Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Маленькая мама У детей, ставших родителями, практически нет шансов выжить

"Все мужики - козлы" История этой семьи казалась нелепой до неправдоподобия, и, возможно, она так бы и "умерла" в моем блокноте, если бы недавно я не услышала еще парочку очень похожих.
"Все мужики - козлы"

История этой семьи казалась нелепой до неправдоподобия, и, возможно, она так бы и "умерла" в моем блокноте, если бы недавно я не услышала еще парочку очень похожих. Тогда, примерно год назад, я искала семью с пятью детьми, чтобы на ее основе рассказать о проблемах многодетных родителей. В отделе соцзащиты предложили встретиться с Анжеликой Ивановой, которая одна воспитывает пятерых. Накануне ей выделили помощь, она очень общительная, симпатичная и с удовольствием с вами встретится, уверила инспектор.

Вообще-то мне нужна была полная семья, а не мать-одиночка, но заинтриговало нелепое сочетание ее экзотического имени и банальной фамилии. Необычной была и сама ситуация - двадцатидвухлетняя женщина одна растила троих своих и двоих опекаемых детей. Дома у Анжелики инспектор, правда, не была, но утверждала, что она отличная мать и хозяйка.

Все оказалось правдой, кроме двух последних утверждений. Уже в прихожей стало ясно, куда пошла полученная вчера помощь. Несло перегаром, табаком и испорченными продуктами, а еще пылью, грязными памперсами и банно-прачечным комбинатом. Вся сантехника вышла из строя, вероятно, еще в прошлом веке. Из кранов в кухне и ванной сочилась горячая вода и, превратившись в пар, затейливыми ручейками стекала с запотевших окон и грязных стен. Было душно, как в парилке.

- У соседей наверху тоже течет, - пояснила Анжелика.

Умытая и подкрашенная, Анжелика вполне соответствовала своему ангельскому имени. От вчерашней попойки на лице не осталось и следа, и, встреть я ее в другой обстановке, как и инспектор, безоговорочно поверила бы, что она идеальная мать.

- Выпить хотите? - юная мадонна извлекла откуда-то из-за шкафа початую бутылку водки. - Я вчера тут заначку припрятала. Нет? А я похмелюсь. Все мужики, скажу я вам, козлы.

Это категоричное выражение было любимой фразой матери Анжелики - Ольги Степановны, Ляли, как называли ее многочисленные друзья мужа. Редкий день обходился в их с Павлом доме без гостей. Анжелика иногда тоже участвовала в посиделках, но чаще утыкалась в телевизор или видеомагнитофон или сама убегала в гости.

Однажды, ей тогда было тринадцать, у подруги, а дружила Анжелика с девчонками на несколько лет старше себя, был день рождения. Вечеринка должна была продолжаться всю ночь. Анжелику, правда, отпустили лишь до двенадцати. В десять, когда веселье было в самом разгаре, появились новые гости - одноклассник подруги и его друг, самый красивый мальчик, какого она когда-либо видела. До этого она от вина отказывалась, но, когда он протянул ей рюмку и пошутил, что маленькие девочки, мол, не пьют, она неожиданно для самой себя тут же опрокинула содержимое. Потом еще...

- А маленькие девочки, наверное, и целоваться не умеют, - Антон все теснил ее, пока она не оказалась в самом углу дивана. Начал шарить под блузкой.

- Наверное, надо было закричать, вырваться. Но я не смогла. Боялась, что меня действительно все посчитают маленькой. Какая же я была дура!



Сто граммов любви

Практически у всех попавших в беду девчонок сексуальный опыт начинался именно с алкоголя. Вроде и не пьяна, голова работает, но ноги ватные и вместо отталкивания - кокетливо вялый взмах рукой, который противоположный пол воспринимает исключительно как поощрение.

Домой Анжелика вернулась в три. Всю дорогу продумывала то оправдательные версии, то варианты самоубийства, то месть Антону. Вот он придет с цветами, а она как...

Но он не пришел ни через неделю, ни через две. Через месяц ее начало тошнить. Набухла и болела грудь, зато прекратились месячные, к которым еще не успела привыкнуть и которые ненавидела, и она, глупая, радовалась, что может теперь не думать о пятнах и прочих неприятностях. О том, что близость может закончиться беременностью, она, конечно, знала, но не после первого же раза! Ни в одном фильме она такого не видела.

Судя по опросам, у двенадцати-тринадцатилетних вообще каша в голове. С одной стороны, они уже прекрасно знают, что детей находят не в капусте, а с другой - весьма смутно представляют себе, как зарождается новая жизнь и как она развивается. Школьная программа по анатомии и физиологии скудна, а попытки ввести половое воспитание общество резко осудило. И в общем-то справедливо. Подготовленных специалистов не было, и в школы хлынули проходимцы, не понимающие разницы между половым и сексуальным воспитанием, детей не просвещали, а развращали.

Теоретически можно спросить у родителей. Но многие мамы и папы подобные вопросы по-прежнему считают неприличными и отталкивают ребенка или отделываются нотацией на общеморальные темы. А иной раз и не знают, что ответить. Анжелика, впрочем, у родителей ничего и не спрашивала, а те были слишком заняты собой и того, что девочка подросла, попросту не заметили. Даже когда у матери появились подозрения, что дочь тошнит отнюдь не из-за вчерашнего пирожка, она их попросту прогнала как страшный сон.

- Что было, когда родители узнали! Отец орал: "Проститутка, вон из моего дома!" И мать туда же: "Ты нас опозорила! Шлюха", - Анжелика зло и смачно сплюнула.

Очарование исчезло. Передо мной сидела не запутавшаяся девчонка, а злобная фурия.

- Дура! Сама-то как жила? Я помню их оргии. А папаша?! Ах, какой добропорядочный семьянин! Бросил нас через месяц. У него, видите ли, непреодолимое влечение! Козел!

...Схватила только куртку. Ни документов, ни денег, только мелочь. Куда идти? Тогда, в середине 90-х, единственный путь был на вокзал, к бомжам. Собственно говоря, и сейчас мало что изменилось. Появившиеся кризисные центры для женщин принимать несовершеннолетних не имеют права. Детский приют? Но если ты с пузом, какой же приют тебя возьмет? Знакомые? Да, они могут приютить, но если девочке меньше 14, то родители вправе на них и в суд подать.

Конечно, выходы есть, но мало кто из юных о них знает и еще меньшее количество сможет ими воспользоваться. Выгонять ребенка из дому родители не имеют права - они несут уголовную ответственность за оставление своих детей в опасной для их жизни ситуации. А ночная улица - это именно такая ситуация. Так что можно пойти в милицию. Правда, чем закончится возвращение домой после того, как стражи порядка уйдут, еще неизвестно.

Можно пойти в районную управу к инспектору по опеке и попечительству и попросить, чтобы тебя взяли под опеку. По закону этот вопрос должен быть решен за три дня. Только вот где жить эти три дня? В огромной Москве я нашла только одну общественную организацию, которая занимается проблемами несовершеннолетних матерей, - "Голуба". Но и при ней ни гостиницы, ни общежития нет.

Проходя мимо дома той подруги, на дне рождения которой все и произошло, Анжелика решила попросить помощи у нее. Это сейчас она зла на отца и мать, а в тот момент тоже считала, что опозорила семью. Что делать? Выброситься из окна? Глупости, отрезала Ирина, мы заставим этого оболтуса на тебе жениться.

Брак по расчету

Мысль о замужестве Анжелике понравилась. Кто ж посмеет обругать "окольцованную птицу", заставить делать ненавистные уроки, косо посмотреть вслед?

Антона они разыскали быстро. У притащившего его на день рождения друга выяснили, что он сирота, живет и учится в интернате. Поняв, в чем дело, Антон на секунду задумался, а потом спросил: "А у тебя квартира есть?" Она кивнула. "Пойдем".

Подозрительный вопрос о квартире из глупой маленькой головки выскочил тут же. Родители, впрочем, все поняли сразу, но желание скрыть штампом в паспорте грех оказалось сильнее разума. К тому же им, по большому счету, было не до дочери. Ляля сама была беременна. Муж, давно уже решивший их оставить, настаивал на аборте, Ляля сопротивлялась, надеясь вторым ребенком привязать его к себе.

В роддом мама с дочкой попали с разницей в месяц. Первой родила мать - девочку. Второй дочь - мальчика. Школу Анжелика бросила еще во время беременности. Когда ее тайну уже ни под какой одеждой скрыть было нельзя, учителя вынудили ее забрать документы - своим видом она оскорбляла высокую мораль школы. Но покидала она школу без сожаления. На переменах глупые мальчишки пытались якобы ненароком пихнуть ее в живот, девчонки без конца переглядывались и перешептывались, а педагоги при любом удобном случае демонстрировали свое осуждение и презрение. К тому же сидеть без движения сорок пять минут с каждым днем становилось все труднее.

Семейная жизнь у них с мамой тоже как-то не складывалась. Павел ушел. Семнадцатилетний муж Антон оказался ребенком. Причем ребенком одновременно и обделенным, и избалованным. Родительской любви ему не досталось совсем, а вот государственной он был обласкан под завязку. Его кормили, одевали, учили и ничего не требовали взамен. В семье все оказалось иначе. Теща то и дело напоминала: ты должен то, ты должен се. А с какой стати он что-то должен?

Когда в маленькой двухкомнатной квартире появились двое младенцев, жизнь для него стала совершенно невыносимой. Он к тому времени уже был выпускником интерната и сбежать туда от орущих детей не мог. Ляля требовала, чтобы он пошел в техникум или училище или начал работать. Учиться Антону надоело, а вот работы попадались исключительно неблагодарные - вкалывать надо было много, а платили гроши.

К тому же Анжелика то и дело отказывала ему в ночных утехах. И однажды он ее ударил, решив, что у нее есть кто-то другой. Но о другом она даже не помышляла. Нежеланное дитя отнимало все силы, да и женщиной она стала лишь физиологически, а психологически и эмоционально так и осталась ребенком. Антон брал Анжелику силой, а если она сопротивлялась, лупил.

Тут еще прибавились и материальные проблемы. Отец помогал все меньше, а потом и вовсе перестал. Объявился, когда младшей дочке исполнился год.

- Он был похож на ободранного кота, - рассказывает Анжелика. - Любовница обобрала его как липку и выгнала. А мать у нас негордая, тут же приняла его обратно. Мало того, еще одного ребенка ему родила.

Неработающих мужчин в доме стало двое. Павел, правда, иногда где-то что-то зарабатывал, но до дома доносил копейки. Запой следовал за запоем, и все - по уважительным причинам: то потому, что вспомнил гадюку Маринку; то потому, что стало стыдно перед Лялей; то потому, что не уследил за Анжеликой. Мать утирала его пьяные слезы и наутро выставляла бутылочку для опохмелки. Потом сама стала к ней прикладываться. А когда отец умер - заснул зимой на улице, да и замерз, запила по-черному.

- А с тобой-то что происходило?

- В мой день рождения - мне тогда исполнилось шестнадцать - мы с Антоном расписались. Сразу прописали его у себя, и я думала, что теперь начнется другая, счастливая, жизнь. Ему ведь больше не на что было злиться. Но через неделю он меня опять избил. Жутко. В общем, я подала на развод.

- Ты любила Антона?

- Тогда думала, что да. А теперь мне кажется, что я еще никого не любила. Некогда было влюбляться. После развода с Антоном пошла с девчонками на дискотеку, выпила и...

- И?..

- Нет, надо же, такая невезуха! Два года жила с Антоном, никак не предохранялась и не беременела, а тут... В общем, мы с мамой опять чуть ли не одновременно в роддом попали. У нее опять девочка, у меня опять мальчик.

- А младший ребенок чей, твой или ее?

- Мой.

- Опять на дискотеку ходила?

- Гости у нас были... Наверное, мне нельзя пить, - Анжелика приподняла почти пустую уже бутылку. - Как выпью, так и подзалетаю.

- А такой выход, как аборт, тебе знаком?

- К гинекологу ж надо было идти, позориться.

- Анжелика! Сколько тебе было лет, когда третьего родила?

- Девятнадцать. Врачей боюсь, поликлиник. Не знаю, почему. Если бы мать не вызывала "скорую", то и рожала бы дома. А теперь вот некому вызывать. Мама полгода назад умерла. Вернулась пьяная, заснула и не проснулась. Сначала было очень тяжело, я получала на всех 600 рублей, даже на хлеб и молоко не хватало. Потом знакомые подсказали обратиться в "Голубу". Там мне помогли оформить опекунство на сестер. Уже два месяца получаю за каждую по 1.800.

- Пьешь-то зачем?

- Тошно мне. Даже на дискотеку не могу пойти.

Далась ей эта дискотека!

Ромео, презерватив есть?

Сексуальная революция принесла свои плоды. Каждый десятый ребенок рождается сегодня в России у несовершеннолетней. Средний возраст вступления в сексуальную жизнь снизился с 16,3 года в 1991 году до 12,6 в 2001-м. Дети у нас теперь болеют не только коклюшем и краснухой, но и сифилисом, гонореей, СПИДом. Презервативы, которыми пытались заменить мораль, оказались слишком тонкой преградой для инфекций и нежелательных беременностей.

Юным воспользоваться "мелочью, что защитит обоих", совсем непросто. И не только из-за чисто "технологических" проблем. Представьте, вам пятнадцать. У вас первая любовь. И вообще все в первый раз. В вас все дрожит, вы шепчете слова любви, а ваша Джульетта (Ромео) вдруг спрашивает: а у тебя есть презерватив? Нет, можно, конечно, спросить, захватил ли он (она) "мелочь", только поймет ли разгоряченный первооткрыватель, о какой мелочи речь? А не подумает ли он, что она, коли уж заговорила о презервативах, прошла огонь и медные трубы? А он? Если надевает эту "штуку", значит, ей не доверяет?

Для взрослых смешные вопросы, для детей - очень важные и очень трудные. И никакая пропаганда "здорового секса" их не решит. В США уже несколько десятилетий рекламируют "секс с защитой". И что? А ничего. Юные хватают инфекции и беременеют. И сейчас государство рекламирует не защиту, а воздержание.

Почему же в таком случае нас продолжают потчевать американским молодежным "мылом", в котором заокеанские школьники только и делают, что совокупляются? Спросите у производителей презервативов, руководителей телеканалов и политиков. Подозреваю, что ответ банален - деньги. Беременные девочки только на руку. Ходячая реклама. Не воспользовалась изделием - вот и результат. Изломанные судьбы их не волнуют. И собственные дочери, по большому счету, не волнуют. Потому что, если есть деньги, любая проблема решаема.

Беременеют у нас отнюдь не только подростки из неблагополучных семей. Просто в благополучных рождение еще одного ребенка не катастрофа. Можно отправить девочку на год куда-нибудь в Швейцарию, и о ее животе никто никогда не узнает, а родившегося ребенка усыновить родителям самой маленькой мамы. Можно нанять няню, гувернантку. В конце концов, выдать дочь замуж - только идиот (или романтик) откажется от соблазнительного предложения породниться с могущественными мира сего.

С обычной семьей, не говоря уже о неблагополучной, все гораздо сложнее. Крушение семейных планов порой так выбивает родителей из колеи, что первой реакцией становится желание решить проблему одним махом - выгнать блудницу вон или заставить ее сделать аборт. То и другое смертельно опасно. Летальные исходы абортов в России по-прежнему в 15 - 20 раз выше, чем в странах Европейского союза. Но даже если операция прошла благополучно, шанс остаться в будущем бездетной у маленькой девочки гораздо выше, чем у взрослой женщины.

Конечно, если ситуация совсем уж безвыходная, можно оставить ребенка в роддоме. И бизнесмены от медицины, знающие, что младенцы - самый ходовой товар, этот выход предлагают всем несовершеннолетним. Обманывая и их, и усыновителей. Как? Девочке сулят покой и счастье, но счастье предавшей свое дитя выпадает редко.

В чем обман усыновителей? Бытует расхожее мнение, что, чем моложе мама, тем здоровее она и ее ребенок. Увы, процент осложнений течения беременности и родов у девочек до 16 лет в два раза выше, чем в более старшей возрастной группе. У них гораздо чаще встречаются эндокринные и обменные нарушения, гинекологические заболевания и хронические инфекции. Из-за незрелости нервных процессов и полового инфантилизма роды часто проходят с аномалиями, что, в свою очередь, приводит к травмам плода, которые нередко проявляются у ребенка лишь через несколько лет. Будут ли любить приемные родители и такого? Или попытаются сбыть его в детдом?

Коли уж "попала", тяни воз

Законы, помогающие маленькой маме выжить и самой воспитать своего ребенка, в России есть, а вот толку от них практически нет. Право на образование у нее есть, но из школы она вылетает почти автоматически. Устроиться на работу без профессии, да еще и с младенцем на руках?.. Нереально.

Можно, конечно, продолжать сидеть на шее у родителей. По Семейному кодексу, они обязаны содержать своего, даже ставшего мамой, несовершеннолетнего ребенка и его дитя. Если они выполнять свои обязанности отказываются, можно подать на них в суд. Теоретически. Практически вы можете представить себе подобный процесс? Я - нет.

И не только потому, что суды с родителями как-то не вяжутся с нашими традициями. Обеспеченные и так своих оступившихся чад содержать будут. А вот как быть с еле сводящими концы с концами или вовсе не желающими работать? Ну вынесет суд решение в пользу дочери. И что, родители-алкоголики понесут собранную посуду не в ларек, а в булочную? Вряд ли.

Если девчонке повезло с молодым человеком, если он уже в состоянии содержать семью и они действительно друг друга любят, выходом может стать замужество. Но если Ромео шестнадцать и общая постель была результатом цепи случайностей, штамп в паспорте принесет исключительно неприятности. Срам им все равно не прикроешь, а вот статус одинокой матери потеряешь. А для малообеспеченных это не так уж мало: повышенные пособия, льготы при устройстве ребенка в детский сад или лагерь отдыха, всевозможные одноразовые выплаты и так далее. Деньги пусть и небольшие, но реальные, а вот будет ли содержать юный муж или его родители - еще вопрос. Алименты? Взрослые женщины очень часто не могут выбить ничего из своих бывших мужей. Сможет ли девчонка? Да и будут ли алименты больше скудного государственного пособия?

Комитет по делам семьи и молодежи Госдумы в прошлом году попытался провести закон, разрешающий по заявлению родителей вступление в брак уже в 14 лет. Слава Богу, не прошел. Ну как два четырнадцатилетних оболтуса, в одночасье потерявшие статус детей (они ведь теперь муж и жена), выживут без помощи взрослых? Да еще и с младенцем на руках?

Единственный закон, который, как мне кажется, надо принять, - это закон об ответственности взрослых. Родителей, не занимающихся воспитанием своих детей. Издателей некоторых молодежных журналов, считающих, что сознание определяется исключительно гениталиями. И - государства, закрывшего глаза на внедряемый у нас стиль жизни: пей, гуляй, совокупляйся. Потребляй!

Утонул в море удовольствий? Твои проблемы.

* * *

Примерно через месяц после нашего разговора Анжелика умерла. Лечила простуду водкой. А простуда оказалась крупозным воспалением легких.

Нелепая жизнь, нелепая смерть.

И пятеро сирот. Какими они вырастут в нашем жестоком мире? Куда упадет яблоко?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи