Маршрут построен

Зачем Китаю морские порты Италии

В Италии в ближайшие дни с нетерпением ждут в гости Председателя КНР Си Цзиньпина. С надеждой ожидают этого визита и в Китае. Некоторые даже успели загодя назвать его историческим. И вовсе не потому, что это будет первый за десять с лишним лет визит китайского лидера в Рим. Все гораздо интереснее. На предстоящих переговорах обе страны рассчитывают подписать соглашение, которое в перспективе способно существенно повлиять на геополитический и экономический расклад сил в Европе.



Речь о том, что Италия решила открыть свои морские порты для китайских инвесторов. В принципе, желание вполне объяснимое. Третья по величине экономика в еврозоне с недавних пор вступила в рецессию и демонстрирует наихудшие показатели за последние пять лет. К тому же у Италии крупнейший внешний долг среди стран ЕС, превышающий 2,3 триллиона евро (порядка 130 процентов ВВП). Чтобы выбраться из этой трясины, Италии как воздух нужны инвестиции. Они могли бы не только подстегнуть рост ВВП, но и дать новые рабочие места, в которых особенно остро нуждаются сегодня молодые итальянцы. Таким стимулом для страны как раз и станет приход китайского капитала в портовую инфраструктуру Венеции, Триеста и Равенны. Расчет сделан на то, что обновленные порты смогут принимать самые крупные суда с китайскими грузами и станут конкурентоспособной альтернативой североевропейским маршрутам. Логисты подсчитали, что прохождение грузов через Венецию позволит сэкономить до пяти дней по сравнению с доставкой товара в порты Северной Европы. 

Но даже не это главное. Открыв китайцам инвестиционный доступ в свои порты, Италия станет первой страной из «большой семерки», которая будет активно сотрудничать с КНР в реализации мегапроекта века «Один пояс — один путь». 

Сегодня 85 процентов торговли между Европой и Азией осуществляется морским путем. А поскольку Италия входит в тройку лидеров по объему морской торговли и служит средиземноморскими воротами в Европу, то в Пекине посчитали вполне логичным включить эту страну в сложную сеть глобальных маршрутов Шелкового пути. Для Китая контроль над средиземноморскими портами — это фактически ключ к Европе и возможность переключить часть торговых потоков с США на Европу, снизив зависимость от экспорта в США.



Неудивительно, что в Вашингтоне первыми отреагировали на такую комбинацию. Официальный представитель Совета национальной безопасности Гаррет Маркис без обиняков заявил, что этот проект вряд ли принесет существенные экономические выгоды итальянскому народу и в конечном итоге может нанести ущерб глобальной репутации Италии в долгосрочной перспективе. К сожалению, он не объяснил, причем тут глобальная репутация Италии и с чего вдруг итальянцы должны при выстраивании своей внутренней и внешней политики действовать по принципу «а что скажут за океаном?» Впрочем, недовольство США прогнозируемо и понятно. Привыкнув к монополии и контролю везде и всюду, сейчас они вынуждены наблюдать, как Китай методично и целенаправленно завоевывает торговые пути в Европе. 

Планы возрождения древнего Шелкового пути не могут не вызывать ревность в Вашингтоне. Ведь в этот мегапроект вовлечено порядка 60 стран, в которых проживают свыше 4 миллиардов человек и суммарный ВВП которых достигает 21 триллиона долларов. Сама по себе идея совершенствования существующих и создания новых торговых и экономических путей — это серьезная заявка Китая на мировое лидерство. И она способна изменить не только политический ландшафт Евразии, но и баланс сил на мировой арене в целом. 

Беларусь, кстати, не сторонний наблюдатель этого процесса. Будучи важным звеном Экономического пояса Шелкового пути, наша страна выступает за полноформатный диалог между всеми интеграционными объединениями. И такая политика не остается незамеченной в мире. 

konon@sb.by 

Фото РЕЙТЕР
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...
Новости и статьи