Место встречи изменить нельзя

Почему страны Восточноевропейского партнерства плохо вписываются в европейскую торговую политику

Экспортерам не позавидуешь. Вроде бы политические разногласия между Россией и Западом и взаимный обмен санкциями третьих стран должны касаться постольку-поскольку. В некоторых случаях даже открывать новые окна возможностей. Однако разлад между геополитическими центрами вносит приличную неопределенность в международную торговлю. В последние годы Восточно-Европейский регион, в котором находятся традиционные рынки сбыта для стран СНГ, переживает противоречивый этап своего развития. С одной стороны, наблюдается расширение сотрудничества, в частности между странами—участницами программы «Восточное партнерство», с другой — многие из них заканчивают бескомпромиссный дрейф в сторону одного из экономических полюсов. Для государств-экспортеров это четкое послание: выиграть из них могут лишь те, кому удастся удержаться между двумя противоречивыми течениями.


Прямолинейность в  угоду гибкости

Директор белорусского института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич проанализировал метаморфозы на востоке Европы за последнее десятилетие. И выяснил две интересные закономерности. Во-первых, расширилось само понятие Восточно-Европейского региона. К нему, в частности, стали относить и государства Закавказья. Произошло это в силу ряда программ, инициатив и других мероприятий Запада на постсоветском пространстве. В начале века внешнеторговый баланс государств Восточно-Европейского региона свидетельствовал: они пытаются маневрировать между Россией и ЕС. Их влияние на экономику малых стран было сопоставимо. Исключением являлась, пожалуй, только Грузия. Но ее позиция была обусловлена не столько экономической целесообразностью, сколько политической позицией истеблишмента.

Андрей КАЗАКЕВИЧ
Но за десять лет каждой стране по разным причинам пришлось сделать свой выбор. Азербайджан, Молдова, Украина проголосовали за ЕС. Европейское влияние на их экономику за десятилетие кратно усилилось, а российское, наоборот, снизилось. Во многом поворот на Запад был предопределен замороженными военными конфликтами. Они тоже возникали не без экономической подоплеки. 

Балансируют между двумя центрами фактически только Беларусь и Армения. Правда, в последней российское влияние чувствуется все больше. Хотя ЕС и предпринимал усилия, чтобы вовлечь Ереван в сферу своих интересов, но географическое положение страны и особенности экономики предопределили ее выбор в сторону северного соседа. 

К сожалению, разворот на другой галс не самым лучшим образом сказался на финансовом положении государств. Потери на российском рынке так и не удалось компенсировать за счет западного пространства. Правда, в эти годы расширилось и углубилось сотрудничество между восточноевропейскими странами. Фактор положительный и перспективный, но пока он не смог стать прорывным для динамичного развития. Конечно, многие питали надежды на щедрую руку иностранной помощи. Но ожидания значительно разошлись с действительностью: ЕС был готов давать деньги только в обмен на реформы. А с ними вообще получилась достаточно интересная история.


Покупаем реформы, недорого

Во время конференции в Минске, посвященной «Восточному партнерству», Вольфганг Зендер, программный директор по Беларуси Фонда имени Конрада Аденауэра, почти навязчиво повторял: ЕС ни на каких трансформациях своих восточных партнеров не настаивает. Более того, готовы выслушивать предложения, обсуждать, поддерживать реформы, разработанные правительствами других стран… Выстилал прямо пуховыми перинами: в такую постель просто бросайся и нежься. Но несколько раз господин Зендер случайно проговорился, вольно или невольно давая понять, что под теплым одеялом прячутся и колючки. «Восточное партнерство» — это не базар. Здесь не торгуются. Все заранее оговаривается», — отрубил он. Словом, какой бы ни была добродушной и приветливой улыбка Запада, дарована она будет с известной долей снисхождения и свысока. 

При этом результативность реформ по европейскому образцу вызывает определенные сомнения. Старший научный сотрудник американской корпорации RAND Самуэль Чарап полагает, что немалая доля европейской поддержки пошла не по назначению. Нет, какие-то изменения происходили. Но их так проворачивали, что экономическая выгода от них концентрировалась в руках узкого круга лиц. А они, получив свою маржу, быстро сворачивали реформаторский порыв. Происходило круговое движение: вроде бы и усилия какие-то предпринимаются, а социально-экономические дисбалансы не исчезают. А демократия и партийные дискуссии превращаются в демагогию, направленную на борьбу за импортные ресурсы. Такая порочная зацикленность, по мнению Самуэля Чарапа, сложилась в Украине: Запад формулировал для этой страны десяток разнообразных программ помощи, но потом их приостанавливал. 

Впрочем, многие эксперты сейчас сходятся во мнении: ЕС на рынке реформ постиг маркетинговый провал. Ибо они предлагают товар без учета особенностей, так сказать, потребителей. В итоге идеи пытаются внедрять, но другие государства не хотят или, в силу различных объективных и субъективных обстоятельств, не могут переварить. В итоге универсальные механизмы построения гражданского общества и достижения экономического процветания терпят крах. А иногда приводят и к обратным результатам.

Совместить несовместимое 

В целом в Восточно-Европейском регионе сложилась очень интересная и эпохальная диспозиция. Активная фаза усиления влияния традиционных мировых игроков подходит к концу. В США несколько поутих интерес к этим странам. Многие ждали манны небесной от ЕС, но их инициативы показали весьма невысокую эффективность. России тоже не удалось добиться принципиального процветания соседей. В возможностях сильных наступило некоторое разочарование, выливающееся в том числе и в усиление внутренней кооперации. И у нашей страны, судя по всему, есть все шансы превратиться в ключевое региональное связующее звено. Все-таки нам удалось связать несвязуемое, участвуя в двух параллельных экономических интеграционных процессах: сотрудничать с Европой, которая продолжает оставаться нашим ключевым партнером, и входить в ЕАЭС, который занимает не менее значимую позицию. А вся мировая история — и Швейцария тому пример — показывает: какие бы противоречия ни раздирали мир, государствам даже с самыми полярными позициями необходимы площадки для сотрудничества. В том числе экономического. 

volchkovvv@mail.ru       

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Петр,пенсионер
Восточноевропейское партнерство - это на 90% только политика и никакого партнерства в экономике.
Иван г.Кричев
Все это "партнерство" не предусматривает никакого партнерства ни в торговле ни в каких-то других областях.
Это самая обыкновенная вербовка правительств стран в прислужники США и никакой пользы для экономик стран не несет.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости