Меньше пены в бидоне!

РОССИЙСКИЕ функционеры вновь пытаются обвинить Беларусь в недобросовестной конкуренции на молочном рынке. Претензии были высказаны на пятом съезде Национального союза производителей молока, который прошел в Москве. Выступая на нем, российский вице-премьер Аркадий Дворкович даже заговорил о каких-то ответных мерах. Тему антидемпингового расследования он продолжил буквально на следующий день на селекторном совещании по развитию сельского хозяйства, которое проводил премьер-министр Дмитрий Медведев. Руководитель российского правительства был сдержаннее. «Что касается Беларуси, ситуация должна быть прозрачна и симметрична, потому что у нас с ними практически общий рынок, единое таможенное пространство, но если сюда приходят белорусские производители, то и мы должны иметь возможность туда приходить», — заявил он. Бога ради, в России, ответим ему, никто ведь и не препятствует. Более того, в минских, по крайней мере, магазинах российская «молочка» свободно лежит. Только не очень стремятся их производители на наш рынок. И причина, думаем, лежит на поверхности — они проигрывают конкурентную борьбу по всем позициям. Получается, что недобросовестность наша только в том, что белорусская продукция качественней российской и доступнее по ценам? Похоже, что после калийного скандала Аркадий Дворкович становится рупором наших недоброжелателей. В мировой экономической науке разработаны, а в практике применяются четкие методики определения недобросовестной конкуренции. Поэтому говорить без расчетов, исходных параметров, промежуточных оценок и конкретных цифр — это просто мелкий шантаж. Мы ведь тоже в состоянии заявить: так российский монополист «Союзмолоко», который прибрал к рукам более 70 процентов рынка, пытается защитить свой пошатнувшийся бизнес. И не только заявить, в отличие от оппонентов, но и доказать.

Кто позволяет российскому бизнесмену с американским паспортом, главе «Союзмолока» Андрею Даниленко все время тянуть одеяло на себя

РОССИЙСКИЕ функционеры вновь пытаются обвинить Беларусь в недобросовестной конкуренции на молочном рынке. Претензии были высказаны на пятом съезде Национального союза производителей молока, который прошел в Москве. Выступая на нем, российский вице-премьер Аркадий Дворкович даже заговорил о каких-то ответных мерах. Тему антидемпингового расследования он продолжил буквально на следующий день на селекторном совещании по развитию сельского хозяйства, которое проводил премьер-министр Дмитрий Медведев. Руководитель российского правительства был сдержаннее. «Что касается Беларуси, ситуация должна быть прозрачна и симметрична, потому что у нас с ними практически общий рынок, единое таможенное пространство, но если сюда приходят белорусские производители, то и мы должны иметь возможность туда приходить», — заявил он. Бога ради, в России, ответим ему, никто ведь и не препятствует. Более того, в минских, по крайней мере, магазинах российская «молочка» свободно лежит. Только не очень стремятся их производители на наш рынок. И причина, думаем, лежит на поверхности — они проигрывают конкурентную борьбу по всем позициям. Получается, что недобросовестность наша только в том, что белорусская продукция качественней российской и доступнее по ценам? Похоже, что после калийного скандала Аркадий Дворкович становится рупором наших недоброжелателей. В мировой экономической науке разработаны, а в практике применяются четкие методики определения недобросовестной конкуренции. Поэтому говорить без расчетов, исходных параметров, промежуточных оценок и конкретных цифр — это просто мелкий шантаж. Мы ведь тоже в состоянии заявить: так российский монополист «Союзмолоко», который прибрал к рукам более 70 процентов рынка, пытается защитить свой пошатнувшийся бизнес. И не только заявить, в отличие от оппонентов, но и доказать.

РОССИЯ.

Бизнес за голодных коров не в ответе...

После вступления в ВТО перспективы молочного животноводства у наших основных торговых партнеров не очень радужные. По данным Минсельхоза, Россия обеспечена молочными продуктами только на 76,9 процента.

В 2013 году поставлен печальный «рекорд» — самый низкий валовой надой в этом веке. И пока мало шансов на то, что в 2014 году ситуация в отрасли кардинально поменяется. Задача усложняется тем, что поголовье коров продолжает уменьшаться. Растут издержки аграриев, и крестьяне пускают скотину под нож. Общественное стадо уменьшилось за прошлый год почти на 90 тысяч голов и составляет сейчас 3 миллиона 520 тысяч коров. При этом, естественно, увеличивается производство говядины.

Особенно большое сокращение поголовья произошло в самом крупном субъекте федерации — в Республике Татарстан. За год количество буренок упало здесь на 6 процентов. 8 процентов недосчитали к началу зимы хозяйства Кубани. От 5 до 10 и более процентов сократилось коровье стадо в таких ведущих молочных регионах, как Алтайский край, Московская, Ленинградская, Вологодская, Рязанская, Ростовская, Оренбургская области.

Неважно обстоят дела и с кормовой базой на стойловый период. Хотя урожай зерновых в этом году на 20 миллионов тонн выше прошлогоднего и достиг 90 миллионов тонн.

Противоречивая ситуация в АПК отражается на ценах. Из-за сокращения темпов роста и растущего спроса стоимость молока у переработчиков увеличилась за год почти на 15 процентов, на сливочное масло — на четверть, на сыр — почти на треть. По прогнозам экспертов, «молочка» может еще подорожать на 5—10 процентов.

Экс-глава Роспотребнадзора, а теперь, кстати, помощник премьер-министра России Геннадий Онищенко заявил на съезде, что россияне сегодня живут в условиях молочного голода. По его словам, средний россиянин ежегодно потребляет 247 килограммов молочных продуктов, при том, что «скромная физиологическая норма» в полтора раза больше.

Дефицит способствует росту зарубежных поставок. Почти вдвое в 2013 году увеличился импорт сгущенного молока и сливок, сливочного масла — на 35,1 процента, сыра и творога — на 10,5 процента.

Кризис российской молочной отрасли не замедлил сказаться на растущей доле фальсификата на внутреннем рынке. Падение производства сырого молока, соответственно и сухого, подталкивает производителей к широкому использованию заменителей, в первую очередь пальмового масла. Его импорт вырос почти на 40 процентов.

Молочное производство остается одной из самых трудных для управления отраслей России. Каждый тянет одеяло в свою сторону, в том числе и российский бизнесмен с американским паспортом, председатель правления ассоциации «Союзмолоко» Андрей Даниленко.

Больше половины объемов производства приходится на устаревшие фермы, в которые нет смысла вкладывать деньги, соответственно, они медленно угасают. По-прежнему велика зависимость отрасли, особенно ее инновационной составляющей, от селекционеров зарубежья. Только за последние два года по импорту завезено около ста тысяч голов крупного рогатого скота.

Но вот о плохой генетике КРС, кадровом и технологическом голоде, высокой изношенности мощностей в переработке на съезде Национального союза производителей молока говорилось меньше всего.

В резолюции съезда под каждым пунктом одно и то же: «Мало денег!» Частный бизнес сам строит свою работу и при этом требует, чтобы государство за его провал ему еще и помогало. Неважно то, что почти все хозяйства неэффективны и убыточны, что ничего нового не создается в технологиях, оборудовании, селекции. Да и то, что коров не кормят, в этом тоже виновато государство!

БЕЛАРУСЬ.

Никому не уступать молочные рынки

Естественно, в условиях дефицита молочной продукции в России, увеличился спрос на качественный белорусский продукт, который вполне устраивает потребителей и по цене. Прошлогодний недобор в животноводческой отрасли не помешал нашим отечественным производителям выигрывать в честной конкурентной борьбе.

Еще в середине января во время пресс-конференции первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия республики Леонид Маринич заявил, что Беларусь должна готовить молочную продукцию для новых рынков сбыта, но в то же время усиливать свое присутствие на российском рынке. По его мнению, Беларусь как член Таможенного союза должна иметь преимущество при поставках продукции в Россию.

— Мы сегодня знаем, что дефицит там составляет почти 8—9 миллионов тонн. Не будем поставлять мы — поставят другие, но раз мы члены Таможенного союза, то в одной связке, следовательно, имеем приоритетное право, — подчеркнул Леонид Маринич.

В прошлом году наш экспорт молока и молочной продукции в Россию увеличился более чем на 10 процентов. Беларусь первая в российской импортной корзине по молоку и вторая — по сливочному маслу после Новой Зеландии. Учитывая рост цен на внешнем рынке, в денежном выражении объем вырос почти на треть. И ни о какой недобросовестной конкуренции не может идти и речи. Есть объективный экономический закон — формула спроса и предложения. И он действует независимо от того, нравится это кому-то или нет.

Будем откровенны, на распутье сейчас и молочная отрасль Беларуси. Быстро перевооружаясь технически и осваивая новые продукты, последние годы достаточно успешно развивается перерабатывающая промышленность. Но сегодня очевидно, что существенно отстает развитие сырьевой базы и, что еще важнее, нет стратегического видения перспективы. Низкое качество кормов не позволяет реализовать потенциальные возможности молочного стада. Есть еще ряд хозяйств, где надои остаются на уровне прошлого века, а себестоимость продукции зашкаливает.

Да, принята и реализуется программа развития молочной отрасли, которая предусматривает рост производства молока почти вдвое — до 10 миллионов тонн в год. Но она оставляет много вопросов. Даже если программа будет выполнена, то какой ценой? И куда мы будем девать все это молоко? Даже на самом главном для нас экспортном рынке — российском, а также на все еще привычных и относительно легко доступных казахском и украинском — все далеко не так гладко, как может показаться.

С одной стороны, в этих странах, особенно в Украине, у потребителя полное доверие к нашей «молочке». С другой, вопросы качества и потребительской безопасности решены не до конца, а потенциальная ценность популярного бренда «белорусские молочные продукты» зачастую эксплуатируется вовсе не отечественными производителями, а ловкими дельцами на рынках. Сказывается отсутствие скоординированных действий в экспортной политике, как это делается в ведущих мировых компаниях.

Парадокс еще и в том, что все предприятия и объединения соревнуются за увеличение валютной выручки, стремясь каждый выйти на рынок самостоятельно. Единая маркетинговая стратегия только просматривается. По идее, этим должна заниматься Национальная молочная компания, вокруг которой сломано немало копий, но конкретного результата, к сожалению, пока не видно.

Тем не менее отрасль активно работает и развивается даже под прессом проблем. Неспроста белорусские молочные продукты популярны в Украине, Казахстане, российских регионах, а казеин поставляется даже в страны Евросоюза. Белорусские сыры занимают первые места на престижных конкурсах в Москве и Санкт-Петербурге, во Франции и Италии. Но отрасль остро нуждается в реструктуризации, если мы не хотим потерять нелегко добытые лавры молочной державы. Механизмы отраслевой кооперации, логистика, правовая защита, четкая система управления — все это требует скорейшего решения.

Александр ШЕВКО, «СГ»

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости