Мемы — гримасы масс–культуры

В доинтернетовскую эпоху на переменах в школе перебрасывались фразами из фильмов о приключениях Электроника или мушкетеров...

В классическом рассказе Куприна «Молох» герой выговаривает любимой девушке за шаблонность мышления: «Я знаю, если кто–нибудь упомянет в разговоре про луну, вы сейчас же вставите: «Как эта глупая луна», — и так далее. Если я расскажу, положим, какой–нибудь выходящий из ряда обыкновенных случай, я наперед знаю, что вы заметите: «Свежо предание, а верится с трудом».


О да, во времена Куприна такое цитирование было признаком обывательского ума... А сегодня? Процитируй кто–нибудь в тусовке Пушкина, за «ботаника» примут (если вообще поймут, о чем речь).


В доинтернетовскую эпоху на переменах в школе перебрасывались фразами из фильмов о приключениях Электроника или мушкетеров... В проектных бюро напевали Окуджаву и Высоцкого... Нередко цитата тянула за собой серьезный контекст. Один скажет «Служил Гаврила почтальоном...» — и тот, кто в теме, вспомнит и бессмертное произведение Ильфа и Петрова и, возможно, диссидентские ассоциации с официозной литературой...


Нынче, чтобы получить в компании ответную эмоцию, рядовой подросток должен хрипло протянуть: «Йа–а–азь, рыба моей мечты!», или, например, сказануть: «Я твой дом труба шатал!»


Что за бред, наверняка подумали вы?


В общем–то почти угадали... Вот только этот (и подобный) бред цитируют куда больше, чем Пушкина и Ильфа с Петровым.


Эпоха наша, с переизбытком информации, отличается пэчворк–мышлением. Пэчворк — это когда из разноцветных случайных лоскутьев делают чехлы для подушек и покрывала. То же происходит и с нашими мозгами. Носимся по каналам и сайтам, и разум успевает ухватить при каждой остановке только какой–то фрагментик. А то, что западает в память, причем намертво, не обязательно самое нужное и умное. А чаще всего наоборот. И даже название свое такие «запоминалки–намертво» имеют, а именно — мемы (от memory, память). Научное определение им такое: «Явления спонтанного распространения некоторой информации или фразы (мема), часто бессмысленной». Это могут быть видеоклип, песенка, картинка, фраза, даже слово...


Попробуем устроить беглую экскурсию по интернет–мемам последнего времени. Сразу оговорюсь, что явление это — скоропортящееся. Еще недавно носились с языком «падонкафф», или «олбанским» — когда в сети начали писать, принципиально игнорируя прафила орфографии. И что? Остаточные явления вроде «превед», «аффтар», «йа креведко» остались, а остальное рассосалось. Блоггеры ведь тоже не одиозной славы хотят, а чуть ли не купринской! Чем чаще из Живого журнала издателями выуживаются талантливые авторы вроде Денежкиной, переходящие потом и на производство бумажных книг, тем большее количество сетерайтеров хотят того же. А на языке «падонкафф» Куприным не станешь и даже Денежкиной.


Слова, слова, слова...


В виртуальной среде слова–мемы распространяются, как вирусы. Например, вместо слова «Пока!» или «Привет!» вы видите совершенно непроизносимое «Аьоке». А просто одна участница футбольного сообщества хотела написать «в атаке», в спешке сделала опечатку... И — раз! — «аьоке» мгновенно распространилось по блогам и форумам.


Мем, который лично мне нравится, — «британские ученые». Это пародирование журналистской привычки подтверждать любую нелепицу вводной фразой «по исследованиям ученых». Еще один симпатичный мем — «Донки–Хот». Именно так написал имя героя Сервантеса некий «сетевой Митрофанушка». Попросил вкратце рассказать ему, о чем эта книга, а то самому читать лень. Ну и... прославился. Того же происхождения словцо «корованы», то есть слово «караваны» с двумя ошибками; из письма некоего Кирилла в журнал «Игромания».


Популярным мемом стал Ктулху, персонаж мастера хоррора Говарда Лавкрафта. Причем если у Лавкрафта это — морское чудовище, языческое божество, то в интернете он вполне дружелюбен и дает простор «черному» юмору. «Ты слышишь зов Ктулху, брат?»


Если кто–то помещает материал, за который не хочет сам нести ответственность, он может использовать мем, возникший от реального объявления: «Мопед не мой, я просто разместил объяву».


Любопытного происхождения мем «энциклонги». Как–то на одном сайте копировали содержание Википедии — интернетовской энциклопедии. И автоматически заменили все сочетания «вики» на «энцикло». Ну и получили вместо викингов и броневиков — энциклингов и бронеэнциклов.


Новые песни о неглавном


Самый известный белорусский вариант песни–мема... — «что бы вы думали»? — конечно, Юрий Демидович с «Волшебным кроликом». Именно то, что запись его выступления стала интернетовским мемом, помогло Юре стать участником «Евровидения».


Нередко песенными мемами становятся весьма старые записи. Например, выступление Эдуарда Хиля 1967 года. Ролик взорвал интернет. Хиля прозвали «мистер Трололо», в сети даже начали сбор средств на его мировое турне! Мемом стали песня Адриано Челентано Prisencolinensinainciusol 1970–х годов, которую певец исполняет на вымышленном языке, и чешская песня того же времени «Йожин з бажин». Есть и популярные анимационные исполнители — Сумасшедший Лягушонок и девочка из аниме «Блич».


Недавно прославился видеоролик с условным названием «Пиу, пиу». Пухлый бразильский мальчик исполняет на телешоу песенку о домашних животных в сопровождении артистов, выряженных в дурацкие костюмы. Завершает шествие животных... женщина в вечернем платье. Но самые известные сегодня вирусные видеоролики–песенки — летящий котенок и скачущее четвероногое. За ними развевается радуга, звучит примитивная компьютерная мелодийка. Бред? А десятки миллионов просмотров «этого» — не бред?


Очень много выкладывают видео с котами–пианистами. Несчастных животных иногда одевают в подобия костюмчиков и сами управляют их лапками, иногда дают возможность котярам ходить по клавишам... И собирают такие ролики публики куда больше, чем записи музыкантов–виртуозов. Типичным мемом стала песенка «Ослик, суслик, паукан» из короткометражного мультфильма, снятого девочкой Дашей для детского фестиваля. Бессмысленно–милый мультик с «пауканом», этаким славянским вариантом Бэтмена...


Кина не будет


Видеосюжет — самый верный способ сделать мем. Собственно говоря, на этом вся рекламная индустрия построена. Помните Леню Голубкова? Сегодня он точно попал бы в одну из обзорных интернет–передач. Кстати, комментарии к роликам в них иногда бывают более остроумны, чем сам «продукт». Например, сюжет, когда несколько работяг пытаются убрать с крыши трубу и в результате проваливаются вниз вместе с крышей, комментируется фразой, ставшей мемом: «Я твой дом труба шатал!»


Иногда мемом становится отрывок из кино, например, из комедии с участием Евгения Леонова или фрагмент из фильма «300 спартанцев», в котором царь Леонид кричит This is Sparta! и сбрасывает в колодец персидского посла.


Но, как вы уже поняли, профессионализм исполнителей и художественная ценность никакого отношения к популярности мема не имеют. Это возможность для стеба, а не для катарсиса. Знаете, какой самый популярный артист у завсегдатаев интернета? Никита Джигурда. Очень удобно издеваться над его крашеными хной волосами, нарочитой хрипотцой, доведенным до абсурда самолюбованием... А чего стоит ролик, где жена артиста рожает, а Джигурда для появляющегося на свет младенца прочувствованно поет под гитару песенку. То ли встречает, то ли выманивает... Теперь в сети придумали единицу для измерения идиотизма «джигурда», болезнь «джигурдизм» и так далее...


Но даже это — не предел... У крашеного хной мачо хоть диплом об актерском образовании имеется... А вот вы знаете, кто такой Никита Литвинков? Это простой российский подросток, который рассказывает перед видеокамерой о меню школьной столовой. Миллионы просмотров, Никита — звезда, его приглашают на телепередачи... Есть и отечественный взнос в интернет–мемы: «дама с кандибобером». Показали как–то на белорусском телевидении опрос, в котором случайная прохожая произносит: «Если я ношу кандибобер на голове, это не значит что я женщина или балерина!»


Но самым глобальным мемом стал «Язь»... Или, точнее, «ЙАААААЗЬ!». Мужик держит в руках только что пойманную рыбу и радостно орет. Все! Сюжет приобрел такую известность, что его герой Виктор Гончаренко теперь тоже частый гость на телевидении.


Нередко создатели ток–шоу специально идут на все, чтобы попасть в мемы. Ведущая телепередачи «Жить здорово!» Елена Малышева показала процесс обрезания на вызванной из публики девушке с помощью ее свитера. Несомненно, с технологией возникновения мемов прекрасно знакомы и создатели ролика о вреде пьянства, сделанного по заказу Минздрава России. Жуткая облезлая белка мечется в комнате с белыми стенами, вопит всякий бред и в конце сообщает (обыгрывая рекламу стирального порошка): «Вы бухаете? Тогда я иду к вам!»


Но иногда пользователи интернета с неловкостью обнаруживают, что стеб и прикол не всегда уместны. Так случилось, когда в репортаже одной российской компании на заднем плане был замечен странный мужчина с перепачканным лицом и странными движениями. Его тут же прозвали Чумазик и растиражировали в римейках и фотожабах. А потом оказалось, что это — больной церебральным параличом, который запачкался, потому что упал. Началось глобальное покаяние под девизом «Мы не знали, нам стыдно».


В одном фантастическом рассказе, где в полиции служили люди, умеющие читать мысли, преступник защищал свое сознание с помощью мема — бессмысленной рекламной песенки, которая крутилась в мозгу и блокировала мысли. Вот об этом свойстве поп–культуры советую помнить.


А способ включить мозги прост: почитать хороший роман, послушать классическую музыку и посмотреть фильм режиссеров уровня Бергмана, Феллини, Тарковского.

 

«Есть вопрос»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости