Минск
+2 oC
USD: 2.24
EUR: 2.47

Мертвые открывают глаза живым

Настанет ли время, когда мы наконец поставим памятник всем без вести пропавшим во время войны? Погибали они по-разному.
Настанет ли время, когда мы наконец поставим памятник всем без вести пропавшим во время войны? Погибали они по-разному. Большинство из них числятся безымянными, и боль рвет души только их близких, которых тоже уже мало осталось в живых.

Сразу же после окончания Великой Отечественной войны я занялась поисковой работой. Тогда было много свидетелей, которые охотно рассказали все, что видели своими глазами. Они хорошо помнили, кто где захоронен. Местечки Солы, Гнойница, Вишневец, Одельск и улица Олега Кошевого в Гродно нашей поисковой группой исследованы до каждого метра. В работе принимали участие ребята из школ N 9 и 14, учителя А.Смоленчук, В.Неделько. Мы самостоятельно вели раскопки. Жители рассказывали, какие тяжелые бои велись на этой территории частями 85-й и 56-й стрелковых дивизий. Измученные, разрозненные группы наших бойцов пытались объединиться, с винтовками шли на танки. Почти вся 85-я стрелковая дивизия погибла в районе Вишневец - Солы. Жители неделями закапывали воинов прямо там, где они были убиты. Так стали появляться безымянные захоронения, а не отдельные могилы. Поселок Вишневец построен на костях воинов 85-й стрелковой дивизии. На улице Олега Кошевого в Гродно появилась автостоянка. Я видела, как в траншеях сыпались черепа и кости, словно песок. Перезахоронить останки было просто невозможно...

Непростые судьбы у солдат 41-го года. Приведу несколько примеров. Узбек из Ташкента Гани Юлдашев был секретарем комсомольской организации в укрепрайоне Сопоцкин. Немцы переходили границу группами и в одиночку, похищали часовых, вражеские самолеты летали над нашей территорией. Жители приграничных деревень открыто говорили: "Ребята, завтра будет война, будут большие жертвы. Жаль вас..." В своем последнем письме Гани Юлдашев писал жене Хабибуле, ждавшей ребенка, чтобы она назвала его именем города Гродно, за который, может быть, придется и погибнуть. Так все и случилось. В Ташкенте появилась на свет девочка, которую, вопреки узбекским обычаям, назвали именем Гродно. Дочь Гани Юлдашева выросла и стала заслуженным врачом Узбекистана. Когда я узнала об этом, то связалась с руководством Ташкента. В Ташкенте прошла встреча участников первых боев на Гродненщине. К ней была приурочена свадьба Фархата, сына Гродно и внука Гани Юлдашева. Это событие даже показали по телевидению, о нем писали газеты и на русском, и на узбекском языках. Много лет пыталась я найти могилу Гани. Местные жители рассказывали, что все защитники погибли под глыбами дотов. Их и сейчас невозможно сдвинуть с места. После войны мы находили там шинели, оружие и другие вещи. Немцы были уже в Минске, когда доты еще продолжали стрелять... И остались воины в списках без вести пропавших.

Старшина-сверхсрочник, грузин из Тбилиси Артем Векуа служил в Сопоцкине. Грузинский парень влюбился в местную красавицу польку Софью. Незадолго до начала войны молодые готовились к свадьбе. Как того требует грузинский обычай, Артем поехал к родным в Тбилиси, чтобы получить благословение. Но не получил, рассердился и уехал. Это была его последняя встреча с родными. Они потом очень жалели, что все так произошло. Когда Артем Векуа вернулся в Сопоцкин, туда уже пришли немцы. У него уже не было возможности догнать свою часть, и пограничник остался партизанить в лесах близ Сопоцкина. Иногда Артем навещал жену Софью. У них родилась дочь Евгения, очень похожая на отца. Жители рассказывали о бойцах из группы Артема Векуа. Новости о военных событиях жители также узнавали от Артема и его товарищей. А уже перед приходом наших войск в Сопоцкин Артема ночью вызвали из дома, он сказал Софье, что скоро вернется. Вскоре раздались два выстрела. Артем больше не вернулся...

Много лет я пыталась выяснить что-нибудь о гибели Артема Векуа. С польскими товарищами мы занимались поисками могилы на польской территории. Жена Артема ничего не знала о нем, кроме того, что он из Тбилиси. Когда Артем погиб, ему было около 25 лет. Прошли годы. Дочь Артема Векуа Евгения выросла, вышла замуж. У нее родились пятеро детей, и все очень похожи на дедушку.

А вот еще одна судьба. Русский парень из Подольска Леонид Ирин, курсант 9-го отдельного укрепрайона. Когда началась война, Леонид вместе с другими бойцами оборонялся в дотах. Сначала немцы пустили в доты отравляющие вещества. Оставшихся в живых расстреливали. Случилось так, что четверо наших бойцов уцелели и ночью выползли из дота. Леонид Ирин получил сильные ожоги. Он заполз под куст ракитника и потерял сознание. Его обнаружила 16-летняя девушка Яна со своим младшим братиком. Они принесли ему одеяло, перевязали раны и покормили. Это стало известно немцам, которых удивил обгоревший, но еще живой труп. Они забрали пограничника. Яна убежала в Гродно к дяде. А в деревне пропала вся семья Гедройть и их скот. Никто не знал, что с ними.

Разобрали валежник. Под ним обнаружили свежую землю. Там откопали расстрелянную семью Гедройть: отца с матерью и пятерых детей, меньшему - четыре года. Он задохнулся под землей, укутанный в одеяло, у матери на руках... Об этом мне рассказала Янина Ивановна Гедройть. Я стала наводить справки о пограничнике. Янина знала только его имя. Но однажды на встрече в Сопоцкинской школе женщина узнала спасенного бойца! Леонид Иванович был весь в шрамах, но выжил всем смертям назло!

Украинец из Запорожья, старший лейтенант Феодосий Кириченко, к началу войны был начальником 4-й погранзаставы. Я стала изучать его судьбу. Много рассказали о нем жители окрестных деревень как о настоящем герое. Но звание героя Кириченко так и не получил... Феодосий до войны женился на местной девушке Константине. У них родилась дочка. И вот война. Застава держалась 10 часов, защищались до последнего бойца. Свидетели того подвига - жители окрестных деревень. Жена Ф.Кириченко, Константина, после войны работала учительницей.

Когда мы с мужем приехали в Запорожье, там никто ничего не знал о Феодосии Кириченко. Я рассказала о его героической жизни. В результате на родине героя состоялись две встречи участников первых боев. В первой встрече приняло участие 50 человек, во второй - 30. Еще на первую встречу я привезла мемориальную доску на дом, где родился и жил до войны Феодосий Кириченко. Нельзя забывать о таких героях! Ими нужно гордиться. Что молодежь будет знать о своем героическом прошлом? "Живые закрывают глаза мертвым, а мертвые открывают глаза живым". Когда откроются наши глаза?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...