Мечта ушла. Осталась только память

Памяти выдающейся белорусской певицы Тамары Шимко

Бывает, невозвратимость потери выясняется только со смертью. Подумать только, такая выдающаяся певица была рядом, и я о стольких вещах могла ее расспросить. О довоенном Минске, в котором она родилась 28 апреля 1928 года. О старой белорусской номенклатуре — ее отец после войны был секретарем Кагановичского (ныне Октябрьского) райкома партии. О забытых педагогах консерватории — в отличие от большинства певцов ее поколения Тамара Шимко училась в Минске у Ольги Нестеренко, а оперную подготовку проходила у легендарного концертмейстера Семена Толкачева и режиссера Владимира Шахрая. О том, каким образом в разгар послевоенных сталинских репрессий она, 19–летняя девчонка, спасла своего мужа Викентия Бруй–Шуляка от обвинений в коллаборационизме. Впоследствии Бруй был солистом Государственного театра оперы и балета БССР, с успехом исполнял теноровые партии второго плана и был удостоен звания заслуженного артиста республики.

Тамара Шимко в роли Дездемоны.

Но это не сравнить с той карьерой, которую сделала Тамара Шимко. Хотя, на мой взгляд и слух, она заслуживала гораздо большего. Судя по единственной сохранившейся ее записи — «Орестее» Танеева, которая и поныне продается на «Амазоне», у нее был уникальный голос: сильный, светлый, прохладный и чистый. Если бы в те годы разрешали ставить моцартовскую «Волшебную флейту», она была бы идеальной Царицей ночи. Не состоялось, но была Джоконда, Эльза в «Лоэнгрине», Манон, Чио–Чио–сан, Татьяна, Виолетта, Джильда, Дездемона, масса партий в белорусских операх.

И, конечно же, Электра в «Орестее» и Маргарита в «Фаусте», с которой она начала и которой закончила свою карьеру солистки, длившуюся ни много ни мало, 32 года. Как только ей исполнилось 56, она попрощалась и ушла. И не важно, что голос ее еще был чист и свеж и божественная, величавая ее красота ничуть не поблекла. Она не могла себе позволить медленное и унылое старение на глазах у публики и коллег.

И она в 1984 году ушла в педагоги. Нет, несмотря на звание народной артистки БССР, полученное в 1963 году по следам «Орестеи», преподавательского места в консерватории для нее не нашлось. Может быть, по той же самой причине, по которой она за 20 лет после «народной БССР» так и не стала «народной СССР». В 1963 году ее явно готовили для нового карьерного витка, отправили по стипендии ЮНЕСКО на стажировку в Рим и Милан, в 1964 году она блестяще проявила себя во время гастролей оперного театра БССР в Москве...

Но сменилось руководство и в СССР, и в БССР, и ее всесоюзная карьера так и не состоялась. А когда пришла пора из солисток перейти в педагоги, для нее нашлось место только на музыкально–педагогическом факультете Минского пединститута, освободившееся после другой выдающейся певицы — Клавдии Ясинской. В начале 1990–х годов я имела счастье быть коллегой Тамары Ивановны и наблюдать, с какой одержимостью она занималась со студентами. Строгая, подтянутая, всегда с безупречной прической и маникюром — даже профессора ее слегка побаивались. А она была всего лишь доцентом — вплоть до 2005 года, когда от нее решили избавиться. Она тогда была в прекрасной форме и могла еще преподавать.

Но, увы, в последние годы о ней вспоминали все меньше и меньше. К ее 85–летию вышли считаные публикации. А до 90 лет она не дожила. Говорят, умерла она тихо и безболезненно и в гробу была такой же красивой и величаво–спокойной, какой была при жизни.

«Женщина–мечта» — так назвали ее в одной из давних публикаций. 9 октября 2017 года мечта отлетела в мир иной. А нам, живым, осталось только каяться, что позволили ей уйти, толком не попрощавшись. Не поведав миру о себе и своей жизни и почти не оставив записей, по которым будущие поколения могли бы судить о ее несравненном искусстве. Осталась только память в сердцах тех, кто видел и слышал. И диск на «Амазоне». И сын. И дочь. Не так уж мало, если вдуматься.

juliaandr@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
А ведь больше уже и не ваша повариха вовсе ((((( для Юлии Андреевой
Рассказывают, что  белорусские работяги из колхоза имени Гастело Минского района были премированы билетами, и значит,  на халяву  посетили  минскую  оперу  именно тогда,  когда там ещё  пела и блистала  Тамара Шимко. Так вот один из них, как видно желая продемонстрировать то, а какой же он умный своей коллеге доярке произнес: «Да  у этой же  певицы просто прекрасная колоратура....»
 Но вот  только соседка не дала развить ему мысль ещё дальше, отбрив: «Ты бы лучше следил за пением Володенька…»  А что от Юлия может было и не плохо то, что когда-то ваших лучших тружеников премировали билетами в оперу либо театр?!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?