Беларусь Сегодня

Минск
+14 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

К 80-летию классика: поэт Владимир Скоринкин первым перевел «Божественную комедию» на белорусский язык

Меж двумя небесами

Белая Русь ты мая, Белая Русь ты мая!
Белыя гонi бульбы,
Белыя косы дзяўчат,
Воблакаў белых над Бугам 
Вечны парад.

Читая эти строки, вы не можете не вспомнить знаменитую песню Владимира Мулявина. А слова ее принадлежат известному белорусскому поэту Владимиру Скоринкину, которому 7 июня исполняется 80 лет. Стихотворением «Беларусi» открывалась его первая книга — «Буслы над аэрадромам». И для Владимира Мулявина эта песня во многом стала началом большой творческой дороги. 

фото виталия гиля.

К слову, Владимиру Скоринкину пришлось в свое время выбирать между физикой и лирикой...

Впрочем, вначале — о жизни...

«Калi пачалася вайна, мне было толькi два гады, але я помню, як ад самалёта ў сонечны летнi дзень нешта адарвалася i паляцела ўнiз. Гэтае нешта аказалася першай бомбай, скiнутай фашыстамi на Гарадок. Потым пры нямецкiх бамбёжках мой брат Пётр, якому тады было сямнаццаць гадоў, насiў мяне на плячах у лес за Вiцебскую шашу цi ў тунэль пад дарогай, па якой нас напрыканцы сорак трэцяга года немцы вялi на чыгуначную станцыю, каб вывезцi ў Германiю. Вялi, як раней нашу карову на бойню. А ўздоўж дарогi на слупах матлялiся вiсельнiкi...»

Будущий поэт вместе с мамой был вывезен фашистами в концлагерь в польском городе Быдгощ. Отец погиб, совсем немного не дожив до Победы, в апреле 1945-го, за 60 км от Берлина. 

Ляжыць i дагэтуль мой бацька на схiле 
Ў краiне далёкай у брацкай магiле.

Затем было освобождение и возвращение на родину, послевоенное детство. Школа, в которую Владимир пошел в 1946 году, ютилась в частном доме. Случалось, что за зиму ученики меняли три хаты. А в 1955-м была первая публикация в газете «Пiянер Беларусi» — стихо­творение «Першы яблык». Но после школы, которую он окончил с золотой медалью, Владимир Скоринкин решил покорять не только поэтическое, но и реальное небо и поступил в Рижский институт гражданской авиации. Работал в минском аэропорту, в Белорусском управлении гражданской авиации. 

1980-е годы. Пионерский лагерь. Встреча с юными читателями.

Те годы Владимир Скоринкин, однако, отнюдь не считает вычеркнутыми из жизни: «Тэхнiчная прафесiя мне як паэту, думаю, дала многае. Перш за ўсё, як казаў Рыгор Барадулiн, сваю крылатую тэму. У авiяцыi — усе рамантыкi: i юныя, i прыкрашаныя сiвiзной. Ды я i сам невыпраўны рамантык: магу гадзiнамi любавацца зорным небам, ся­дзець ля вогнiшча, хадзiць на лыжах па зiмовым лесе... Напэўна, авiяцыя i сфарміравала мяне як паэта». 

В поэзии Владимира Скоринкина действительно много летной темы.

Я прымiрыць павiнен iх цяпер! 
Пачаць гатовы кожную гадзiну 
Ў душы маёй паэт i iнжынер 
Памiж сабой смяротны паядынак.

Но небо поэтическое победило — перетянуло, переманило к себе. Владимир Скоринкин идет на работу в Союз писателей и целиком посвящает себя литературной деятельности. Сборник за сборником, венок сонетов, поэмы... И еще одна ипостась талантливого человека: литературный переводчик. 

Владимир Скоринкин — переводчик уникальный. Одно перечисление того, что он взялся пересказать на белорусском языке, вызывает профессиональный трепет у филологов: стихи Михаила Рубцова и Петрарки, «Горе от ума» Грибоедова, поэмы Байрона, наконец, «Божественная комедия» Данте. Причем, когда брался за перевод Рубцова — а в сборник «Рускi агеньчык» вошло около сотни стихов, — этот автор еще не был широко признан, более того — его еще воспринимали как маргинала, идеологически неправильного. А сколько было сомневающихся, когда узнавали, что Скоринкин замахнулся на перевод величайших произведений человеческой цивилизации: Данте, Петарка, Байрон!

Скептикам, которые сомневались — зачем такой труд, белорусы могут прочитать и русскоязычный перевод — Владимир Максимович отве­чал: «Калi мы хочам быць культурнай нацыяй, нашы пiсьменнiкi павiнны перастварыць на роднай мове сусветна вядомыя творы, каб паказаць, што i па-беларуску можна выказваць самыя складаныя пачуццi i думкi, выказваць вытанчана, высокiм стылем i тым самым выклiкаць павагу да сябе».

Переводческий труд был оценен Национальной премией Италии, премией Международного товарищества «Данте». За перевод «Божественной комедии» Владимир Скоринкин получил Государственную премию Беларуси. 

Кстати, и семья у Владимира Максимовича творческая. С женой, Валентиной Луцевич, троюродной племянницей Янки Купалы, он вместе учился с первого по седьмой класс в Городокской школе № 2. Сын, Андрей Скоринкин, — известный поэт.

Мы поздравляем Владимира Максимовича с юбилеем, желаем творческого долголетия и крепкого здоровья, а вниманию читателей — стихотворение юбиляра.

Уладзiмiр СКАРЫНКIН

* * *

З уласнай памяццю я на нажах.
Мне страшна быць з ёю сам-насам,
Распятае неба на чорных крыжах
Дагэтуль мне мроiцца часам.
Я помню, як з ганка штурхнулi, затым
На поезд пагналi ў калоне.
Схуднелы малеча — жыў Духам Святым
Я доўга ў нямецкiм палоне.
Кiслiца густая каля ручая,
А ў плоце калючым — нi дзiркi.
Употай хрысцiлася мацi мая,
Дзялiла паёк на прасвiркi.
Цi ўбачыць сынок пераможны салют?
Надзея на лёс i на Бога.
Дзень светлы настаў — уваскрэшаны люд
Хрыстосаваўся: «Перамога!»
Смяяўся i плакаў Вялiкдзень, якi
Павек не забудзецца мною.
Я хрышчаны з вамi, мае землякi,
Вайною i доляй адною.

cultura@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.67
Загрузка...
Новости и статьи