Минск
+23 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Математика как искусство

Мир Адама Палюховича
Невероятно: росший долгие годы бизнес из прибыльного превратился в убыточный. Общий экономический кризис? Нет, это ответ для лентяев. Конкуренция? Она была, есть и будет на рынке всегда. Мы раз–другой попадали в подобную ситуацию. Вопрос требовал ответа.

В 1990–е наша «Дайнова» гремела на всю страну. Одними из первых в Беларуси начали собственную сборку персональных компьютеров и первыми — в массовых масштабах. Бренд дважды признавался номером один и трижды номером два в годовой номинации — пять лет на вершине Олимпа, десятилетие в топе. Надежно работал и сохранял лидерские качества компьютер «Дайнова» и на рубеже веков, поставки шли за рубеж...

Но свято место пусто не бывает, конкуренция нарастала, выливалась в лихие, как и все 1990–е, жесткие формы. К счастью, остались живы, но в итоге норма прибыли снизилась до уровня минимальной рентабельности, а добавив общие расходы организации, подсчитав итог, можно было прослезиться — ушли в минус. Такое безобразие продолжалось около двух лет, и в 2000–м «Дайнова» стратегически вышла из компьютерного бизнеса в новые направления, хотя департамент компьютеров не исчез, ушел в автономию и работает под собственным брендом до сего дня. Но сейчас не об этом. Долгое время мучил вопрос: почему в интервале примерно с 1999 по 2002 год производители ПК буквально пили кровь друг из друга? Ведь выживать при практически нулевой прибыли годами ой как непросто. Уже без нас, примерно с 2002 года, норма прибыли сборки–продажи–сервиса компьютерной техники выросла, что позволило участникам рынка не только существовать, но и развиваться. Нет, мы не жалеем о закрытии «старой» темы —– благодаря жесткой ситуации успешно реализовались в «новой» сфере. Просто жутко интересовало: почему так случилось и ждать ли повторения?

Ответ пришел из детства. Юношей ходил в математическую школу при Академии наук БССР, где увлекся теорией игр. Сопоставив науку с практикой, вышел на равновесие Нэша — важнейшую закономерность «некооперативных игр». Согласно теории нобелевского лауреата Джона Форбса Нэша–младшего, известного широкой публике большей частью по биографической драме Рона Ховарда «Игры разума», правила поведения на рынке могут сложиться так, что его участники попадают в некую точку устойчивого равновесия, которая находится далеко от нормальных параметров работы самих игроков. Этакая ментальная ловушка. В практическом смысле бизнес опускает цену на свою продукцию до уровня ее себестоимости, будучи не в состоянии договориться с другими демпингующими. И это в ситуации, когда ни у кого нет решающего или хотя бы заметного преимущества. И так до тех пор, пока кто–то не займется скупкой компаний–конкурентов.

Равновесие Нэша (Nash equilibrium) — это такая ситуация, при которой ни один из игроков не может увеличить свой выигрыш, действуя в одностороннем порядке. Положение, когда общая стратегия является наилучшей реакцией на действия оппонента. Например, если бы две фирмы–соперницы могли договориться на симметричное повышение цены на свою продукцию, то обе получили бы и высокую прибыль, скажем, по 50 тысяч руб. Однако у каждого из конкурентов есть предпосылки нарушить негласный договор путем демпинга и тем самым захватить часть рынка. И в реальной ситуации, пытаясь снизить риски и обойти соперника, оба игрока выбирают низкие цены и получают по 30 тысяч рублей, достигая таким образом общего дна — равновесия Нэша.

Применительно к нашей истории рынок сборки и продажи компьютеров достаточно прост, серьезное преимущество за счет собственных технологий найти сложно. Поэтому при прочих равных все начинают оптимизировать (минимизировать!) расходы по всем статьям, вплоть до зарплаты. Как результат конкуренты измочаливают друг друга, и серьезные игроки с хорошим качеством продукции работают на грани себестоимости. В прибыли же оказываются «хулиганы», декларирующие нереальные параметры своего «чудо–продукта». В результате, когда рынок стабилизировался и даже «хулиганы» опознаны и выдворены его господином–покупателем, рентабельность производства и продаж долго держится на уровне «около ноля». Долго, потому что на смену выдворенным «хулиганам» приходят новые. Да и серьезные игроки по инерции душат друг друга демпингом под девизом «победа или смерть». И в таком состоянии рынок может находиться годами.

На многих других рынках ретроспективно и в наше время можно видеть подобное питие крови конкурентов друг у друга. Выигрывает потребитель? Отнюдь! Как мы уже отметили, «хулиганы» убивают качество — вместо одного хорошего компьютера приходится покупать несколько плохих.

Выход из равновесия Нэша — сговор олигополий. Либо скупка конкурентов с последующим их включением в собственный холдинг или их же банкротством. Согласно классике — что по Ньютону, что по Нэшу, — все тела взаимно притягиваются. Как видим, на многих крупных международных рынках особенно сильно, хорошо и выгодно для себя притягиваются тела большие: нефть — ОПЕК, шоколад — Mars, Nestle, самолеты — Boeing, Airbus, автомобили... Здесь вообще практически одни и те же модели производятся заклятыми конкурентами. Конкурентами ли? А ведь есть еще глобальные рынки производства металла, какао, кофе с несколькими ведущими игроками, занимающими более 50% производства и продаж. И т.д. и т.п., примерам несть числа.

В рамках более–менее стабильной финансовой системы на конкретном рынке равновесие Нэша — объяснение встречающихся странных коллизий убийства игроками своего рынка, по сути, друг друга. Неспроста ведь математик Нобеля получил. Ведь математика — это не просто наука, но и искусство. Не про «Игры разума» речь — про искусство не убивать рынок.

А.П.

www.adam.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...