знаете, как он мне дался? Я выиграла чемпионат мира. Стою на пьедестале, радоваться бы, а у меня такое впечатление, что меня обокрали. Столько лет шла к цели и вот достигла! Что дальше? И такая депрессия началась. Кстати, многие летчики, добившись высочайших результатов, начинали, мягко говоря, хандрить. Некоторые мужчины даже начинали пить.

И тут Света Савицкая мне говорит: пора рожать, Кузя. И я решилась. Девять месяцев лежала, чтобы сохранить малыша. И он точно угадал время — родился в День авиации. Так я и праздную в один день два самых главных своих праздника.

41. Есть ли любимое занятие помимо основного рода деятельности?

— Я выросла в тайге и с детства люблю гулять по лесу. Никогда не блужу. Умею разойтись без последствий с медведем, волком.

42. Что вы чувствуете в обществе молодых людей?

— По–моему, несмотря на мой крутой характер, молодежь меня ценит. Во всяком случае, когда я спросила как–то сына: «Не давлю ли я слишком на его друзей?», он ответил: «Ты что, мама, тебя считают самой крутой мамой».

43. Как часто и по какому поводу вы бываете недовольны собой?

— Очень часто. Иногда, заставляя себя сдерживать характер, позволяю людям злоупотреблять моим терпением. Иногда из–за моей врожденной и выработанной профессией быстрой реакции беру на себя по работе больше чем следует, а люди этим пользуются. Вот почему–то никак не могу поставить себе ограничитель терпения.

44. Рок–музыка — это надолго?

— Роком никогда не увлекалась, он прошел, можно сказать, мимо меня. Лирическая музыка нравилась всегда. А будущее развлекательной музыки, на мой взгляд, концентрированно воплотил в себе коллектив под названием «Хор Турецкого». Вот иду на работу через строй молодых крепких представителей службы безопасности нашей фирмы. Что они слушают? Не поверите — «Хор Турецкого»!

45. Каково ваше отношение к конкурсам красоты?

— Нейтральное, мне нравится наблюдать творческие конкурсы, скажем, «Славянского базара», «Евровидения». Кстати, так болела за нашу Ксюшу Ситник, не спала до глубокой ночи, смотрела.

46. Верите ли вы в изречение: «Все, что ни делается, все к лучшему»?

— Сейчас в это поверить сложно. Включишь телевидение — новости состоят из сплошных ужастиков: рушатся бассейны, цунами, террористические акты, войны, преступления...

47. Как вы заботитесь о своем здоровье?

— После того как я в 1991 году побывала в аварии и перенесла несколько сложных операций, мне приходится много сил и денег отдавать на поддержание своего здоровья. Я работаю, несмотря на очень приличную летную пенсию, чтобы лечиться.

— Авария произошла в воздухе?

— Да. Во время выполнения вращения порвался ремень крепления летчика к креслу на перегрузке «–9». Что это за цифра? Это когда силой в собственный вес, умноженный на 9, тебя вырывает из сиденья. Меня стало кидать в кабине... Несмотря ни на что, я все–таки посадила самолет...

48. Летаете ли вы во сне?

— Постоянно, но на самолете, и переживаю сладость полета, как наяву.

49. Когда у вас плохое настроение, что вы делаете?

— Замыкаюсь. Прихожу домой и говорю мужу: «Валерочка, ты меня сегодня не трогай, у меня плохое настроение». Заземлюсь. А потом выхожу к семье как ни в чем не бывало.

50. Вопрос, который вы хотели бы задать себе сами? И ваш ответ?

— Вопрос: «Есть ли незаменимые люди?» И мой ответ: «Нет! Жизнь всегда идет вперед!»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...