Источник: Знамя юности
Знамя юности

Между небом и землей

Под Минском прошли первые официальные гонки дронов

В Дубае – летали, в Париже – летали, а сейчас свершилось и у нас: на минувших выходных под Минском на фестивале #ПРОНЕБО состоялись первые официальные гонки квадрокоптеров. Что общего у дрон-рейсинга и «Формулы-1», зачем пилоты прислоняются к дереву и почему возят в рюкзаке паяльник? На аэродроме Боровая пообщались с организатором гонок Юрием Михолапом и победителем Кубка по дрон-рейсингу Ильей Сытько. 


– Ребята, дрон-рейсинг – что-то новенькое, можете за минуту объяснить инопланетянину, что это такое?

Юрий:


– Для меня дрон-рейсинг – возможность почувствовать себя в небе, физически оставаясь на земле. Этот вид спорта зародился пару лет назад среди любителей радиоуправляемых моделей. В дрон-рейсинге используются видеоочки, с помощью которых пилот словно переносится в кабину дрона. Сами же гонки представляют собой соревнования на специальных трассах, оборудованных флагами, воротами и многоуровневыми препятствиями. Иногда устраиваются в необычных местах – на Елисейских полях в Париже, в подземных пещерах, на заброшенных заводах, где дроны летают прямо в зданиях, по коридорам и туннелям. Международная авиационная федерация в этом году официально признала дрон-рейсинг видом авиаспорта, в следующем году планируется провести чемпионат мира. 

– Много ли у нас любителей полетать, не отрываясь от земли?

Юрий: 

– В нынешней первой официальной гонке участвовали более двух десятков пилотов из разных городов – Гомеля, Барановичей, Дзержинска, Минска. А вообще поклонников дрон-рейсинга, конечно, с каждым днем становится больше. 

– Вы как этим увлеклись? 

Юрий: 

– Шесть лет назад у меня родился сын, и я решил, что пора покупать первую радиоуправляемую машинку. Увлекся и попробовал лодки, самолеты, вертолеты, большие квадрокоптеры. Дошел до гоночных с FPV-управлением и на этом остановился.

Илья:


– Моя история похожа. Два года назад выбирал подарок для племянника и случайно наткнулся на ролик в соцсетях. Решил собрать свой дрон. Я – инженер-программист, но эти знания здесь не особо нужны, главное – уметь спаять детали. 

– Диванные комментаторы спросят – в чем же, собственно, здесь спорт?

Юрий: 

– Когда рулишь в видеоочках, будто находишься в кабине пилота, по­этому все происходящее ощущаешь на своем вестибулярном аппарате. В повороты входишь на огромных скоростях, одновременно следишь за трассой, другими участниками, чтобы не допустить столкновений. Первое время многие пилоты шатаются, управляют дроном, опираясь на дерево или только сидя, потому что от виражей подкашиваются ноги. От рейсера требуются развитая моторика рук, молниеносная реакция. На старте гоночный дрон дает фору лучшим спорткарам, за секунду развивая скорость до 60 км/ч. Поэтому этот вид спорта нередко сравнивают с «Формулой-1», только дрон-рейсеры соревнуются в трехмерном измерении. Один контакт с препятствием или другим коптером – и можно сойти с дистанции. Спорт заключается еще и в том, что каждый пилот сам собирает дрон. Сам выбирает или изготавливает  раму, подбирает комплектующие, борется за каждый грамм веса и совершенствует настройки.

– Что нужно, чтобы победить в гонках? 

Илья: 

– Стабильность, собранность, правильная тактика, послушные руки, чтобы управлять стиками (джойстиками на пульте) с помощью микродвижений. Важно преодолеть внутренний тремор. Побеждает самый подготовленный пилот – необязательно быстрее всех летать, иногда важнее – сделать хороший дрон и меньше других падать. 

– За рубежом хорошие призовые. За что боретесь вы?

Юрий:

– Пока еще мы не безнадежно отстали по уровню от пилотов из других стран, но все упирается в наши ограниченные возможности. Поиск укромных площадок для полетов, препятствия, флаги, судейские системы, системы засечки времени и даже медали, которые мы разыгрываем между собой – все делается руками энтузиастов. Одному из членов нашей команды DroneBand даже пришлось освоить шитье на швейной машинке. Пока самая большая проблема для нас не в том, что нет призов, а в том, что негде тренироваться. У нас нет площадки, где можно было бы организовать стационарные препятствия с возможностью тренироваться и летом и зимой. Мы всегда выезжаем за город, в безлюдные места, чтобы никому не мешать, где у нас уходит минимум два часа на установку и разборку препятствий для полноценной трассы.


– Во сколько обходится увлечение?

Илья:

– Если раньше подобным не занимался, нужно потратить значительную сумму на очки (около 600 рублей) или шлем (200 рублей) и пульт (от 100 у.е.). Но эти вещи редко выходят из строя. Собрать хороший дрон стоит от 150 до 300 у.е., у пилота чаще всего их несколько. Около 100 долларов в месяц уходит на запчасти. Плюс зарядка 20 долларов и побольше батареек. Лицензия для участия в международных соревнованиях стоит около 10 у.е. в год, членские взносы в Белорусскую федерацию авиационного спорта – около 10 руб­лей в год. Новичкам стоит советоваться с дрон-рейсерами на форумах, приходить на тренировки. Потому что многие начинают неправильно – читают старые статьи или импульсивно покупают то, что лучше выглядит. В общем – тратят время и деньги, а потом разочаровываются в хобби.

Юрий: 

– Любое хобби требует затрат. У каждого рейсера есть закуток в квартире, где развернута мастерская с множеством полок, чемоданчиков, ящичков, коробочек с деталями и запчастями, инструментами. Новичку же достаточно купить пульт управления и полетать виртуально на симуляторе, потренировать вестибулярный аппарат. Симулятор скачивается за 5 у.е. и прилично экономит средства. Потому что, когда начнете летать на дронах, столкнетесь с тем, что они ломаются и требуют финансовых вложений. 

– Вы уже много дронов разбили?


Илья:

– Три восстановлению не подлежат. Но чаще всего их можно починить, перепаять, поменять детали. Даже во время гонки возможно все исправить, поэтому вожу с собой на соревнования несколько дронов – один летучий и пару доноров. И между вылетами сижу с паяльником в руке. 

– Что еще обязательно лежит в рюкзаке пилота?

Илья: 

– Отвертки, гаечные ключи, запчасти, камеры, линзы, пропеллеры и прочие расходники, которые быстро бьются или ломаются. Подзарядка и очень много батареек – в очки, пульт, дрон. Комплекта хватает максимум на три минуты. 

– И все же от чего получаете большее удовольствие – от сборки дрона или полета?

Илья: 

– От ощущения полета и соревновательного азарта. Правда, мы соперники только на гонке. А когда тренируемся – друзья-пилоты. 

Юрий: 

– У меня 50х50. Иногда процесс сборки доставляет даже больший кайф: можно сделать красивый дрон, но потом не найти время, чтобы на нем полетать. 

Фото  Александра КУШНЕРА



Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости