Миллиард за домик. Свой и в деревне?!

К такому выводу пришла Татьяна ЯКУБЧУК из деревни Погорельцы Несвижского района, когда ее старый дом оценили в 832 миллиона белорусских рублей.

КУПИТЬ новую квартиру в столице иногда дешевле, чем приватизировать служебное жилье на селе

К такому выводу пришла Татьяна ЯКУБЧУК из деревни Погорельцы Несвижского района, когда ее старый дом оценили в 832 миллиона белорусских рублей.

Напомним, что 16 декабря подписан Указ Президента № 563 «О некоторых вопросах правового регулирования жилищных отношений». Документом оговорено, что помещения государственного жилищного фонда, не приватизированные гражданами, будут переведены в коммерческое жилье после 1 июля 2016 года. До этой даты граждане могут воспользоваться правом на приватизацию.

О том, что такой указ готовится, стало известно еще весной прошлого года. В мае-июне повсеместно наблюдалось резкое увеличение числа желающих приватизировать жилье. Информация шла в основном через Интернет. Люди общались между собой, сами себе устанавливали сроки, торопились подать заявления. И всех, конечно, пугали слухи, что стоимость будет постоянно расти. Сейчас ажиотажа стало меньше. Люди осознали, что имеют в запасе еще несколько лет. Часть граждан не спешит, просчитывает выплаты, думает, стоит ли вообще заниматься приватизацией.

Заявителям предлагают внести 10 процентов от суммы стоимости жилья, остальное — с рассрочкой на 40 лет. Вот только для Татьяны Якубчук приватизировать старый дом даже на таких условиях равносильно полному разорению. При нынешних зарплатах на селе сумму, эквивалентную почти 80 тысячам долларов, ее семейству не поднять и за полвека.

Как видим, приватизация порой даже видавших виды домов стоит в несколько раз выше по сравнению с рыночными ценами на недвижимость. Называемые суммы приводят многих людей в шок. Татьяна Якубчук даже подумала, что кто-то ошибся ноликом. На время постройки дом стоил 50—70 миллионов белорусских рублей. В соседнем поселке Городея такое же жилье оценили не по балансовой стоимости, а по рыночной — вышло в 25 раз дешевле, чем у семьи Якубчук.

Похожие жалобы поступают в Комитет государственного контроля Могилевской области. По словам его сотрудника Олега Коробана, в некоторых районных центрах людям называют такие суммы, которые несоизмеримы даже с областным центром. Соответственно, у граждан возникают вопросы, которые ни районные, ни областные власти разрешить не могут. Трудно понять, почему два стоящих на одной улице типовых домика отличаются по стоимости в несколько раз.

В Министерстве жилищно-коммунального хозяйства поясняют, что на тех условиях, на которых приватизация идет сегодня, она ведется уже в течение 14 лет, то есть с 1999 года. И менять формулу там не планируют. Расчет стоимости приватизации начинается от затрат на строительство в ценах 1991 года. Затем сумму индексируют по тем же коэффициентам, что и строительство нового жилья — получается балансовая стоимость на дату обращения. Если дом типовых потребительских качеств, то и стоимость нового и старого жилья должна быть примерно одинаковая.

Честно говоря, подход, когда стоимость старого дома на селе по цене приравнивается к новой квартире в столице, не совсем вразумительный. Ведь больше всего проблем на местах связано с частными случаями. В деревне Корма Добрушского района, к примеру, в 1997 году по чернобыльской программе построили 7 домов, а когда теперь дело дошло до приватизации, то оказалось, что ни проекта, ни документов на жилье нет ни в местном СПК, ни в БТИ. Только за подготовку технических паспортов и обмеры земли нужно заплатить по 6 миллионов рублей за каждую усадьбу. В хозяйстве сказали, что денег нет. Мол, ждите, когда они появятся, тогда, может, и перечислим. А пока документов на дома нет, приватизации никакой не будет.

В Беларуси осталось 350 тысяч неприватизированных жилых помещений. Вопросы их передачи в собственность должны регулировать исключительно местные исполкомы. Но они пока спят в шапку. А ведь время летит быстро. После 1 июля 2016 года предусмотрен полный запрет на приватизацию квартир коммерческого использования. Исключительные случаи будут рассматриваться лишь на уровне Президента.

Надо ли простой, в принципе, вопрос выносить на такой уровень?

Олег КАМИНСКИЙ, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости