Место в рамках

Нужны ли белорусскому гандболу ограничения?

Лимит на легионеров и изменения в регламенте, требующие присутствия игрока-левши ростом не менее 190 сантиметров на позиции полусреднего в первые 15 минут матчей чемпионата страны, в белорусском гандболе стали уже сродни спорам о погоде. Вспоминают о них при любом удобном случае. Решающие матчи национальных чемпионата и Кубка к таковым оказиям, безусловно, относятся. Тем более чемпион из Бреста едва не оступился в принципиальном споре за титул с амбициозными претендентами из СКА. Обошлось, но близость претендентов многие поспешили объяснить искусственными накрутками в регламенте. Формально они, действительно, не в пользу Бреста. Легионеров у СКА нет вовсе. С левшой тоже все пока в порядке. Но настолько ли плохи нынешние ограничения, чтобы заведомо списывать на них все неудачи? Разобраться мы попробовали вместе с профессионалами.

Изменения в регламенте требуют присутствия игрока-левши ростом не менее 190 сантиметров на позиции полусреднего в первые 15 минут матчей чемпионата страны.

Сергей Новиков, известный журналист и комментатор:

— Считаю нынешние ограничения чрезмерно жесткими. По крайней мере, в белорусских реалиях. Например, глобальной проблемы легионерского засилья в нашем гандболе не существует в принципе. Рабочие места у белорусов, тем более самых талантливых, никто не отбирает. Я бы, наоборот, подумал об условиях, которые сделали бы привлекательным для иностранцев наш чемпионат в целом. Пополнение его классными игроками, независимо от их гражданства, — это повышение конкуренции в игре, качества и отдачи в тренировочной работе. Есть вопросы и по «правилу левши». Мне отчетливо ясна логика главного тренера сборной Юрия Шевцова, инициировавшего эту принудительную регламентную меру. Он убежден, что она обязательно принесет позитивный эффект, пусть даже отложенный. Но пока реальным следствием «правила левшей» вижу лишь стремление СКА натурализовать украинца Влада Донцова. То есть, по сути, это правило формально обойти. В сборной же Беларуси на позициях правых полусредних пока играют те, кто и без всяких «правил левшей» выходил бы в клубных стартах. Тем временем часть матчей чемпионата страны превращаются в профанацию, ибо некоторые команды предпочитают лучше отыграть полтайма в меньшинстве, нежели выпускать на площадку леворуких неумех.

Сергей Рутенко, многократный победитель Лиги чемпионов и чемпионата Испании, заместитель председателя Белорусской федерации гандбола:

— Прежде чем давать оценку принятым изменениям, нужно вспомнить, как выглядел наш чемпионат до них. А заодно — сколько времени получали белорусские игроки в том же БГК. Этого было явно недостаточно для их прогресса. И, замечу, это обычная мировая практика, когда внутренний чемпионат тем или иным образом способствует решению проблем национальной команды. Всем приходится искать некую золотую середину между сохранением интереса к чемпионату и усилением сборной. В Беларуси после введения «правила левши» откуда-то вдруг во всех клубах (кроме разве что Гродно) стали появляться подходящие под требования регламента игроки. В финальных матчах чемпионата и Кубка белорусские ребята получили неоценимый опыт, который им наверняка пригодится в матчах за сборную. Более того, у нынешних ограничений есть еще один нюанс, на который редко обращают внимание. Будучи игроком, я сам не раз сталкивался с лимитом в других странах. И знаю, что в чемпионатах, где нет ограничения на иностранцев в составе, команды чаще всего заполняются дешевыми игроками невысокого уровня. Если же руководство клуба понимает, что в заявке может быть лишь три легионера, к их выбору подходят обычно гораздо серьезнее. Как следствие — растет уровень турнира и соперничества, что в конечном счете также идет на пользу и клубам, и сборной.

Сергей Приголовкин, комментатор телеканала «Матч-ТВ»:

— Давайте рассуждать по порядку. Начинаем смотреть на ситуацию в ведущих гандбольных странах. Кто сейчас доминирует? Французы. Есть у них лимит на легионеров? Нет! Там выстроена система, которая позволяет ребятам выбиваться из низов в ведущие клубы. Дальше рассмотрим Германию. В последнее время немецкие клубы «посыпались», несмотря на отмену существовавшего ранее лимита. Сборная же, несмотря на проблемы клубного гандбола, в 2016 году выиграла чемпионат Европы. Беларусь, вводя лимит на легионеров, преследовала благие цели — комплектование сборной страны и интерес ко внутреннему чемпионату. В этом году, как никогда, следил за противостоянием Бреста и Минска. Безумно интересно! И именно лимит повлиял на то, что соперники подравнялись в классе. Мне, как стороннему наблюдателю и болельщику, очень понравилось. Но если говорить в целом, то любые искусственные ограничения неестественны. Такие меры и ограничения приносили плоды в Советском Союзе, где было еще и ограничение по времени на атаку. Сейчас это уже должно уйти в прошлое. Мы постоянно ищем игроков ростом более двух метров, а на деле сейчас нужны гандболисты другого плана: со скоростью, игровым мышлением, резкостью. Рост уже не имеет такого влияния, как раньше, соответственно, ограничениями антропометрических данных топового игрока не вырастишь.

Игорь Шестаков, лектор Международной гандбольной академии:

— По лимиту вопрос в том, стоит ли сохранять его в прежнем виде. Могу понять и федерацию, которая старается преследовать интересы сборной, и БГК имени Мешкова, который хочет развиваться и приглашать сильных иностранцев. Нужно найти золотую середину. Мне кажется, она заключается в лимите в пять легионеров на площадке, хоть я и положительно отношусь к самому лимиту как таковому. А вот «правило левши» стоило бы ввести не в главной лиге страны, а в детско-юношеском гандболе. Уверен, тогда все проблемы решились бы и на более высоком уровне.

Андрей Барбашинский, олимпийский чемпион по гандболу:

— Этот вопрос нужно рассматривать в целом, а не концентрироваться лишь на самих лимитах. Важно помнить, что введенные ограничения необходимы во благо сборной, которой очень не хватает сильных леворуких игроков. И, на мой взгляд, принятое решение далеко не худшее из возможных. Ведь у каждого из клубов есть «подшефная» детская школа. Эти школы должны заниматься поиском необходимых клубу игроков и передавать в основной состав. К сожалению, у нас нет гандбольных академий, которые могли бы находить, в том числе и в других странах, перспективных ребят, приглашать к себе и воспитывать смену для сборной. Нынешняя же система в перспективе должна стимулировать детских тренеров к поиску талантов, дать дополнительный шанс для юношей и в итоге потянуть за собой всю цепочку подготовки спортсменов. Конечно, я понимаю недовольство БГК. И то, что в Бресте делают для клуба, просто здорово. Но есть и еще одна важная величина — национальная сборная и страна, которую она представляет. Несколько лет назад БГК к национальному чемпионату подключался только на заключительном этапе, предоставляя здешним командам вариться в собственном котле. О прогрессе не было и речи. В нынешнем сезоне брестчане играют с первого дня, и это дало молодым игрокам из других клубов уникальную возможность расти в матчах с топовыми соперниками. По схожему пути в разные годы шли в Испании, Франции, Германии, а сегодня перед необходимостью регулировать ситуацию в гандболе оказалась Беларусь.

komashko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...
Новости