«Меня взяли с поличным»

Письма на свободу

Я проснулся от ощущения неимоверной тяжести сдавливающего со всех сторон замкнутого пространства. Низко над головой навис, прогибаясь, потемневший от табачного дыма потолок. По периметру, надежно отгородив меня от всего остального мира, застыли бетонные стены. Тяжелая, окованная железом дверь и густые решетки маленького окна углубляли чувство отторжения от переливающейся красками жизни, которой совсем недавно пользовался на полную катушку. Теперь я в тюрьме.


На это, конечно, прежде не рассчитывал. В школьные годы был уверен в своем превосходстве над сверстниками. Я умел лучше других пользоваться шпаргалкой, оправдаться за невыполненное задание. Выходить сухим из воды в любых ситуациях. Был заводилой в дворовых и школьных компаниях. Учиться прилежно и слыть пай–мальчиком — это не про меня. Но главное — я хотел иметь много денег и мало работать.

Родители мои были простыми людьми. Мать работала на заводе, отец вообще шатался неизвестно где. В своей жизни я видел его всего пару раз. В общем, жили мы с матерью на одну ее скудную зарплату, что к концу школы мне изрядно надоело. А тут как раз подвернулась возможность заработать. Муж двоюродной сестры Игорь, возивший из–за рубежа подержанные иномарки, предложил съездить с ним в Польшу. Я был нужен для оформления на мое имя пригнанной машины. Все прошло хорошо, и я получил обещанные 100 баксов. Так понял, что потеть вовсе не обязательно, заработать можно и легким путем.

Игорь познакомил меня с другими перегонщиками авто, а также с теми, кто их ремонтировал и подготавливал к продаже. Сотрудничество с технарями позволило освоить особенности машин, их замков, противоугонных систем. Так я попал в бизнес, трактуемый Уголовным кодексом как угон автотранспортного средства. Угнать ТС и доставить в укромное место — дело недолгое, а заинтересованные люди выкладывали за добытый трофей до нескольких тысяч долларов. Через полгода я снял и обставил квартиру, купил машину. Бары, рестораны, тусовки... Мне тогда не было и двадцати.

Как–то поступил заказ на «Фольксваген», и такая машина попалась мне на глаза. Долго «уговаривать» ее не пришлось, и вскоре элегантная тачка помчалась к новым владельцам. Помню, как потом, околачиваясь неподалеку, я с ироничной ухмылкой наблюдал за работой на месте кражи милиции и растерянными потерпевшими. Я же тогда «заработал» 800 долларов.

Девятнадцатый по счету «прыжок» обернулся конфузом: меня взяли с поличным. К тому же выяснилось, что за мной к тому времени наблюдали давно и знали о моих проделках куда больше, чем мне хотелось бы. Затем были задержание, сжатое стенами камеры пространство. Азарт и бесшабашность прежней жизни вмиг сменились неуютом и скукой жестких нар.

На первом допросе пытался увиливать от ответов, но следователь несколькими вопросами дал понять, что отвертеться не удастся. Но что делать? Кто из моих вчерашних друзей «раскололся»? Есть ли смысл кого–то спасать, говоря полуправду? И как самому не остаться в идиотах? Буду лукавить — получу по максимуму, потому что следователю, похоже, было известно многое. Кого–то сдам — со мной попытаются свести счеты бывшие «коллеги». В общем, решил действовать осторожно. Но оказалось, что, потянув за одну ниточку, распутали весь клубок. В итоге к делу приобщили 39 эпизодов угона машин, установили всю группу от первого до последнего звена... Тяжело было в суде давать показания при своих подельниках, раскрывая роль каждого. Приговор: от 4 до 8 лет колонии в зависимости от выполняемой в группе роли. Режим усиленный, имущество конфисковали, назначив выплату многомиллионного иска (до деноминации).

Я был уверен, что к прошлому не вернусь. По примеру некоторых товарищей по камере написал заявление на имя начальника тюрьмы с просьбой разрешить отбывать наказание в хозотряде. Мне поверили, пошли навстречу. За работой время шло быстрее. И это радовало. Но не давали покоя мысли: с чего начать новую жизнь после освобождения? Не хочу сказать, что я готов пойти в водители или слесари. Но постараюсь решить, как жить безбедно, не вступая в противоречие с законом... Кто–то зарабатывает благодаря спортивным достижениям, коммерцией, кто–то — занимая высокие посты, кто–то делает научные открытия. Возможно, я мог бы пойти в бизнес, но у меня судимость и нет стартового капитала. Бывшего осужденного явно не возьмут на престижную, высокооплачиваемую работу, а без стартового капитала — в компаньоны.

Если бы я задумался об этом раньше, как только стали появляться борода и усы, а не жил сиюминутными удовольствиями... Пока же остается начать с малого: пойти слесарем в авторемонтную мастерскую. Хотелось бы встретить настоящую любовь, заиметь семью, где я был бы не бывшим зэком, а родным человеком.

Борис Ю., осужденный тюрьмы № 1.

Автор фото: Павел ЧУЙКО
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости