Маневры вокруг ПРО

О корректировке программ в рамках ПРО США

Пентагон наметил существенную корректировку программ в рамках ПРО. В 2010 финансовом году расходы на эти цели составят 7,8 миллиарда долларов, то есть уже не возрастут, как это было прежде, а сократятся на 1,4 миллиарда (на 15%).


Как сообщил директор агентства ПРО США генерал Патрик О’Рейли на слушаниях в палате представителей конгресса США, будет прекращено дальнейшее развертывание стратегических ракет–перехватчиков GBI на Аляске. Соединенные Штаты ограничатся 30 шахтными пусковыми установками для этих трехступенчатых перехватчиков (26 на Аляске и 4 в Калифорнии).


Одновременно объявлено о намерении продолжить и интенсифицировать разработки и закупки по таким программам, как Aegis и THAAD, которые предназначены для перехвата ракет малой и средней дальности. Расходы на эти цели возрастут на 900 миллионов долларов. Предусматривается переоснащение шести (в дополнение к имеющимся 18) кораблей ВМС США системой Aegis с противоракетами SM–3. К 2013 году намечено развернуть пять бригад мобильной системы ПРО наземного базирования THAAD.


Что касается размещения двухступенчатых ракет–перехватчиков GBI в Польше, то администрация Обамы, судя по всему, пока не намерена принимать окончательное решение, исходя из целесообразности завершения всех испытаний системы и достоверного заключения относительно степени ее эффективности. Во всяком случае, никаких средств на строительство базы противоракет в Польше и переброску в Чехию радара, который сейчас эксплуатируется на атолле Кваджалейн, в проекте бюджета на 2010 год не предусмотрено.


Сенсационно прозвучало заявление министра обороны Р.Гейтса о возможном взаимодействии США с Россией в области ПРО и размещении РЛС на российской территории.


Впервые этот сюжет глава Пентагона затронул 2 июня во время посещения базы противоракет GBI в Форт Грили на Аляске. Тогда это прошло незамеченным. Однако через неделю Р.Гейтс вновь поднял этот вопрос — теперь уже на слушаниях в сенате конгресса США по военному бюджету. Затронув проблему размещения элементов ПРО в Европе, шеф Пентагона неожиданно сообщил о положительных сигналах, которые, по его словам, поступают на этот счет с российской стороны. Перспективы сотрудничества с Кремлем по ПРО «несколько улучшились» на фоне «опасений Москвы по поводу угрозы, исходящей от Ирана», поведал господин Гейтс. В этом контексте он проинформировал сенаторов о том, что Москва и Вашингтон обсуждают предложения, касающиеся возможности размещения радара или центров обмена данными на территории России.


Российское министерство обороны оперативно отреагировало на такой любопытный пассаж из выступления Гейтса. Первый заместитель министра генерал–полковник Александр Колмаков заявил журналистам, что никаких предложений на этот счет его ведомство пока не получало. «Когда поступят конкретные предложения, будем их рассматривать», — сказал генерал.


Дополнительную ясность внес официальный представитель МИДа РФ А.Нестеренко в ходе брифинга на Смоленской площади 11 июня. «Мы обратили внимание на соответствующие комментарии министра обороны США. Многое в них сформулировано так, как это, видимо, хотелось бы американской стороне, но не так, как ситуация обстоит на самом деле», — заметил российский дипломат.


Он разъяснил, что лишь отказ США от планов создания в Европе так называемого третьего позиционного района (ТПР) стратегической ПРО может положить начало полноценному диалогу РФ — США по вопросам сотрудничества в реагировании на вероятные ракетные риски. Однако как раз в этом пункте Р.Гейтс, похоже, придерживается противоположного мнения: на слушаниях в сенате США он упомянул возможность предпринять совместно с РФ некие шаги, которые запускали бы «партнерское взаимодействие» между США, Россией, Польшей и Чехией в создании этого самого ТПР. «Партнерствовать» таким образом российская сторона вряд ли настроена.


И все же, думается, не случайно такой маститый политик, как Р.Гейтс, который, по его собственным словам, находится на госслужбе уже 43 года и работал при восьми американских президентах, поднял этот вопрос именно сейчас, перед предстоящей встречей Барака Обамы и Дмитрия Медведева по вопросам СНВ и ПРО. Скорее всего, здесь есть элемент зондирования российской позиции, выяснения характера реагирования Кремля на такого рода идеи.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
№Х
Если одна сторона обладает наступательным ядерным потенциалом то естественно стремление другой стороны защититься по средстам ПРО, и как бы не декларировалась необходимость защиты от Ирана по факту эта иннициатива направлена на защиту от Российского ядерного потенциала. Тем более когда Россия начала проявлять агрессивные намерения по отношению к своим соседям. Российская государственность держится на углеводородной монополии в Европе и на силах ядерного сдерживания в противном случае Россия была бы уже давно растянута и поделена между другими государствами. Так, что Российская сторона не заинтерисована в сокращении наступательных ядерных вооружений и будет блокировать этот процесс всеми возможными способами. Противопоставление ПРО и СНВ один из таких способов.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости