Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Мерси, Баку!

Что стоит увидеть и попробовать в азербайджанской столице?
Тысячи вкусов национальной кухни, головокружительная архитектура, древние традиции и широкая азербайджанская душа. Гость в Азербайджане — почетный “заложник” восточного гостеприимства. Корреспондент “НГ” прогулялся по блистательной азербайджанской столице. 



Горячая кровь

Самолет снижается, и из-под облаков появляются первые нефтяные платформы на глади Каспия. Танкеры с высоты похожи на стайки черных рыб. От острова Артем к берегу тянется огромный мост. На горизонте видны верхушки блестящих на солнце небоскребов и километры песчано-желтых домиков. Мы заходим на посадку в аэропорту Баку имени Гейдара Алиева.

Старое здание аэровокзала теперь стоит немного в стороне от основного и несколько теряется на его фоне. Новый стеклянный терминал аэропорта имени Гейдара Алиева — звезда сети. Фотографии его необычных, почти космических, интерьеров долгое время кочевали по сайтам, посвященным дизайну. И вживую они вызывают еще больше эмоций, чем на картинках.

Когда-то классическим видом старого Баку считали стены узких улочек из желтого песчаника на фоне пронзительно-голубого неба. Сегодня старый город — Ичеришехер — скромно прячется в тени новой архитектуры азербайджанской столицы. Это похожие на новый аэропорт стеклянные небоскребы, отели и бизнес-центры. Построенный к “Евровидению” Кристалл-холл, знаменитые Пламенные башни и космический Культурный центр имени Гейдара Алиева. Площадь государственного флага и Бульвар — набережная длиной несколько километров со стилизованными под венецианские каналами и действующими нефтяными вышками.

Здесь же, на Бульваре, есть еще одно необычное здание. Это Азербайджанский музей ковров. Построили его, конечно, в форме свернутого ковра. Внутри хранится коллекция из сотен оригинальных экспонатов со всех регионов страны. Возле музея любят фотографироваться туристы.

Автомобиль Джамиля — моего проводника и бакинца в шестом поколении — попадает в пробку. На каждом из трех перекрестков полицейские и дорожные рабочие дают разную информацию. Первые говорят, дорога открыта. Вторые — что ехать нельзя, только что уложили новый асфальт. Водитель из соседней машины выходит и мгновенно начинает перепалку с рабочим. Дело близится к драке, но дорожники вовремя разнимают и успокаивают мужчин.

Буквально через несколько минут оживленный проспект вне пешеходного перехода перебегает женщина с ребенком. На бакинских дорогах это не редкость. Водители реагируют на даму привычным образом. Громко сигналят, а один опускает окно и начинает ссору. Женщина в долгу не остается. Прямо посреди дороги они кричат друг на друга.

Всего через минуту как ни в чем не бывало каждый отправляется в свою сторону. Поток сигналящих машин медленно взбирается на горку в районе драматического театра. На Баку спускается вязкая вечерняя темнота. Над городом вспыхивают огромные языки пламени — это загораются гигантские Пламенные башни. В сумерках Баку кажется еще ярче, чем днем.

18-2 (Копировать).jp
Девичья башня — сердце Старого города. Здесь, по легенде, погибла дочь шаха, которую отец хотел выдать замуж за нелюбимого человека.

Тысяча и один вкус

В Ичеришехер — так по-азербайджански называют старый город Баку — в это время, наоборот, царит сумрак. На полутемных улочках редко встретишь не то что местного жителя, а и туриста. Зато в “Волшебном тандыре” не протолкнуться. Это заведение бакинцы считают лучшим, где можно попробовать национальную кухню.

Сам тандыр — традиционная печь — установлен прямо на входе в ресторан. Хлеб закрепляют прямо на стенках тандыра, очень близко к открытому огню. Чудо, что лепешка тут же не превращается в уголь. Ведь жар от печи проникает даже в зал со столиками.

Свежая зелень, плошки с соусом, большая корзина со свежайшим хлебом из тандыра. Мой проводник шутит, что лучше съесть все, что предложено гостю. При этом желательно хорошо отзываться о блюдах и не стоит сравнивать их с едой других народов. В большинстве блюд используется баранина с ее специфическим привкусом. Например, в дющпара — бульоне с мелкими пельменями. Их лепят из тончайшего теста, а внутрь кладут баранину со специями. Хорошая хозяйка должна уметь готовить их так, чтобы в столовую ложку вмещалось не меньше пятнадцати штук. Из похожего теста готовится и лапша для другого азербайджанского супа под названием “ариште”.

После супа официант приносит хингал. Не подумав, нарушаю правила приличия и опрометчиво замечаю, что по своему названию хингал должен быть похож на грузинские хинкали. Мою версию работник ресторана вежливо отметает: оказывается, блюда даже выглядят по-разному. Хинкали напоминают манты. А хингал — это очень тонкое раскатанное тесто, на которое выкладывается фарш из баранины со специями. 

— Обязательно добавьте гатыг c чесноком, это такая наша простокваша. Сразу будет другой вкус, и съедите с большим удовольствием. Закусывайте травами: еда у нас тяжелая, а они помогают пищеварению, — добавляет официант. Затем на стол выносят кутабы — пирожки с мясом и творогом, кябаб, долму, шашлык и, конечно, плов. 

Торопиться за едой в Азербайджане не принято. Статус гостя здесь сам по себе исключительный. Если он оказался за столом, то это знак уважения и внимания к человеку. Поэтому ужин в Азербайджане — немного больше чем просто прием пищи. За сменой блюд, сладостей и очередной армудой чая время пролетает незаметно. Догорают угли в тандыре. Постепенно развеивается пряный аромат приправ. Музыка затихает и растворяется в темноте бакинской ночи.


Над проектом Культурного центра имени Гейдара Алиева работала всемирно известный архитектор Заха Хадид.

Вечный огонь жизни

В небе над Баку почему-то совсем не видно звезд. То ли из-за облаков, то ли из-за обилия подсветки в центре города. На фоне небосвода цвета чернил полыхают лишь три Пламенные башни. Азербайджан с древности называют землей огня, Баку — городом огней. Когда-то огнепоклонники служили здесь своему богу. Отсюда и стилизованные небоскребы, ставшие символом нового, современного Баку. Раньше на это звание претендовала Девичья башня. Та самая, у стен которой убили апостола Варфоломея. Сколько башне лет, точно никто не знает. Кто-то говорит, восемь веков. Кто-то — двенадцать. Башня была частью укреплений, растянувшихся по всей стране. Похожие сооружения строили на расстоянии тридцати километров друг от друга. Когда приближался враг, на верхушке зажигали огонь. Так сигнал о бедствии передавался по всей округе.

По правую руку от террасы Нагорного парка — Аллея шахидов. Тех, кто отдал свою жизнь за страну. Это погибшие во время этнических чисток и войн неизвестные солдаты. Проезжая или проходя мимо кладбища, азербайджанцы всегда замолкают и выключают музыку в машине. Ночью в стороне Аллеи тихо и безлюдно — основная масса бакинцев любуется видом столицы с высоты.

В воде Каспия отражаются тысячи огней Апшерона. Чернеет пятно Ичеришехер в окружении подсвеченных современных зданий. Под сильным ветром, словно в замедленной съемке, над городом развевается огромное полотнище на Площади государственного флага. Город давно заснул, чтобы утром вновь наполниться жизнью бурной, яркой и многообразной. 


На улочках Ичеришехер всегда можно найти старинные восточные мелочи

Интересные факты о Баку

Название Баку переводится как “удар ветра”. Сильные потоки воздуха усложняют взлет и посадку в бакинских аэропортах.

 В столице Азербайджана живут представители 72 национальностей.

 Примерно 12% фонда Нобелевской премии составляет сумма, которую Альфред Нобель заработал на бакинской нефти.

 Первая электричка, первая опера на мусульманском Востоке, первый цирк в СССР, первый завод кондиционеров — все это появилось именно в Баку.

artem.kirjanov@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...