Большой разговор накануне VIII Национальной филателистической выставки "Белфила-2015"

Марки дополнят историю войны

70–летие Победы в Великой Отечественной войне. Этой величественной датой сегодня живет вся страна, все мы. Беспримерному подвигу народа, выдержавшему тяжелейшие испытания, посвящены фильмы, книги, спектакли. Марки тоже могут рассказать немало. Чтобы убедиться в этом, приходите на VIII Национальную филателистическую выставку «Белфила–2015», которая откроется 6 мая в НХМ. Ее организаторы — Министерство связи и информатизации, РУП «Белпочта», общественное объединение «Белорусский союз филателистов» и Национальный художественный музей.


Фото БЕЛТА

О предстоящей выставке, о летописи Великой Отечественной войны в почтовой продукции, традициях и перспективах белорусской филателии за «круглым столом» «СБ» говорили председатель правления ОО «Белорусский союз филателистов» Сергей ПИЛИПОВИЧ, заместитель председателя правления ОО «Белорусский союз филателистов» Лев КОЛОСОВ, генеральный директор Национального художественного музея Владимир ПРОКОПЦОВ и специалист издательского центра «Марка» РУП «Белпочта», секретарь оргкомитета выставки Владимир БУТЬКО.

«СБ»: Присутствующий здесь Лев Леонидович Колосов свою статью о почтовых выпусках, посвященных Великой Отечественной войне, начал с рассказа об открытке из его коллекции, отправленной из Могилева на имя Е.А.Подокшика 23 июня 1941 г. «Сообщение на этой карточке написано 22 июня. Но нет в нем ни тревоги, ни страха. Среди семейных новостей — только одна маленькая неприятность: работа в ночную смену с пяти вечера до двух ночи, а это очень неудобно. О войне — такие оптимистические строки: «Сегодня вы, наверное, слышали не совсем хорошую новость. Германия объявила нам войну, и война уже идет. Надо надеяться, что она кончится в нашу пользу. Именно так должно быть». История словно оживает благодаря таким экспонатам! А как начиналось отражение военной темы в почтовой продукции?

Лев КОЛОСОВЛ.Колосов: Это были две марки. Первая — выпущенная по известному плакату Виктора Корецкого «Будь героем» 12 августа 1941 года. Вторая — «Народное ополчение». Первая марка лаконична: мать благословляет сына идти на фронт. Вторая изображает группу людей на фоне флага. Обе очень редкие.

С.Пилипович: Интересно, что марка «Народное ополчение» вышла 6 декабря 1941 года, это совпало с началом наступления под Москвой, когда первый раз остановили немцев.

В.Бутько: Первые в нашей стране почтовые марки, посвященные Великой Отечественной войне, вышли в обращение в 1994 году. Это совместный выпуск Беларуси, Украины и России к 50–летию освобождения Беларуси: квартблок, то есть четыре марки и купон, раскрывающий общую тему. На марках отражена операция «Багратион», другие знаковые сражения. Всего же около тридцати выпусков белорусских почтовых марок посвящены Великой Отечественной войне. В 1995–м и 2000–м появились марки к юбилею Победы, в этом году тоже вышли марка и блок. В 2008–м выпустили марку памяти жертв Холокоста, в прошлом — к 70–летию освобождения Беларуси. Из персоналий на марках маршал Георгий Жуков и подпольщик Евгений Клумов. Много конвертов — целые серии, посвященные Героям Советского Союза, женщинам на войне... Все отразить невозможно, потому что тематический план марок на год ограничивается сорока–пятьюдесятью позициями.

Сергей  ПИЛИПОВИЧС.Пилипович: Если марок, посвященных теме войны, в год у нас выходит две–три, то конвертов — несколько десятков.

«СБ»: С одной стороны, есть марки, конверты, письма, которые являются артефактами, имеют свою историю. С другой — выпущенные в память о каких–то событиях.

С.Пилипович: На выставке представлено и то и другое. Есть тематические коллекции, а есть коллекции по истории почты. По историческим конвертам и открыткам изучаются факты, например, почтовые тарифы. Прослеживается путь письма, многое приходится расшифровывать, пользуясь архивными источниками. Иногда ведь были периоды, когда штемпеля на почтовых отправлениях не ставились, особенно в войну. Письмо могла задержать цензура, оно могло лежать годами. Расшифровывать очень увлекательно, но это прерогатива серьезных исследователей.

«СБ»: Вы упомянули об отсутствии штемпелей в военное время... Расскажите подробнее об особенностях коллекционирования почтовой продукции военного периода.

С.Пилипович: Часто почта гибла. Встречаются и пометки «Захвачено неприятелем».

Л.Колосов: Есть грустные истории. Например, упомянутую открытку, отправленную Подокшику в начале войны, мне продал его племянник перед тем, как уехать в Израиль, принес в клуб, узнав, что я собираю то, что касается войны. Я спросил: «Сколько это стоит?» «Три рубля». Когда я опубликовал материал об этой открытке в журнале «Вестник связи», оказалось, что в Америке живет один из семьи Подокшиков, второй — где–то в Ленинграде. Но никто не попросил, чтобы я вернул открытку. А однажды у нас во дворе, где–то в середине восьмидесятых, хоронили ветерана. Торжественно, с почетным караулом. А назавтра я шел возле мусорных баков и увидел, что на одном сверху лежала пачка старых писем, перевязанная розовой ленточкой. Я ее взял... Три десятка посланий полевой почты... Правда, не в очень хорошем виде, закапанные водой. Это были письма ветерана, которого хоронили вчера.

«СБ»: Печально, что такое, наверное, происходит и теперь. Несмотря на известный телепроект «Письма с войны», работу волонтеров с ветеранами... Сбор таких артефактов должен вестись повсеместно! Чтобы люди понимали их ценность, берегли послания военного времени. Кстати, «СБ» совместно с Национальным архивом Беларуси создала «Народный архив», куда тоже пересылают подобные документы.

Л.Колосов: В музее истории Великой Отечественной войны очень мало таких писем.

«СБ»: На самом деле, как мне рассказывали коллеги–журналисты, их в архивах там колоссальное количество, не хватает рук обработать.

Владимир  ПРОКОПЦОВВ.Прокопцов: Надо, чтобы активизировались наши коллеги из всех краеведческих музеев, не только военных. Конечно, это вопрос этики. Не всякий ветеран захочет предавать публичности переписку с родными. Но, с другой стороны, о чем говорит приведенный Львом Леонидовичем кощунственный пример? Бывает, что у ветерана не осталось детей, внуков, кто мог бы его архив в семье сохранять. Обидно же, когда выбрасывают военные письма, а в музеях нет этих уникальных исторических документов.

С.Пилипович: В чем еще уникальность военных писем? В том, что они свидетельствуют, что в страшное военное время работа почты была налажена лучше, чем в мирное. Писали с фронта в тыл и назад чуть ли не каждый день, за время войны солдат мог отправить до тысячи писем. Всего два–три дня послание шло с фронта, скажем, в Сибирь.

Л.Колосов: Политическое управление Красной Армии очень быстро, несмотря на то, что начало войны было неожиданным, выпустило специальную почтовую бумагу с надписями «Бей врага!», изображениями «Солдаты идут в атаку». У меня есть письма, датируемые концом июня — началом июля, уже на таких листах.

«СБ»: То есть марка, конверт — это еще и пропагандистский объект, играющий важную роль в идеологической работе?

Л.Колосов: Да, и это имело свои последствия. В Советском Союзе до войны разгромили всех филателистов. У нас в Беларуси филателистическая организация действовала где–то с 1924 года. Но во времена репрессий ее вместе с другими обществами и творческими союзами к 1939 году «вычистили». Давали районному начальству телеграмму: «Найдите у себя в районе филателистов, которые пересылают посредством марок секретные данные за границу». Считалось, что кто–то с помощью марок, наклеенных на письма, сообщает, сколько танков и кавалерии в районе. После войны в филателии началось возрождение. Особенно когда в Москве прошел очередной фестиваль студентов и молодежи. Во всех странах народной демократии, где проходил фестиваль, ставили пункт программы: филателистическая выставка, встречи филателистов. Решили это сделать и в Москве. Собрали уцелевших старичков, кое–кого из молодых, дали поручение сделать выставку... Не сразу до властей дошло, что марка, как сказал болгарский революционер Георгий Димитров, визитная карточка страны. Только в 1960–х мы стали участвовать в международных выставках. Когда было 100–летие со дня рождения Ленина, сколько за границу поехало наших экспонатов! В моей коллекции «Старые письма Беларуси» есть даже послание Льва Сапеги от 1642 года. И я на московскую выставку к 100–летию Ленина заявил ее. Был там такой полковник в отставке Губа, заведовавший выставочным отделом. Он мне позвонил и сказал: «Ну куда ты, Лев, лезешь со своей коллекцией? Кто про твою Белоруссию знает? Ты бы лучше письмами показал биографию Ленина». Но все–таки мою коллекцию послали в Данию, и она получила там серебряную медаль.

С.Пилипович: Тем не менее в архиве я нашел очень интересную телеграмму 1918 года. Циркулярное указание начальникам всех почтовых отделений присылать несколько экземпляров всех марок и почтовых карточек, отпечатанных на местах, в Петроград, для будущего музея связи. Правда, неизвестно, выполнялось ли то указание.

В.Прокопцов: Когда «Белпочта» и Министерство связи выпускают тематические марку и конверт, те тут же попадают более чем в сто стран мира. Это и позиционирование нашей страны, и пропаганда ее культуры, истории... На наших марках с портретами есть изображения и Франциска Скорины, и Дарьи Домрачевой, и кардинала Казимира Свентека, и митрополита Филарета.

С.Пилипович: Участвуем в международных программах, например, проекте «Европа». Начиная с 1949 года каждая страна Европы ежегодно выпускает одну или две марки на общую заданную тему.

Владимир  БУТЬКОВ.Бутько: В этом году была тема «Детские игрушки».

«СБ»: Но марка — это еще и объект искусства...

В.Прокопцов: Да, марка — картина в миниатюре. В советское время почтовую продукцию централизованно делали в Москве. Белорусские художники стали активно участвовать в производстве марок с 1993 года, с обретением страной независимости. Первая марка была с изображением Креста Евфросинии Полоцкой. Затем наши художники специально стали рисовать миниатюры для почтовой продукции, например, Микола Рыжий, Владимир Васюк. Как член совета, который принимает решение по выпуску марок, знаю, принимались эскизы не всех авторов, сложно перестроиться на такой малый формат, здесь свои законы. С поддержкой «Белпочты» и Министерства связи мы отразили в почтовой продукции живопись художников–юбиляров — Виталия Цвирко, Василя Шаранговича, других... Попали на марки и картины на военную тематику. «Партизанская мадонна» Михаила Савицкого, «Минск 3 июля 1944 года» Валентина Волкова, «Оборона Брестской крепости» Евгения Зайцева.

«СБ»: В выставке участвует «юношеский класс», до 16 лет. Самым младшим авторам коллекций — по десять. В нашем детстве не было школьника, который бы не собирал марки. А теперь есть электронная почта, СМС, чаты и форумы. Сохранилась ли преемственность в филателии?

Л.Колосов: Падения интереса к филателии следовало ожидать.

В.Бутько: С другой стороны, мы заметили, что в магазин «Филателия» почтамта заходит все больше детей, молодых людей.

С.Пилипович: На выставках зачастую представляют марки дети филателистов. Нужно уметь оформить коллекцию, есть определенные требования, чтобы жюри взяло для показа. Дилетанту это сложно. Вот, могу показать, как это выглядит: коллекцию «Романовским — сто лет. Некоторые филателистические особенности выпуска» подготовила моя шестнадцатилетняя дочь. Это о выпуске 1913 года, посвященном 300-летию Дома Романовых.

В.Бутько: Уважаемому Сергею повезло. Но, как правило, у известных филателистов ни дети, ни внуки не собирают почтовые марки.

Л.Колосов: Это очень большая беда — если продолжить некому или попадает коллекция не в совсем умелые руки. Вот у меня такое положение. Я знаком с филателией, сколько себя помню, отец собирал марки еще в 1920–х, все, что у него осталось, передал мне. А сын мой не увлекся. Кроме того, филателия — это труд, надо много знать, искать. В школе я лучше всех знал географию, потому что, прежде чем положить марку какой–то страны в альбом, читал об этой стране.

С.Пилипович: Чтобы сделать один выставочный экспонат, приходится сотни часов провести в интернете, за книжками. Выставочную коллекцию можно приравнять к публикации, проиллюстрированной историческими документами.

В.Прокопцов: Видите, как прогресс иногда отрицательно влияет на развитие интеллекта. Мы считали в уме, заучивали стихи наизусть... Сегодняшние дети считают на компьютере. Бумажные письма ушли — испортился почерк.

С.Пилипович: На одном филателистическом форуме России есть даже такая номинация: «За наиболее красиво подписанный конверт либо открытку». Будем надеяться, что после посещения нашей выставки прибавится филателистов... Как правило, так и происходит. Предыдущую выставку мы делали в Гомеле, во дворце Румянцевых — Паскевичей. Многие молодые посетители потом писали в отзывах, что, посмотрев экспозицию, сами стали собирать марки.

«СБ»: Филателия сегодня — дорогое удовольствие?

Л.Колосов: Дорогое. Даже в присутствии представителя «Белпочты» скажу: цены на некоторые белорусские марки заоблачные.

В.Бутько: Они соответствуют тарифам. У нас нет необоснованно завышенных цен. Тем не менее филателия — один из самых массовых видов коллекционирования, именно исходя из ее доступности. Картины собирать может не каждый, а картины на почтовых марках — пожалуйста.

В.Пилипович: В мире есть филателистические торговые дома, аукционы... Сейчас все это благодаря интернету доступно. Любой может через сеть на аукционе купить хоть «Британскую Гвиану»... Она недавно продавалась: самая дорогая марка, единственная, которой нет в коллекции английской королевы.

Л.Колосов: И купил ее не филателист, а банкир. Вложение капитала... Ценность марки зависит от ее редкости. Ватикан как–то выпустил большое количество марок, и они не пошли. Тогда весь остаток сожгли. И «выжившие» марки сразу стали ценнее.

В.Прокопцов: Художник из Беларуси Хаим Сутин тоже сжигал свои картины, которые ему не нравились. И потому его полотна сегодня невероятно дороги. И с этой точки зрения как лучше: отпечатать в Беларуси какую–то марку тиражом в пятнадцать тысяч или в тысячу? Может быть, лучше меньше, но чтобы она была ценнее для коллекционеров?

В.Бутько: Есть рекомендации Всемирного почтового союза. Главная — чтобы марки выходили доступными тиражами. Мы, например, установили, что в Беларуси достаточно тиража в 60 — 70 тысяч. Есть почтовые администрации, которые выпускают ограниченные тиражи марок. Но это идет в ущерб работе почты и авторитету ее администрации.

С.Пилипович: Если не придерживаться рекомендаций, занижать тираж, такие выпуски могут быть признаны спекулятивными. И им будет закрыта дорога на официальные филателистические выставки.

В.Бутько: Беларусь — молодая страна. У филателистов мира есть возможность собрать все ее марки. Если будут спекулятивные, маленькие выпуски марок, которые не обеспечат запросы коллекционеров, у них упадет интерес к стране вообще. В этом случае мы можем потерять больше, чем выиграем на каком–то малотиражном выпуске.

«СБ»: Что еще интересного готовит выставка «Белфила–2015»?

В.Бутько: Тема войны присутствует на марках и других стран. На выставке будут представлены коллекции из Германии, России, Польши, Литвы. Например, увидим коллекцию «Польская армия на фронтах Второй мировой войны».

Л.Колосов: В каждой армии действовала полевая почта. У американцев, англичан, у поляков и чехов, когда они находились в составе британской армии.

В.Бутько: Вот тоже интересная коллекция из Польши: «Письма из концлагерей». «Белпочта» подготовила свою коллекцию, которая называется «Летопись Победы».

С.Пилипович: Слово «летопись» и определит принцип выставки. Но филателистическая выставка — это еще и соревнование. Жюри назовет победителей. Главные критерии: соответствие содержания коллекции названию, насколько правильно и полно раскрыта тема. Учитываются качество и редкость материалов, ну и внешний вид.

В.Бутько: Будем вручать золотые, серебряные, бронзовые медали. «Большой национальный приз» — за лучший экспонат почтовых марок Беларуси, «Большой приз» — за лучшую тематическую коллекцию. Председатель жюри — Лев Леонидович Колосов.

Л.Колосов: Буду строг!

В.Бутько: Призы изготовили специально, так же, как медали и дипломы. Кроме этого, победители получат книги, наборы марок, конвертов, кляссеры.

Л.Колосов: Есть приз, предоставленный посольством нашей страны в Китае: набор китайских конвертов.

В.Бутько: 9 мая состоится торжественное гашение юбилейных марок во всех областных центрах, в том числе и в Минске. Изготовлены специальные штемпеля, они будут давать оттиск красного цвета. На выставке тоже запланировано специальное гашение, посвященное ее открытию.

В.Прокопцов: «Белфила–2015» примет посетителей в новом корпусе музея, в средокрестье. В день открытия в наших киосках можно приобрести почтовую продукцию с оригинальным почтовым штемпелем. Мы заменили некоторые экспонаты на картины военной тематики, они будут хорошо дополнять и даже перекликаться с выставкой.

С.Пилипович: Установим дежурство филателистов, они расскажут про выставку, в которой участвуют более ста экспонентов. Мы представили только лучшее, отобранное жюри в соответствии с международными нормами.

rubleuskaja@sb.by

Советская Белоруссия № 82 (24712). Вторник, 5 мая 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Загрузка...
Новости и статьи