Маршрут до конечной санкции

«Война санкций»: почему Евросоюз заинтересован в России, как в стабилизирующем факторе?

Совет ЕС принял решение о продлении санкций в отношении России до 31 января 2018 года. Такие меры Евросоюз пролонгирует каждые полгода  на протяжении трех лет, и эта процедура уже даже стала рутинной. К жизни с санкциями, кажется, привыкли по обе стороны невидимой разделительной линии, возникшей в 2014 году. Тем не менее скептические голоса в отношении санкционной политики звучали в ЕС с самого начала ее проведения. Вопрос о том, как долго Брюссель собирается продлевать свои ограничительные меры в отношении Москвы и как это будет сказываться на дальнейшем развитии российско-европейских отношений, по-прежнему остается открытым.

Фото palms.ru
Эти меры ЕС против России включают в себя визовые ограничения для 150 российских граждан, а также экономические санкции в отношении ряда нефтяных, финансовых и оборонных компаний. Кроме того, существует еще и «крымский» пакет санкций, который был продлен сразу на год, до 23 июня 2018 года. Это связано с отсутствием каких-либо возможностей для компромисса по поводу полуострова, который Россия рассматривает как неотъемлемую часть своей территории, а ЕС — как аннексированную территорию Украины. Что касается «донецкого» блока санкций, то его отмену в ЕС увязывают с реализацией минских соглашений. В этом вопросе взаимопонимания между Москвой и Брюсселем заметно больше, хотя и здесь сохраняются труднопреодолимые разногласия. Взять хотя бы саму трактовку соглашений: европейские политики любят обращаться к Москве с призывами соблюдать минские договоренности, в то время как в Кремле постоянно подчеркивают, что не являются их субъектом. Как бы там ни было, но минские соглашения давно и прочно забуксовали, обеспечив лишь очень хрупкое перемирие, а значит, и возможность снятия санкций, увязанных с реализацией этих соглашений, остается в настоящее время малоосуществимой.

Что касается эффективности и оправданности дальнейшего применения санкций, то единства в этом вопросе в Европе нет. Европейский политический класс во многом оказался заложником своей «политики ценностей» и основанного на ней одномерного и упрощенного восприятия реальности, в соответствии с которым единственным виновником украинского кризиса оказывается чуждая европейским демократическим идеалам путинская Россия. Сторонники продолжения политики санкций полагают, что политически они оказались оправданными, поскольку помогли остановить дальнейшую экспансию поддерживаемых Россией непризнанных республик и вынудили РФ пойти на заключение минских договоренностей. По этой логике использование санкционного рычага может сделать Москву более уступчивой в процессе дальнейшего мирного урегулирования в Украине.

Европейским бизнес-кругам подобный идеологизированный подход был всегда чужд, и именно с их стороны звучала критика в отношении политики санкций, которую европейскому руководству так или иначе приходилось учитывать. В результате к формированию экономического «железного занавеса» между Россией и Европой санкции так и не привели. Более того, в Европе активно воспротивились недавней инициативе американских конгрессменов по дальнейшему ужесточению санкций, которое могло ударить по проекту «Северный поток-2» и интересам участвующих в нем европейских компаний. Таким образом, нынешняя санкционная политика ЕС представляет собой своего рода равнодействующую в рамках противостояния европейских «ястребов» и «прагматиков».

В войне санкций ЕС, обладающий намного более мощной и дифференцированной экономикой, чем Россия, имеет неоспоримое преимущество. Однако экономический и политический разгром России ЕС невыгоден и даже вреден, поскольку издержки такой «победы» окажутся неприемлемыми. Ведь дестабилизация России грозит хаосом на всем постсоветском пространстве, и последствия этого хаоса так или иначе придется устранять ЕС. Евросоюз, переживающий глубокий институциональный кризис, не в состоянии предложить постсоветским государствам привлекательный проект развития и, по всей видимости, не пойдет на постсоветском пространстве дальше таких заведомо ограниченных инициатив, как «Восточное партнерство». А значит, ЕС объективно заинтересован в России как в стабилизирующем факторе. Поэтому применение санкций против Москвы вряд ли выйдет за строго ограниченные рамки.

vs.shimoff@gmail.com

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости