Месть за месть

ДРАМА с заложниками в Найроби, без преувеличения, потрясла весь мир. Полтора десятка вооруженных людей напали на фешенебельный торговый комплекс в столице Кении, часть покупателей расстреляли, оставшихся взяли в заложники. Погибли почти 70 человек. Эта акция не только шокировала своей жестокостью и циничностью, но и наглядно показала: мир террора меняется, и бороться с ним становится все труднее. Почему? Мнения экспертов на этот счет весьма откровенны.

Чему учит контртеррористическая операция в Кении

ДРАМА с заложниками в Найроби, без преувеличения, потрясла весь мир. Полтора десятка вооруженных людей напали на фешенебельный торговый комплекс в столице Кении, часть покупателей расстреляли, оставшихся взяли в заложники. Погибли почти 70 человек. Эта акция не только шокировала своей жестокостью и циничностью, но и наглядно показала: мир террора меняется, и бороться с ним становится все труднее. Почему? Мнения экспертов на этот счет весьма откровенны.

Щадили только своих

Террористы атаковали «Westgate» 21 сентября. В самом крупном торгово-развлекательном комплексе Найроби, популярном среди богатых кенийцев и иностранцев, в тот субботний день было по обыкновению многолюдно. Боевики действовали стремительно: бросили в здание несколько гранат, потом открыли огонь по охране и посетителям из автоматов.

По словам очевидцев, нападавшие заявили, что готовы отпустить только мусульман. В качестве теста они спрашивали, как зовут мать пророка Мухаммеда или требовали прочитать молитву. Тех, кто не справился с заданием, расстреливали на месте. Не щадили никого: ни стариков, ни детей, ни беременных женщин.

Полиция приехала лишь через полчаса после начала бойни. Впрочем, террористы не собирались никуда уходить. Они заранее побеспокоились об оружии и взрывчатке, устроив склад в арендованном ими магазине. Бандиты взяли в заложники несколько десятков человек и заняли оборону. Контртеррористическая операция продолжалась четыре дня. По официальным данным, погибли 67 человек, в том числе племянник президента Кении с женой. Среди жертв много иностранцев — подданные Великобритании, Франции, Канады, Южной Кореи. Почти две сотни посетителей центра были ранены.

«Аш-Шабаб» – это хаос, смерть, разруха

Ответственность за теракт взяла на себя группировка «Аш-Шабаб», которая возникла в начале 2000-х. Она ведет вооруженную борьбу за власть в Сомали.

«Движение действовало на обширных территориях южного и центрального Сомали. Оно очень сильно досаждало соседним африканским государствам. Там были и захваты туристов, и захваты врачей. За этой организацией ничего, кроме хаоса, смертей, разрухи, не просматривалось», — отметил заведующий центром изучения стран Северной Африки и Африканского Рога Института Африки РАН Александр Ткаченко.

Группировка не является монолитной и состоит из множества самостоятельных отрядов. Ее годовой бюджет специалисты оценивают в 100 миллионов долларов. У себя на родине она сумела добиться значительных военных успехов, хотя правительственным войскам помогали регулярные части эфиопской армии. Два года назад, после похищения бойцами «Аш-Шабаб» двух испанских медиков из организации «Врачи без границ», в конфликт вмешалась Кения. Военные из соседней страны, казалось, внесли перелом в ход гражданской войны. Летом 2012 года они захватили главный оплот группировки — порт Кисмайо.

«Это был очень чувствительный удар. Судя по всему, через Кисмайо шли поставки оружия и немалые финансовые средства, потому что все портовые сборы контролировала организация «Аш-Шабаб». В ответ раздались угрозы», — рассказал Александр Ткаченко.

Тогда же появилось заявление, что «Аш-Шабаб» и «Аль-Каида» объединяют свои усилия. Кении обещали отомстить. И вот теперь боевики перешли от угроз к делу.

Дубровка номер два

Теракт в Найроби специалисты уже сравнили с акциями кавказского бандподполья в России — это нападение на больницу в Буденновске в 1995-м и захват школы в Беслане в 2004-м. Но больше всего аналогий проводят с событиями 2002-го: тогда в Москве террористы захватили театральный центр на Дубровке.

«Когда люди шли на свои исходные позиции — это офицеры спецназа, каждый из них понимал, что у них большая вероятность не вернуться с этого задания», — поделился подполковник ФСБ в отставке, ветеран антитеррористической группы «Альфа» Алексей Филатов.

Есть, конечно, и различия. В Москве, в отличие от Найроби, боевики применили иную тактику: в заложниках удерживали 900 человек, да еще и заминировали здание, максимально усложнив задачу силовикам. Тогда во время штурма был применен ядовитый газ — кроме бандитов, погибли и 130 заложников. Эксперты до сих пор спорят, насколько грамотно была спланирована операция. Но к действиям самих бойцов спецназа при штурме вопросов куда меньше.

Подрывали там стены, делая проломы и проходы. То есть, шли не просто по коридорам, а таким путем, чтобы не дать этим людям успеть привести свои решения в действие, не дать взорвать это центральное устройство… Периметр был по одной команде рассечен буквально в течение нескольких секунд. И у террористов не было возможности войти в зал, в котором все спали», — рассказал Алексей Филатов.

Активная фаза операции на Дубровке продолжалась чуть более 10 минут, в Найроби  растянулась на четверо суток. «Практически это тяжело назвать операцией по освобождению заложников. Наверное, это была операция по убийству террористов», — заключил Алексей Филатов.

Это тем более удивительно, что мировая пресса сообщает об участии в операции израильских специалистов, как минимум в качестве консультантов. Более того, в вопросах безопасности Кения и Израиль сотрудничают не один десяток лет.

На тренировки израильских бойцов в одном из центров подготовки не жалеют ни денег, ни патронов: создают целые комплексы, имитирующие подземные ходы, деревни или городские здания. «Они обучены работать отрядами и готовы войти в любую экстремальную ситуацию и выйти из нее живыми и со всеми заложниками. Израильские спецназовцы должны заканчивать свои операции без потерь. Даже если есть один погибший среди мирных жителей или военных, операция считается провалом», — отметил полковник запаса ВС Израиля, бывший командир антитеррористического отряда Яир Кляйн.

Новейшая экипировка, продвинутая техника, уникальное вооружение — у кенийского спецназа подготовка явно хуже. А одних лишь советов оказалось недостаточно. «Во время операции в Найроби был только один профессиональный человек — это британец, выходец из спецназа SAS. Он один, вооруженный пистолетом, воевал как целый отряд. Его героический поступок спас много жизней, но, с другой стороны, это показывает, насколько непрофессионально вели себя кенийцы», — рассказал Яир Кляйн.

Глобализация террора

Спецподразделения, готовые решать серьезные задачи, по всему миру можно пересчитать по пальцам. Как показал теракт в Найроби, атаки можно ждать когда угодно и где угодно. Процессы глобализации затронули и террористов. Причем речь не идет о простом объединении.

«Если бы это все было единым и имело один-единственный командный центр, такую ставку фюрера, то можно было бы с этим что-то сделать. А как вы уничтожите разрозненную децентрализованную систему, значительная часть которой сегодня на территории ровно тех стран, которые эта система атакует? В Северной Америке, Западной Европе, да и в нашей стране, сколько таких ячеек внутри?» — сделал вывод президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Расширяется не только география группировок — меняется их качество. К фанатикам присоединяются прагматики.

«Террористы — это не несчастные, бедные, дикие люди, которые вынуждены сражаться за свой кусочек хлеба, для того чтобы накормить своих голодных детей. Это люди, сражающиеся за власть и деньги», — напомнил Евгений Сатановский.

Сложнее становится и идентифицировать боевиков. По сообщениям кенийских властей, среди напавших на торговый центр было несколько граждан США. Есть даже версия, что руководила нападением женщина-европейка — ее уже окрестили в прессе «белой вдовой». Англичанка Саманта Льютуэйт вышла замуж за Джермейна Линдси — смертника, который подорвал себя в Лондоне, — и затем решила продолжить дело погибшего супруга. Кстати, среди убитых террористов ее тело пока не обнаружили.

«Есть люди, которые хотят остренького. Скучно жить в благополучной Европе. Просто скучно. Войн нет… А тут ты можешь быть сверхчеловеком. Расстреливать безоружных, взрывать то, что кто-то строил», — объяснил Евгений Сатановский.

* * *

Расследование теракта в Кении продолжается, на днях к нему подключились эксперты из европейских стран. В торговом центре продолжают разбирать завалы. До сих пор пропавшими без вести числятся несколько десятков человек.

О том, что спецслужбы Германии следят за приверженцами сомалийских исламистов, стоящими за терактом в Найроби, уже заявил глава федерального ведомства по охране конституции Ханс-Георг Масен. А вот почему отмалчиваются американские власти, сказать трудно. Ведь родом из Кении отец нынешнего президента США Барака Обамы, здесь же проживают его многочисленные родственники. Не потому ли, что справиться с «Аль-Каидой», а в ее лице с главным представителем мирового терроризма сильнейшее государство мира  просто не в состоянии...

По материалам интернет-источников подготовил Виктор ИВАНОВ

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?