Беларусь Сегодня

Минск
+22 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

Мао много курил, а Хрущев плохо плавал

О неизвестных страницах советско- китайских отношений рассказывает профессор Александр ПАНЦОВ.
О неизвестных страницах советско- китайских отношений рассказывает профессор Александр ПАНЦОВ.

- Вы живете и работаете в США. А в России недавно вышла в свет ваша книга "Тайная история советско-китайских отношений". Что тайного вы обнаружили?

- Я обнаружил большое количество интересных документов в архивах России: в МИДе и в бывшем архиве ЦК КПСС, которые пролили свет на некоторые нюансы политики советского руководства в отношении Китая. Самое интересное открытие - Сталин делал все возможное, чтобы затормозить "сталинизацию" КНР, в то время как Никита Хрущев, которого во всем мире считают "антисталинистом", до XX съезда КПСС и после него делал все возможное для того, чтобы направить Китай по пути сталинской модернизации.

- Чем же объясняется стремление Сталина задержать развитие Китая по "советскому образцу"?

- С моей точки зрения, наиболее серьезной причиной явилось то, что Сталин опасался быстрой модернизации Китая, что могло бы составить конкуренцию Москве. Документы свидетельствуют, что Сталин не доверял Мао Цзэдуну и относился к нему с большим подозрением не только потому, что Пекин со временем станет конкурентом Москвы, но и потому, что из самого Пекина в Москву поступала на Мао Цзэдуна "настораживающая информация". Мне удалось установить, что действительно в окружении Мао, в руководстве КПК были люди, которые поставляли Сталину секретную информацию о поведении и политике Мао.

- Вероятно, вы имеете в виду таких людей, как Чэн Шао или Ван Мин - один из выпускников университета Сунь Ятсена в Москве, который представлял Китай и в Коминтерне?

- Ван Мин действительно был представителем Компартии Китая в Коминтерне в 1930 - 1937 годах, играл видную роль в 40-е годы, но уже к концу антияпонской войны потерял влияние в руководстве и не мог предоставлять Сталину более или менее исчерпывающую информацию о Мао. Были и другие источники. Одним из наиболее известных источников информации являлся Гао Ган - член Политбюро ЦК КПК и практический хозяин Маньчжурии. Но что удалось найти нового - это то, что второй человек в руководстве ЦК КПК Лю Шаоци тоже, по некоторым данным, лично поставлял закрытую информацию Сталину напрямую.

- Сталин вообще мало кому доверял. Может, его подозрительность развивали и внешние факторы, такие, например, как деятельность югославского президента Иосипа Броз Тито?

- Югославский шок 1948 года оказал сильное влияние на Сталина. Не случайно начиная с 1948 года Сталин постоянно высказывал свои подозрения в отношении того, что Китай пойдет по пути Тито, что есть "угроза перерождения Китайской коммунистической партии". Об этом говорил и сам Мао после смерти Сталина в беседах с советскими руководителями. Он подчеркивал, что только после вступления Китая в корейскую войну Сталин в конце концов поверил, что китайские коммунисты не представляют собой вариант "титоизма".

- Вы говорили, что в своих отношениях к Китаю проявлял парадоксы и Никита Хрущев...

- Парадоксы Хрущева тоже объясняются многими причинами. Во-первых, неустойчивость положения Хрущева после смерти Сталина. Ведь Хрущев пришел к власти первоначально в блоке с Маленковым. Он был мало известен как лидер коммунистического движения в мире, если сравнивать его хотя бы даже с тем же Берией. Поэтому поддержка Мао Цзэдуна была чрезвычайно необходима Хрущеву. Кроме того, ни Хрущев, ни Маленков не были связаны с прежней политикой Сталина в отношении Китая. Они не несли ответственности за унижение Мао Цзэдуна Сталиным, в отличие, скажем, от министра иностранных дел Молотова или Микояна, который тоже был активно вовлечен во внешнеполитические дела. Им было легко общаться с Мао.

Поворот во взаимоотношениях СССР с Китаем произошел через несколько дней после смерти Сталина. 11 марта 1953 года состоялись переговоры Чжоу Эньлая с Хрущевым и Маленковым. Советская сторона тогда быстро приняла все предложения китайской стороны и подписала ряд соглашений - о строительстве электростанций в Китае, о предоставлении огромной помощи и т. д. После этого Хрущев воспринял курс на ускорение индустриализации Китая как основной для СССР. Не случайно Хрущев, не ожидая визита Мао в Москву, первым отправился в Китай в сентябре 1954 года. Тогдашний советский лидер, видимо, стремился "поразить" Мао щедростью. И, с моей точки зрения, именно в этом и заключался его основной просчет.

- Почему?

- Это было время обострения "холодной войны", и Хрущев рассчитывал на укрепление партнерских военных связей с Китаем по причине усиления позиций США на Тайване, в Японии и Южной Корее. Естественно, союз с Китаем представлялся Хрущеву первоочередным с точки зрения укрепления дальневосточных границ СССР. Но на самом деле результат получился обратным. И это тоже не случайно, потому что Мао Цзэдун принадлежал к сталинскому поколению деятелей коммунистического движения, был воспитан на сталинской культуре поведения, то есть уважал только силу. Проявленная Хрущевым щедрость воспринималась в Пекине как слабость.

Очень интересно читать стенографические отчеты с записями послов о встречах Мао с Хрущевым. Видно, как Мао все время пытается провоцировать Хрущева, пытается проверить, до какого предела можно дойти в отношениях с ним. Более того, даже первый визит Хрущева в Китай воспринимался как слабость Москвы. Мне кажется, что лидер СССР должен был выдержать паузу.

- А как складывались личные взаимоотношения Хрущева с Мао?

- В связи с тем, что обе наши страны представляли собой откровенный вариант тоталитарной системы, естественно, роль лидеров имела огромное значение. Интересный момент. По заявлению самого Мао, первоначально Хрущев на него произвел очень положительное впечатление и во время первого визита Хрущева у них складывались весьма благоприятные отношения.

Поворот в них произошел даже не столько в связи с разоблачением преступлений Сталина на XX съезде КПСС, сколько в связи с событиями в Польше и Венгрии в 1956 году. Они казались Мао чрезвычайно опасными не столько в плане развития ситуации в Польше и Венгрии, сколько в смысле возможности развала социалистического блока и угрозы коммунизму в Китае. В 1957 году в Москве Мао тонко демонстрирует свое пренебрежительное отношение к Хрущеву, считая, что он ведет опасную политику, которая способна подорвать ситуацию даже в Китае. Он выступил в роли учителя Хрущева, то есть в переговорах явно пытался говорить менторским тоном. Это очень видно по стенографическому отчету. А в 1959 году, когда в Китай вновь приехал Хрущев, Мао уже не скрывал своей враждебности. Могу привести любопытную деталь. Мао был заядлым курильщиком. А Хрущев терпеть не мог табачного дыма. Так вот, Мао в ходе переговоров беспрерывно курил и пускал дым Хрущеву прямо в лицо. Кроме того, Мао перенес место переговоров в... бассейн. Сам он был прекрасным пловцом. Хрущев плавал, но не так. Поэтому ему приходилось постоянно догонять китайского лидера в воде... В воспоминаниях Хрущева есть фразы, что "он тоже не святой", что "он много терпел" и т.д. И в конце концов его прорвало. Первоначально он обещал Мао предоставить ядерное оружие, а в конце по собственной инициативе отказался от этой затеи... Может быть, и к лучшему.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи