Сельская газета

Мать свобожденного из ливийского плена хирурга: "Он сильно поседел, но выдержал"

О пленении Сергея Здоты и Инны Бабуш и истории их чудесного освобождения «СГ» уже сообщала. И вот пара вернулась в Минск одним из последних вечерних рейсов из Москвы. Врачи тут же оказались в зоне прилета, чтобы пообщаться с журналистами и просто неравнодушными людьми. Что чувствовали земляки, когда оказались в плену? Как относились к ним простые ливийцы? С этими и другими вопросами корреспондент «СГ» обратился к ним. 

фото александра стадуба

Сергей, статный седовласый гомельчанин, первые несколько минут держал руку своей жены Инны. Было заметно, что волнение от ожидания встречи с близкими переполняло супругов. Однако они быстро справились с эмоциями:

— Я хочу поблагодарить каждого из вас за ту поддержку, которую вы оказали нам, — начала Инна. – От всей души желаю вам и вашим семьям добра и благополучия, пусть в ваших домах всегда будет мир.

Примерно в том же ключе продолжил и Сергей Станиславович. Он в первую очередь поблагодарил Президента Александра Лукашенко за поддержку. А как случилось, что в дело освобождения оказался вовлечен руководитель Чечни Рамзан Кадыров, который,  по словам гомельского врача, сотворил настоящую новогоднюю сказку для него и близких: 

— Мы просто зашли на сайт главы Чечни в интернете, вот и все. Какое-то время размышляли, стоит ли написать ему и попросить о помощи. Но не пришлось: представители Рамзана Ахматовича сами вышли на нас. В итоге благодаря им, его помощнику в особенности,  главе контактной группы по Ливии при МИД РФ Льву Деньгову мы сейчас стоим перед вами. 

Интересуюсь, в каких условиях жила пара последний год. Сергей Здота не очень хочет говорить на эту тему, мол, слишком свежи еще воспоминания о неприятных событиях: 

— После того как мы отказались работать на одну из частных клиник в городе Зинтан, у нас отобрали паспорта и посадили под домашний арест в небольшой квартире, что прямо напротив госпиталя. Периодически давали возможность общаться с близкими через скайп. Рядом с домом всегда находились вооруженные люди, они следили за каждым нашим шагом. Даже в магазин мы ходили вместе с ними. В больнице проводили практически 24 часа в сутки. Помню, как я делал сложную операцию, а в нескольких километрах от нас шли бои. Но так было не только с нами: все ливийцы живут в условиях войны. Хотя простым людям очень хочется, чтобы она закончилась как можно скорее. 

99 процентов пациентов Сергея были готовы носить его на руках: он спасал их родных и близких и никогда не отказывал в помощи. На счету хирурга – больше восьми тысяч операций! Врач вспоминает забавный случай: 

— Отпросились как-то раз с женой на рынок, чтобы купить фруктов. Как только там оказались, меня окружили несколько десятков стариков. Все нам улыбались, здоровались, обнимались и благодарили за то, что я спас их сыновей, братьев и племянников. А один пожилой торговец тихонько подошел ко мне и сказал: «Доктор Серджио, у меня болит спина, скажите, что делать?» Пришлось проконсультировать. Еле потом с рынка ушли.

По словам семейной пары, Кадыров в первый раз общался с ними по телефону, когда те находились в Ливии в плену, звонил из России. Именно Рамзан Ахматович после встречи с Александром Лукашенко смог найти рычаги воздействия на ту группу боевиков, которая удерживала медиков в плену. Кроме того, лидер Чечни лично встречал их в Москве. Инна Бабуш: «Пока мы с ним общались в России, он пригласил нас к себе в гости, а Сергею даже предложил работу в хорошем чеченском госпитале».

Гомельский хирург обещал подумать над предложением. Но главное сейчас – прийти в себя и привыкнуть к Беларуси, в которой не были несколько лет. Наше общение продлилось не больше 15 минут.  Сергей и Инна тепло попрощались с нами и уехали в Гомель. 

Там их с нетерпением ждет мама хирурга, 75-летняя Любовь Здота. За несколько часов до прилета сына и невестки она накрывала праздничный стол и считала минуты и секунды до встречи, поделилась она с корреспондентом «СГ»:

— Если бы вы знали, как тяжело было все эти семь с половиной лет, с 2010 года. Материнская любовь никуда не уходит с возрастом. И неважно, что Сергею уже 53 года. Он все так же остается моим любимым сыном, за судьбу которого я переживаю больше, чем за свою жизнь. Знаете, он в папу своего пошел, тот тоже был врачом. До сих пор помню, как в нашу квартиру в Буда-Кошелево всегда приходили люди. Отец помогал всем – от тракториста в рабочей одежде до дипломата в костюме. А Сережа за всем наблюдал. Уже тогда понял, в чем его призвание: «Когда вырасту, буду лечить тебя и всех-всех на планете». 

Любовь Алексеевна в нашей беседе затронула многое, в том числе и жизнь Сергея в Ливии. Говорит, несмотря на постоянную войну и плен, ее сын всегда искал что-то хорошее и умудрялся поддерживать окружающих. Вот, например, в один из годов 31 декабря он испек торт, облачился в костюм Деда Мороза и поздравлял коллег и больных в госпитале. Кроме того, именно здесь он познакомился со своей будущей женой: та работает медсестрой, и оперируют они в тандеме.  

Новости о сыне и его супруге Любовь Алексеевна получала так же, как и все, – из интернета и телевизора: «Когда наши телеканалы показали кадры из московского аэропорта, я заплакала, потому что не узнала своего сына. Он сильно поседел, прилично потерял в весе и осунулся. Но выдержал же!»

Со слезами радости вспоминает: как только стало известно, что их захватили в плен, со всей республики посыпалось сотни звонков – все поддерживали ее и молились за жизнь и здоровье Сергея и Инны. 

И мольбы белорусов словно были услышаны: уже вчера семейная пара засыпала в своей гомельской постели. Как тут не поверить в новогоднюю сказку?

avramenko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...