Михаил Иоффе: «Теперь я прихожу на завод играть в бильярд»

Бывшему директору СП ОАО "Брестгазоаппарат" Михаилу Иоффе 9 октября исполняется 85 лет

СП ОАО «Брестгазоаппарат» и Михаил Фадеевич Иоффе. Предприятие и личность. Ни завод нельзя представить без этого человека, ни Михаила Фадеевича без завода. Михаилу Иоффе 9 октября исполняется 85 лет. 52 года своей жизни он отдал производству, которое и сегодня делает Брест известным далеко за пределами страны.

— Вы могли стать журналистом, а выбрали технический вуз.

Михаил Иоффе
— Отец работал в «Советской Белоруссии», но журналистика меня не интересовала. Как и братьев — Наума и Анатолия. Правда, отец привлекал меня к творческому труду, когда я еще в 10–м классе учился. Он в качестве подработки редактировал кандидатские и докторские диссертации. Давал мне править — грамматику, стилистику. С тех пор не люблю неряшливости ни в прозе, ни в поэзии. Требователен к слову. У нас с супругой Ревмирой Борисовной очень большая библиотека. Но сейчас больше читаю периодику — выписываем с десяток газет.

— У вас была возможность уехать в город своего детства — Минск, в Москву, присоединиться к преуспевающим братьям, живущим в США, и другим близким родственникам за границей. Но вы остались в Бресте. Не жалеете, что не уехали в Минск сразу, отработав в Бресте положенные два года после вуза?

— А чего мне жалеть? Сегодня Брест — моя вторая родина, красивый, ухоженный город. К этой красоте причастен и «Брестгазоаппарат». Но поначалу да, разочарование было сильным. После Минска Брест показался скучным и однообразным. Когда свернул с Комсомольской на Пушкинскую, даже не заметил никакой разницы. Все серо — улицы, дома. Родители, братья в столице. Мог ли я остаться? Белорусский политехнический институт по специальности «Технология машиностроения» окончил с отличием. В Минске было несколько мест на завод, который работал на оборонку. Но в то время важна была пятая графа в паспорте (национальность. — В.К.), по ней и не оставили. Отправили укреплять периферию. Радовало, что жил недалеко от вокзала. В любое время можно было сесть в поезд и уехать домой. Но удержала в Бресте меня работа. Директор завода Георгий Иосифович Кременчугский был талантливым руководителем. Окончил два института. Имел множество авторских свидетельств об изобретениях. Мог сесть за фортепиано и сыграть серовскую «Рогнеду» (опера в 5 действиях, написанная в 1863 — 1865 годах русским композитором Александром Серовым. — В.К.). Мог ночь напролет рассказывать анекдоты. Он мне понравился. А еще интересно было видеть плоды своей работы ежедневно.

— Как вас встретили на заводе?

— В 1954 году завод назывался ремонтно–механическим. Да и не завод это был — мастерская, примерно 120 работников. Приехал я сюда главным инженером. Захожу и вижу, что половина работников пьяна. Накануне выдали аванс. Один модельщик лежит с оранжевой полосой на седой бороде, выпил он, видимо, денатурат с политурой. Такой вот у меня был первый рабочий день...


— В 1970–м вы были назначены генеральным директором предприятия, с поста руководителя ушли в 2006 году. Семь лет оставались членом наблюдательного совета. А какие годы, на ваш взгляд, были все–таки самые сложные для завода?

— В 1958 году завод перешел в ведение главного управления коммунального хозяйства и энергетики при Совмине. В стране начиналась газификация, нужны были плиты. За опытом мы отправились на Львовский завод — профилирующий на территории Советского Союза. На базе этого завода и сделали первые плиты. В 1959 году завод стал официально именоваться Брестским заводом газовой аппаратуры. Потом было принято решение союзного ЦК о приобретении во Франции оборудования для изготовления газовых и электрических плит. В декабре 1973 года я был у Алексея Алексеевича Смирнова —
секретаря ЦК КПБ. Он позвонил при мне Кириллу Трофимовичу Мазурову в Москву. Тот был заместителем председателя Совмина СССР. Убедил его. Таким образом, удалось тогда всех убедить, что у нас получится. В 1975 году в соответствии с контрактом, заключенным в 1971 году с французским концерном, к нам начало поступать оборудование, рассчитанное на производство 500 тысяч газовых плит повышенной комфортности. Развернулись работы по модернизации и возведению новых корпусов. И в 1978 году наши плиты пользовались практически неограниченным спросом. Сложный период был, когда мы переходили на производство поточно–массовой продукции, конвейерное производство. Технически сложный период. В советское время вообще непросто работалось, сложно было с добыванием материалов, все было зажато, надо было четко выполнять плановые показатели, зато не приходилось думать о реализации — продукция фондово распределялась. А в 1990–е в объемах производства мы потеряли немного. Опустились на 15 — 17 процентов, потом нагнали. Рынок России остался, качество плит хорошее. Да и акции «Газпрома» помогали. В 1990–х годах наш завод давал 70 процентов доходов города. Мы практически всегда работали с рентабельностью. К 2000 году «Газоаппарат» стал современным предприятием, выпускающим аппаратуру европейского уровня. Рос коллектив — из былых 120 человек до более 4 тысяч. Завод развивался постоянно. Совершенствовались технологии. В свободной экономической зоне появились наши предприятия «Гефест–кварц» и «Гефест–техника», которыми активно интересуются и даже, сказал бы, восхищаются коллеги западных стран.

— Почему торговая марка — «Гефест»?

— Украинское рекламное агентство, к которому мы обратились, прислало нам примерно 150 возможных брендов. Надо было выбрать. Гефест понравился по целому ряду причин. Гефест — бог домашнего очага, хотя и — такой–сякой — приковал Прометея. Слово красиво пишется. Фест — это праздник. Рифмуется с Брестом. А первые две буквы GE — gas equipment. Газовое оборудование. Только потом, когда уже сделали выбор, я на это обратил внимание. В общем, думали недолго.

В цехе СП ОАО «Брестгазоаппарат».

— Михаил Фадеевич, вы были человеком года Брестской области, эксперты включили вас в книгу «100 лидеров промышленности и науки Содружества». Ордена «Знак Почета», Трудового Красного Знамени, «За заслуги перед Отечеством» III степени. Заслуженный работник промышленности Беларуси, почетный гражданин Бреста. О ваших заслугах можно рассказывать бесконечно, но такую инициативу журналистов вы не поощряете.

— Потому что отношусь к этому очень спокойно. Никогда не показывал своего удостоверения почетного гражданина города, никогда не надевал своих наград, и в очередях стою, как все.

— А на заводе бываете?

— Да, бываю на предприятии. С директором встречаемся наверняка раз в месяц, с главным инженером. Иногда совета спрашивают. И в заводскую бильярдную хожу 3–4 раза в неделю. Чем еще заниматься пенсионеру? Люблю поэзию, читаю, перечитываю. Сажусь под настроение за томик Лермонтова или Пушкина. Люблю гулять по улицам в центре, могу выпить чашечку кофе в кафе. Брест — хороший все–таки город. И 18 августа 1954 года — день, когда я приехал в Брест по распределению, могу сегодня назвать главным днем в своей жизни.

valentinak3@mail.ru

Фото Николая ЧЕБЕРКУСА.
Версия для печати
Сергей, 55, Могилев
Спасибо за статью и рассказ о таком замечательном человеке. Конечно хорошо, что Михаил Фадеевич такой скромный человек, но именно о таких и нужно писать и побольше. Потому как время такое, что много именно негативного, то коррупция, то преступники, то еще какая не честь, крадут и не стесняются.  Им в противовес нужно ставить и другое, что б они сами посмотрели, что и в наше время можно жить по людски. Еще раз спасибо за статью.  
Надежда
Дай бог памяти. У мамы газовая плита прослужила  лет 35.   Моей и 7 лет нет и если снаружи ещё довольно приличная, то внутри страшно глянуть. Скоро газовщики прикажут новую покупать. Специалист  говорил, что  она ещё держится, потому что в доме стоит, а у людей в коридоре- за три года сгнивает. Хотя это не по теме.
Сергей, 55, Могилев
Надежде. А чего молчите. У меня возникли вопросы. Собственно какие, привык, что плита с крышкой, а тут подарили новую, а у нее крышки нет. Написал письмо, та кони мне прямо из завода прислали. И нет проблем. А сейчас вообще начали выпускать такие как мне были необходимы плиты. Поэтому на заводе, и именно Брестком очень даже прислушиваются к интересам покупателей. Но и ваш вопрос заслуживает внимания. Потому как многие производители выпускают аппаратуру расщитанную на 10 или 20 лет и все, выбрасывай. И таким образом мы свалку бытовых отходов только пополняет. Это западный стиль управления. Тут стоит посчитать что выгодней, новое и более современное покупать или старое ремонтировать. У меня тоже плита 96 года работала без проблем. Я сам ее полностью разобрал, кроме конечно кранов подачи газа на горелки, все промыл, прочистил, покрасил изнутри специальной жаростойкой краской и она до сих пор работает как новая. Но кто в горгазе их так будет ремонтировать и обслуживать. Они текущее обслуживание делают спустя рукава. Я уже больше пол года как переписку веду и с Мигилевоблгаз, и с "Белтопгаз", и с Министерством энергетики, а необходимого положительного результата пока не видно. Правда в последнее письмо из Министерства обнадежило. Так, что если есть проблемы напишите на завод, они все оперативно отрегулируют. Вот и все. Это хороший завод.    
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?