Медаль без срока давности

Еще двоих белорусских легкоатлетов лишили олимпийских медалей

Это уже ни в какие ворота не лезет и ставит под сомнение саму суть существования спорта высоких достижений. К тому же лишает всякого смысла наблюдать за событиями на спортивных аренах. Зачем, если через 5—10 лет нынешние герои запросто могут быть низвергнуты, а распределение медалей превратится в такой калейдоскоп, следить за сменой узоров в котором у болельщиков не будет ни сил, ни желания. Им ведь нужны победы здесь и сейчас. Чтобы порадоваться за своих, чтобы прочесть об их переживаниях и эмоциях. Настоящих, искренних. В 2008 году за белорусов радовались именно так. 


В истории об очередных белорусских жертвах пересмотра результатов допинг-тестов самое печальное не то, что число наград, завоеванных на самой успешной для наших спортсменов Олимпиаде в Пекине, сократилось с 19 до 14. И даже не громкие имена отстраненных спортсменов (в недавний список попала чемпионка Оксана Менькова, а также именитая Наталья Михневич), а то, что чувствуешь себя обманутым. Многие сегодня пытаются оправдать ребят, ставших жертвами политизированного произвола ВАДА. Даже экс-министр спорта Александр Григоров в своих интервью призывает защитить попавшихся спортсменов. Попались они, к слову, не на «серых» БАДах с нечитаемой инструкцией, не на безобидных, по большому счету, диуретиках или спреях от насморка. Например, в списке препаратов, обнаруженных у Меньковой и Михневич, смесь из дегидрохлорметилтестостерона, оксандролона, метандиенона и станозолола. Вопросов этот «коктейль» вызывает множество. Причем не только к самим спортсменам. Они, по всем законам жанра, отрицают, божатся и пребывают в недоумении. Ситуация, при которой кто-либо из пойманных на допинге чистосердечно признался бы, покаялся и попытался помочь сделать спорт немного чище, в нашу систему координат, увы, не вписывается. У нас спортсмены и тренеры обычно оправдываются или уходят в глухую оборону и свято блюдут «режим тишины». Правда, Анастасия Мирончик-Иванова, по слухам, рвется доказывать собственную невиновность, задавая (правда, тоже кулуарно) второй из двух кажущихся нынче наиболее актуальными вопросов: «Почему белорусов не отстранили восемь лет назад?».

В этом недоумении есть свой резон. Ведь никто из ныне дисквалифицированных атлетов не применял суперсовременные, трудно определяемые генетические препараты, а существовавшие в 2008 году методики позволяли с легкостью ловить следы использования тяжелых стероидов. При этом отслеживали наших спорт­сменов пристально, заставляя регулярно сдавать анализы как в ходе тренировок, так и после окончания выступлений. Так почему результаты всплыли только сейчас? Кому это выгодно? Ответов на эти вопросы пока нет.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: РЕЙТЕР
Загрузка...
Новости