Мак и Ева

Каждый третий наркоман — женщина

Родителям девятиклассницы Даши, можно сказать, еще повезло: о том, что их дочь — наркоманка, они узнали, когда вдруг раздался звонок из школы. Педагог волновалась, почему вчерашняя отличница стремительно скатилась до троек и стала систематически пропускать занятия. В тот же день состоятельным маме и папе стало известно и про первокурсника Пашу — первую дочкину любовь. А вот родителям Паши повезло куда меньше: о том, что их сын — наркоман со стажем, они узнали у двери реанимации, где паренька с трудом вернули к жизни после первой передозировки какой–то мерзкой смесью...


Анозогнозия. На этот не очень–то ходовой термин я обратила внимание на недавней конференции, посвященной презентации доклада Международного комитета по контролю над наркотиками за 2016 год «Женщины и наркотики». Главный нарколог Минздрава Иван Коноразов сразу пояснил его значение — это когда пациент категорически отрицает наличие каких–либо расстройств и ведет себя так, словно с его здоровьем нет никаких проблем. Иначе говоря, самообман. Особенно ему податливы люди с алкогольной и наркотической зависимостью, когда им кажется, что в любой момент можно остановиться. Увы... В результате медицинская помощь может быть оказана несвоевременно, а то и вовсе слишком запоздать. Так что пока не раздался тревожный звонок из школы, больницы или милиции, нам всем не помешает как можно чаще задаваться вопросом: а все ли мы знаем о наших детях, достаточно ли внимательны к родным и близким? Или тоже, как родители юных Даши и Паши, упрямо не замечаем сгущающихся проблем? Духовная дистанция в семье девочки была настолько велика, что мама с папой и понятия не имели, что все это время сами же спонсировали новое «увлечение» дочери, а заодно и ее бойфренда, ради которого она готова была на все. Понимание, что родительская любовь меньше всего измеряется брендовой одеждой, завидными безделушками и дорогостоящим отдыхом за границей, к ним пришло с большим опозданием — всего за полгода употребления наркотик стал главной жизненной ценностью девочки. И чтобы хоть как–то вернуть ее приоритеты в прежнее русло, потребовалось продолжительное и довольно затратное лечение, в том числе в клиниках Германии.

Впрочем, по мнению Ивана Коноразова, в силу гендерных особенностей наркозависимые женщины в любом возрасте больше нуждаются во внимании со стороны психологов и психотерапевтов, нежели во враче–наркологе. И просто во внимании. Вот, скажем, еще один случай. Пациентка с 12–летним стажем потребления инъекционных наркотиков долгие годы чередовала больничную койку с тюремной камерой, куда систематически попадала по 328–й статье УК — за распространение. Не вылечивало ее ни суровое наказание, ни прогрессивные врачебные методики. И вдруг в 41 год она остановилась сама, когда стала мамой и осознала, что для своего малыша важна как воздух. Мотивации к выздоровлению настолько индивидуальны, что без глубокого духовного контакта, который чаще всего доступен именно родным людям, успеха добиться просто невозможно...

Сколько угодно можно рассуждать о несовместимости наркотического зла и женской сути, но налицо печальный факт: каждый третий наркоман — женщина. При этом среди официально желающих вылечиться их доля вовсе невелика: в начале года на диспансерном и профилактическом учете стояло около 2,5 тысячи белорусок — это лишь пятая часть от общего числа диспансерных пациентов. И несмотря на то что по части распространения наркотических и психотропных веществ женщины доставляют милиции гораздо меньше проблем, нежели мужчины, — менее 10% осужденных по такой статье, заместитель начальника главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Андрей Саладовников все равно глубоко убежден, что это слишком много...

Какие же пути решения проблемы? Международный комитет по контролю над наркотиками предлагает прежде всего осознать, что наркомания у женщин и у мужчин во многом разная. Тут надо не рубить сплеча, а как следует разобраться, что заставило капитулировать перед бедой. Ведь большая часть наркозависимых пациенток однажды сознается, что первый опыт употребления психоактивных веществ был связан со сложностями в личной жизни. Среди прочих причин — это желание похудеть, обезболивание, самостоятельное лечение психических расстройств, в том числе депрессий. Да–да, некоторые истории тяжелейшей наркотической зависимости начинаются именно с безобидного, на первый взгляд, флакончика или упаковки с безрецептурным лекарством...

eversman@sb.by

ТЕГИ:
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Природа психологии женщины так устроена,эмоциональна,потому и действие на неё алкоголя,сигарет и наркотиков.....     Беда......... За ввоз,изготовление и распространение должно быть самое суровое наказание---пожизненное заключение без права помилования.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости