Мечта о главном

Я часто об этом думаю. Почему в детстве у нас мечты высокие и светлые...

Я часто об этом думаю. Почему в детстве у нас мечты высокие и светлые (стать космонавтом, спасти мир), а потом они сужаются до уровня квадратных метров да количества нулей в зарплатной ведомости? Почему? Жизнь бьет кувалдой по голове, вгоняя по пояс в землю? Или мы сами шурупом вкручиваем себя в стену обыденности, забывая о том, что крылья есть не только у ангелов?


Если помните, в фильме «Курьер» есть потрясающий диалог. «Слушай, Базин, у тебя есть мечта?» — «Какая мечта?» — «Ну о чем ты мечтаешь в жизни?» — «У меня мечта — пальто купить». — «Ну что это за мечта...» — «Зима на носу, а мне ходить не в чем. Прошлую зиму в куртке проходил, болел всю дорогу». — «Тебе что, родители пальто купить не могут?» — «Ага, купят они. Отец алименты платит, мать ни копейки не дает. Считает, что мне не нужны деньги. Она — больной человек. В этом нет никаких сомнений. Чего с этим поделаешь?» — «Ну–ка встань». — «Зачем?» — «Ну встань, тебе говорят. На, носи на здоровье». — «Ты что, сдурел? А ты?» — «Мне все равно в армию скоро. Носи и мечтай о чем–нибудь великом».


О чем мечтают, к примеру, наши футболисты? В детстве понятно: хотят быть, как Марадона или Месси. А потом? За «Нафтан» играть? Или в самарские «Крылья Советов» уехать? Вряд ли. Есть у них мечта, кроме как зарплату получить, девушку в клуб сводить да квартиру обставить? Проблема в том, что главный пример для футбольной молодежи сегодня — модный хипстер Артем Милевский, бывший некогда довольно неплохим игроком. Тысячи молодых парней, гоняющих сегодня мяч, мечтают о том, чтобы, как Миля, «срубить» с футбола легких денег да гонять потом в Майами и на Мальдивы, красиво тусоваться и прожигать жизнь. Для этого, правда, бог талантом должен наградить, а если нет его, то, наверное, и ночной клуб в райцентре вполне сгодится. Не каждый ведь выходит на орбиту, главное другое: быть футболистом — это модно.


Наполеонов мало, вот беда. Громких побед без замашек Македонского не бывает. Мечта должна быть большой, она должна мир опоясывать, а пальто — оно и есть пальто: сперва новое, модное — завидуют все, а потом моль побьет, и обижаться на жизнь не стоит. Это закон, и он работает.


Спросите у Сергея Рутенко, о чем он мечтал? Нескладный парень, родившийся в более чем скромной семье в поселке Привольный под Минском... Это был, кажется, 2000 год. Накануне молодежного чемпионата Европы, где наши станут вторыми, мы сидели с ним в Стайках на берегу озера, и будущая гандбольная звезда давала первое в своей жизни интервью. От сегодняшнего Рутенко тогда была половина: передо мной был не могучий гренадер, а тощий парень с длинными руками–плетьми. Но уже тогда было ясно видно: он четко знает, чего хочет и как этого добиться. Он не побоялся уехать в Словению один, не зная ни языка, ни жизни. И, попав в это чертово колесо профессионального спорта, не сломался, а вырос до размеров нынешней звезды галактического масштаба. Он и гражданства менял, став сперва словенцем, а потом испанцем, потому что мечтал и к мечте своей шел. Для начала мечтал сыграть на чемпионате мира и Олимпийских играх — и сыграл в словенской сборной, потом хотел больших побед, но... Вернулся в сборную Беларуси. Вернулся по той же причине, потому что мечтал, и здесь нет противоречий. Паспорта можно менять сколько угодно — дело это не хитрое (у Депардье спросите), а родину не поменяешь. Когда за гандбол у нас взялись снова со всей серьезностью, Рутенко приехал к своей главной, детской мечте: в составе родной сборной играть и выигрывать.


Приняв это решение, Сергей Рутенко сам стал мечтой. Для тех, кто с ним в одной команде, для молодых ребят, которые придут в гандбол, чтобы стать такими, как он. Это важно — мечтать о большом и не размениваться на мелочи. Но невероятно трудно пронести в себе максимализм через всю жизнь и не сбиться с шага. Только большие чемпионы на это способны, только по–настоящему сильные личности.


Мечтайте о большом.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости