Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Босфор вплавь, до Сибири на мопеде — какие личные рекорды ставили белорусы ушедшим летом

Мечты в километрах

В жизни все достижимо… Это не посыл психологических тренингов, которые призваны мотивировать на действия и преодоление преград. Это реальность, которую может выстроить почти каждый.
Фото из архива Татьяны Бобровой

Одна из 2,5 тысячи участников нынешнего Межконтинентального заплыва через Босфор — 32-летняя гомельчанка Татьяна Боброва, специалист управления обеспечения углеводородным сырьем и реализации продукции компании «Белоруснефть». Массовый старт, который ежегодно в конце июля проходит в Стамбуле, относится к разряду самых популярных на открытой воде. На дистанцию 6,5 километра здесь отводится 2 часа. Татьяна, которая впервые делала нечто подобное, сумела преодолеть Босфор за 1 час 13 минут 5 секунд, исполнив свою мечту.

Мечта, к слову, появилась осенью прошлого года, когда Татьяна прочитала в газете о заплыве через Босфор — судоходный канал, соединяющий Черное и Мраморное моря. Говорит, впечатлило все — дистанция, ее сложность, сама возможность преодолеть путь из Азии в Европу. 

— То есть из обычной офисной жизни сразу в открытое море? 

— Не совсем, — смеется Татьяна. — Конечно, я никогда не занималась спортом профессионально, но всегда старалась поддерживать физическую форму. Это фитнес, йога. В прошлом году впервые стала участвовать в полумарафонских дистанциях. Мой первый забег — 4,5 километра. Уже этой весной приняла участие в «Экомарафоне-2019», который проходил в Гомеле при поддержке «Белоруснефти». От нашего предприятия выступала команда, чуть больше 10 человек. Готовились к полумарафонской дистанции в 20 километров.

Ее преодолела вся команда, где выступала Татьяна, несмотря на то что бежали впервые, а подготовка заняла три месяца. Посторонние люди говорили: такое невозможно. Однако невозможное стало возможным. Девушка-нефтяник решила стать марафонцем — стала. Решила стать «босфорским» пловцом — не вопрос. 

— Разумеется, я понимала, что плавание — не самая сильная моя сторона, — говорит она. — Поэтому прибегла к помощи профессионального тренера, который откорректировал технику плавания, научил ориентироваться на открытой воде. Готовилась основательно на протяжении полугода: в неделю 3—4 тренировки в бассейне, 2—3 занятия в тренажерном зале, плюс 2—3 тренировки на беговых дистанциях. А страхи? Если бы я в полной мере знала, что такое заплыв на открытой воде, то, наверное, боялась бы. Но я просто этого не знала. Известно было лишь, что дистанция непростая: особенностью заплыва является то, что у берегов встречное течение, а в центре — попутное. Именно в него нужно попасть. Из почти 2,5 тысячи участников до финиша доплывают далеко не все.

Из громадья впечатлений, которые обрушились на Татьяну в Стамбуле во время заплыва, самые памятные фрагменты: прыгнула в воду и уже через несколько метров увидела пловца, снявшего шапочку в знак отказа от заплыва; во время дистанции ошибочно решила, что безнадежно отстала от всех; достигнув финиша, удивилась, почему так быстро…

Массовый заплыв через Босфор.
Фото Татьяны Бобровой

— Я плыла не в полную силу, берегла ресурсы, временами переходила на брасс, смотрела по сторонам. Красиво… И когда доплыла до финиша, не поверила: конец дистанции, а силы еще есть. В следующий раз буду действовать иначе.

Сейчас Татьяна готовится к очередной легкоатлетической дистанции. А чуть позже хочет присмотреться к массовым заплывам. Не к Босфору, нет. Есть другие, не менее популярные старты на открытой воде. Хочется попробовать что-то новое: «Босфор для меня был чем-то нереальным, несбыточным. Но если ставишь цель, то уже делаешь шаг к ее достижению. И в итоге понимаешь, что на самом деле можешь многое». 

Спорт, говорит Татьяна, это радость: «Иногда идешь после работы, надо на тренировку, думаешь: устала, пропущу. Но заставляешь себя. И после тренировки уже не идешь, а летишь, усталости как не бывало. Вообще пробовать что-то непривычное, новое надо. Столько всего вдруг открывается интересного, о чем прежде даже помыслить не мог».

А  вот 66-летний пенсионер из Ельска Анатолий Соловьев свой очередной день рождения решил отметить по дороге к мечте детства — на озеро Байкал. Сел на мопед, купленный по весне в Минске, и был таков. Родные его увидели лишь через 33 дня.

Анатолий Николаевич, когда пересекаемся, начинает историю издалека. Говорит, с детства бредил Сибирью. Столько книжек перечитал о ней. Мечтал увидеть Байкал своими глазами.

Мечта побывать на Байкале исполнилась. 

— Ну что я вам рассказываю, сами знаете — мировая жемчужина, — мечтательно растягивает слова.

— Я-то, конечно, знаю. Но вот чтобы сесть на мопед и махнуть на Байкал, такое мне в голову не приходило.

— Это пока не приходило, — отмахивается он. — Жизнь не репетиция, она проходит, мечты надо исполнять. Вышел на пенсию — появилось время. Путешествие задумал прошлым летом, готовился потихоньку. Мопед купил, составил маршрут, получилось больше 14 тысяч километров…

— Не напугало?

— Наоборот, обрадовался. Столько городов по дороге увижу! Прихватил палатку, спальники, горелку, запасную одежду — и 12 июня отправился в путь.

В день по 400—500 километров. Скорость 60—70 километров в час. Когда уставал, отдыхал в придорожных гостиницах или просто в лесу. Ни одного лихого человека не встретил. Только добрых и отзывчивых.
В день по 400—500 километров проезжал Анатолий Соловьев на своем мопеде. 
Фото Алины Буравкиной


— Знаете, для меня самое главное открытие в этом путешествии — люди. Чем ближе был к Байкалу, тем больше у окружающих вызывал восторга и изумления. Белорус на мопеде да в такой дали! Вообще к белорусам замечательное отношение. Даже когда не просил о помощи, люди сами останавливались, подходили, спрашивали. На дороге проколол шину — притормозил бус. Парень Кирилл с Алтая предложил мне кофе, а сам поехал искать шиномонтаж, чтобы починить мое колесо. В Новосибирской области в Чановском районе остановился, чтобы отдохнуть. На улице ко мне подошел местный житель. Представился: Владимир. Увидев, что я из Беларуси, пригласил к себе домой. Рассказал, что живет неподалеку от знаменитого курорта — горько-соленого озера Карачи, которое известно своими лечебными свойствами. Провел я у него пару дней. Владимир и его супруга Людмила очень тепло меня принимали. Сдружились мы. Теперь вот переписываемся. 

 Кого он только не встречал на дальней дороге. Больше десяти раз останавливала российская автоинспекция, но сотрудники даже документы не проверяли, увидев белорусские номера. Многочисленные байкеры принимали ельского пенсионера за своего, разве что слегка удивлялись:

— Как так, без экипировки, без защиты? — округлив глаза, спрашивали питерские у Соловьева.

— А на что мне защита? — отвечал Анатолий Николаевич. — Вот вы в своих скафандрах несетесь на бешеной скорости. Разве видите всю красоту? А я вижу. У меня шлем на саморезах, кроссовки — и нормально. Намочит дождь, ветер обсушит. 

В дороге много фотографировал и фотографировался. Показывает снимки с французским и американским путешественниками, которые держали путь в Монголию. Те только цокали языками, не понимая, как белорус отважился отправиться на обычном мопеде в такую даль. 

— А как Байкал? — едва не забываю спросить о главном.

— Космос! Когда он блеснул вдалеке, такой восторг накатил. Там для туристов все есть, сдают приезжим гостевые домики. Дорого. Но буряты меня по дешевке поселили. Прожил несколько дней у Байкала. Купался, гулял, дышал. Возле Байкала обнаружил целую белорусскую деревню Троицкое. Оказывается, белорусы там уже больше ста лет живут. Угощали меня национальным бурятским блюдом — позы, что-то вроде мантов. Вкусно! Знаете, в путешествии провел 33 дня и ничего не болело. Такое настроение было шикарное. Приехал домой. Перевожу дыхание. Может, еще этой осенью смотаюсь на мопеде в Сочи. Только надо деньжат подсобрать. У меня там друг. Хочу повидаться.

draluk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...