Мавр сделал свое дело:

Активист Правого сектора Александр Музычко, известный как Сашко Билый, был расстрелян в Ровно

Музычко ликвидирован

Музычко ликвидирован

 

Вчера в медиа появилась сенсационная новость: активист «Правого сектора» Александр Музычко, известный как «Сашко Билый», был расстрелян в Ровно. О мотивах загадочного убийства начали ходить самые разные слухи: кто–то утверждал, что боевик получил пулю в бандитской разборке, а кто–то — что его устранили политические конкуренты. Точки над «i» расставило официальное сообщение первого замминистра МВД Украины Владимира Евдокимова. Оказалось, что Музычко был ликвидирован в результате спецоперации офицеров госбезопасности и милиционеров, которые получили приказ «ликвидировать» одного из самых одиозных персонажей украинской смуты...


Хотя, как известно, о покойниках либо хорошо, либо ничего, про пана Музычко и промолчать не удастся, и хороших слов о нем мало у кого из нормальных людей найдется. Биография у Музычко извилистая. Народная примета «яблочко от яблони недалеко падает» находит в ней яркое отражение. Отец Музычко кадровый бандеровец, запятнавший себя кровью и многочисленными убийствами, был осужден в 40–х годах к 25 годам лагерей (смертная казнь к тому времени в СССР была отменена), а его мать, также известный персонаж одного из подпольных ровенских «проводов», была осуждена на длительный лагерный срок. Вообще, здесь необходимо сделать небольшое «лирическое» отступление. Какое–то время каждый, кто находился в ИТЛ или Особлагах МВД, почему–то среди «интеллектуалов» и с легкой руки Солженицына начали считаться поголовно «жертвами сталинского тоталитаризма». Безусловно, немало узников лагерей были невинно арестованными, виноватыми в том, что отнюдь не по своей воле оказались в плену, например, или стали жертвой шизофренического климата всеобщей подозрительности и доносов. Но скажите, пожалуйста, куда было девать нацистских приспешников, предателей и злодеев, убивавших женщин и детей в Беларуси, Украине и оккупированных районах России, сжегших сотни Хатыней, да и тех, кто в составе армии Власова, в украинской эсэсовской дивизии «Галичина», в белорусской дивизии СС под командованием патологического садиста Кушеля, мерзавцев из т.н. «казачьего стана», щедро полившего кровью белорусскую землю, тех, кто воевал в рядах вермахта против Красной Армии? Их что, после войны нужно было отправлять не в Воркуту и Норильск, а в крымские санатории? Нет, далеко не все «жертвы ГУЛАГа» заслуживают сочувствия, потому что вина их перед цивилизованным человечеством непомерно велика, и можно только посожалеть, что кое–кто из них пережил ледяные забои Колымы. Потому что их жертвы, закопанные в Тростенце и Бабьем Яру, брошенные в безымянные колодцы на Полесье, до сих пор вопиют:


— За что эти изверги лишили нас жизни?


Вина четы Музычко, познакомившихся, наверное, в одном из северных лагерей, столь велика, что даже после освобождения их отправили не домой, а в ссылку на северный Урал. Там и появился на свет их отпрыск, с юных лет «мстивший» всем и вся. Он стал жестоким уголовником, пошел по этапам, но к этому времени Союз распался, запылали костры и Музычко перестал грабить прохожих, а заделался «воином Аллаха», убивавшим на Кавказе российских солдат. Истинно бандеровская линия судьбы: отец убивал русских в Карпатах, а сын продолжил черное дело в кавказских ущельях.


Вот это интересно, все остальное банально. Киевским архистратигам, в свободное время легко и респектабельно балакающим на английском языке, такие псы войны, как Музычко, были необходимы. Пока шел парламентский треп и дискуссии в телестудиях, отвязанные ребята вроде «Сашка Билого» бились на Майдане и в конечном счете изгнали из Украины власть, которая, конечно, запятнала себя своекорыстием, кумовством и непомерным барством. Герой Майдана и улицы Грушевского Музычко был назначен «смотрящим» за Ровенской областью, вообразил себя гауляйтером (бил прокуроров, депутатов, вполне в уголовном стиле «держал общак», не воровской, конечно, а «революционный») и даже намекал, что вот–вот станет президентом. Вот за это его и убили! Мавр сделал свое дело, а далее он должен уйти со сцены. Уж слишком откровенно его злобная физиономия, неизменный автомат и нож стали пугать западных обывателей, да и тех украинцев, кто предпочитает думать о Майдане и его персонажах, как о «патриотах и романтиках».


Можно предположить, что и «Правый сектор» вздохнул с облегчением. Однако его вождь Ярош пытается выжать из камня хоть каплю полезной воды. Он уже обвинил МВД и контрразведку в «измене», требует новых расправ и нагнетает страх на тех, кто еще не разобрался в движущих силах «революции», пугает соратников возможностью «ночи длинных ножей», а также пытается слепить из «Сашка Билого» нечто вроде мученика джихада либо Хорста Весселя... В сегодняшней Украине возможно все, даже канонизация пана Музычко и возведение его в сонм святых, хотя самой утонченной эпитафией на его могиле были бы простые и ясные слова: «За что боролся, на то и напоролся»...


Руслан БЕНЬ.


Советская Белоруссия №56 (24439). Среда, 26 марта 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости