Между оперой и драмой

30 апреля на сцену Большого театра возвращается опера "Сельская честь" Пьетро Масканьи

На сцену Большого театра возвращается «Сельская честь» — провинциальная сицилийская драма о любви, измене, мести и ритуальном укусе за ухо. Минским операманам со стажем эта заигранная и запетая донельзя музыкальная вещица Пьетро Масканьи знакома еще с конца 70–х. Тогда на белорусской сцене в роли Сантуццы блистала сама Елена Образцова! К слову, именно в Минске великая артистка спела эту партию впервые — до этого были лишь концертные исполнения. Второй шанс взойти на наши подмостки «Сельская честь» получила лишь спустя 17 лет, а чуть позже, в 2007–м, публике представили третью редакцию. В очередной раз распутать традиционного толка любовный четырехугольник под занавес нынешнего сезона взялся главный режиссер театра Михаил Панджавидзе. Отправиться на Сицилию, где обидчиков не прощают, а за слова отвечают, он зовет всех зрителей 30 апреля. Корреспонденты «СБ» одними из первых внимательно рассмотрели историю, в которой смешались кровь и вино.

За дирижерский пульт этим воскресным вечером станет маэстро Виктор Плоскина

С веризмом — направлением в оперной эстетике, провозглашающим своим кредо правду и только правду, без всяких условностей, — Михаил Панджавидзе сдружился еще со времен «Паяцев». Сюжет «Сельской чести», с которой «Паяцы» близки и по тематике, и по музыкальному решению (кстати, во многих мировых театрах эти две короткие оперы часто играются вместе, в один вечер), так же как и ее предшественник, тянет не просто на драму — на стопроцентную трагедию по–итальянски. При этом режиссер Панджавидзе никому из своих героев не симпатизирует, предпочитая рассказывать историю с позиции стороннего наблюдателя:

— Никакой романтики и героизации. Это жесткая, достаточно страшная история о насквозь коррумпированном обществе, в котором царят жуткие нравы. Наш спектакль — это размышление о власти толпы и общественного мнения, редко учитывающего истину, сформированного не столько даже на потребу обществу и стремящегося утвердить выгоду большинства, но на потребу определенной кучки людей.

В роли Сантуццы — Оксана Якушевич

А вот Сергей Франковский, в очередной раз за карьеру примеривший роль Туридду, своего героя в отличие от режиссера пытается оправдать:

— Я всегда ищу в герое что–то положительное, даже если он законченный подлец и мерзавец, как, например, Пинкертон из «Мадам Баттерфляй». Верю, что у каждого человека есть что–то здесь, в области сердца, что должно проснуться, какая–то частица доброты и сострадания. За свое «геройство» мой Туридду, в конце концов, будет наказан — не только мафией, но и богом.

В новой версии «Сельской чести» акцент, уверяет артист, сделан на актерское мастерство — эти роли, по задумке режиссера, должны быть не столько спеты, сколько прожиты:

— В предыдущей постановке, в которой я также имел честь играть, больше внимания уделялось музыкальной части. Все–таки эта опера — одна из самых «хоровых» в истории музыки. Однако сейчас Михаил Панджавидзе обратил внимание на сценическую жизнь — актерскую игру, детали, мелочи, которые ранее упускались из виду в угоду музыке и вокалу.



Работать в XIX столетии режиссер отказался, а потому события сицилийской криминальной драмы перенесли на век позже. Под руководством художника–постановщика Александра Костюченко на главной сцене Большого уже построили итальянскую деревню 20–х годов минувшего столетия. Пришлось, правда, понервничать: за месяц до премьеры сценическое оформление отправили на переработку. Не хватило, говорят в театре, света и цвета.

Елена Образцова с дирижером Ярославом Вощаком. 1979 г. 

— События оперы разворачиваются на Пасху, в пределах одного дня — терпеливо объясняет Александр Костюченко. — А потому будет много света, благо возможности нашей сцены позволяют передать красоту и чистоту праздничного утра. И одновременно стоит задача с помощью средств сценографии подчеркнуть всю степень трагизма взаимоотношений героев и событий.

«Моим дорогим коллегам, чудесным друзьям в день премьеры моей в «Сельской чести» 
в вашем изумительном театре. Спасибо. Елена Образцова» — эта открытка до сих пор хранится в архиве белорусского Большого театра

А вот от костюмной аутентики отказаться не рискнули. Несколько десятков нарядов из предыдущих постановок отреставрировали и дополнили новыми элементами. Правда, главным героям — Туридду, Лоле, Лючии — щеголять в костюмах «от кутюр» прошлых сезонов не придется, специально для них вещички отшили заново. Кто из артистов примерит обновки в день премьерного показа, уже ни для кого не секрет. Вопреки театральной традиции режиссер Михаил Панджавидзе заранее огласил все списки. Итак, воскресным вечером партию Сантуццы споет Нина Шарубина, Туридду сыграет Сергей Франковский, а в роли Альфио на сцену выйдет Владимир Петров. Все трое — народные артисты.

С артистами и коллегами по сцене. 1979 г. 

Поклоняясь Терпсихоре


Сегодня все поклонники хореографического искусства вместе с любимыми артистами отмечают профессиональный праздник — Международный день танца. Служители Терпсихоры по всему миру этим субботним вечером обязательно поднимут бокалы в честь отца современного балета, французского балетмейстера Жана Жоржа Новерра — это его день рождения по решению ЮНЕСКО в 1982 году стал точкой праздничного отсчета. К нашим поздравлениям присоединяются артистки Большого театра оперы и балета Беларуси.

Яна Штангей:

— В День танца желаю артистам никогда не уставать от своей работы, искать новые краски даже в том, что исполняешь 20 лет, старую сказку рассказывать на новый лад. Зрители моментально это почувствуют — и обязательно откликнутся.

Людмила Хитрова:

— Хочется пожелать нашим зрителям, чтобы у них танцевала душа. Спектакли в театре самые разные — сказочные, печальные, трагические. Но важно, чтобы после каждой постановки в душе рождалось что–то светлое, доброе и солнечное.

Александра Чижик:

— А я желаю всем артистам здоровья, потому что, если будет оно, будет все: и танец, и успех, и довольный зритель. А зрителям желаю просто приходить в театр — за удовольствием и вдохновением.

КСТАТИ

Музыка из «Сельской чести» — одна из самых «киногеничных». В культовой ленте «Крестный отец–3» Фрэнсиса Форда Копполы один из героев, Энтони Корлеоне, поет партию именно в этой опере. «Сельская честь» не оставила равнодушным и Мартина Скорсезе: интермеццо из произведения Масканьи можно услышать в его «Бешеном быке». Еще дальше пошел Франко Дзеффирелли: экранизировал саму оперу, пригласив на роль Сантуццы Елену Образцову. «В моей жизни, — вспоминал режиссер чуть позже, — были три потрясения: Анна Маньяни, Мария Каллас и Елена Образцова, которая в дни съемок фильма сотворила чудо».

ЛЮБОПЫТНО

В архиве белорусского Большого театра сохранилась благодарственная открытка от Елены Образцовой (на фото вверху). Теплые воспоминания о работе в «Сельской чести» на сцене нашего театра прима московского Большого пронесла через всю жизнь.

leonovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости