Мечтать не работать

Найти полезное занятие можно всегда, если не сидеть сложа руки

- Я серьезно: сам работать хочу — да негде, — небритый мужчина в давно не знавшей стирки спортивной кофте почти стучал себя кулаком в грудь. — Думаете, мне деньги не нужны? Жить же на что-то надо, верно?

Скопище пустых бутылок свидетельствует — на выпивку деньги у хозяина дома находятся всегда.

Сцену довелось наблюдать во время недавней поездки по Лоевскому району. Общаясь с сельскими жителями, я интересовался: как обстоят дела с работой? И вот тут самое любопытное. Одни, как и описанный выше персонаж, заявляли: сегодня устроиться на нее нереально. Зато другие убеждены: найти полезное занятие можно всегда. Если не сидеть сложа руки.

Фото rostov.press

Стороны приводят свои аргументы: сомнительные и бесспорные, убедительные и не очень, объективные и притянутые за уши. Каждый видит то, что хочет видеть. Средняя зарплата животноводов на одной из молочных ферм — 450 рублей. Не предел мечтаний. Но и трагедии из этого здесь не устраивают. По крайней мере, те люди, которых без капли иронии и тени сомнений можно величать сельскими тружениками. Они говорят: кроме работы, есть личное хозяйство. С него и на стол продукты попадают, и на рынок в райцентр есть что завезти. «Свое, домашнее» городские покупатели жалуют спокон веков.

Тяжело? Конечно. Сельский труд таким был всегда. И останется в ближайшем будущем. Так ведь не крепостное право — на привязи никто не держит. Открыл в себе таланты бизнесмена (спортсмена, артиста, программиста и так далее) — зеленый свет покорять города и целые страны. Между прочим, с советских времен в рядах политической элиты было немало выходцев из глубинки. Близкий пример — глава МИД СССР, патриарх советской дипломатии Андрей Громыко родился в крестьянской семье в деревне Старые Громыки Ветковского района.

Впрочем, о работе. Наверняка с ее поиском сталкиваются многие. Сужу по личному опыту двухлетней давности, когда искать работу пришлось больше четырех месяцев. Трудовая книжка не даст соврать — таких затяжных «каникул» у меня не было с 1995 года. До финансовых крайностей, к счастью, не дошло. Наладил внештатное сотрудничество с несколькими изданиями. К слову, по объемам работы стало даже больше прежнего. Держаться на плаву помогли и кое-какие сбережения. Еще раз порадовался принципиальному отказу от всевозможных «кредитов на потребительские нужды».

И тем не менее ситуация тяготила. Среди перелопаченных объявлений присмотрел вакансию ночного сторожа в кафе. Минимальный оклад, но все официально. А главное — возможность совмещения. Спать на смене нельзя, но писать тексты на ноутбуке никто не запрещает. Узнал об этом во время беседы в отделе кадров. Его начальница, листая трудовую книжку, одарила удивленным взглядом: «Тут у вас: корреспондент, завотделом, директор — главный редактор, а мы напишем — сторож. Не жалко?» Честно говоря, такая мелочь, как «некрасивая запись», нисколько не волновала. Любая работа лучше безделья с оправдательной псевдофилософией. Вроде как «это не мое», «пахать за копейки не буду», «я не для того диплом получал» и в том же духе. До охраны кафешки не дошло лишь по воле случая. Неожиданно поступили два предложения работы по профессии.

Вообще, когда задумываюсь о силе мотивации, всегда почему-то вспоминаю комедию «Особенности национальной охоты». Тот эпизод, в котором военные поражаются «отказу» коровы десантироваться без парашюта через бомболюк. Во избежание страшной участи животина села на шпагат четырьмя конечностями. «Да, жить захочешь — не так раскорячишься», — задумчиво прокомментировал ее гимнастический этюд один из киногероев. Примерно то же и здесь. Захочешь трудоустроиться — переживания о «красивых записях» и прочих нюансах отложишь до лучших времен. А если нет — можно и дальше искать работу мечты, которой попросту не существует.

proleskovskiy77@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?