Магия неяркой красоты

«Мастер пасмурного пейзажа». Валерию Шкарубо исполнилось 60 лет

Парижский зал Кардена, лейпцигский Бундесбанк, залы Европарламента в Брюсселе, штаб-квартиры ООН в США и Музей искусств в Пекине… Самые статусные и знаменитые выставочные площадки мира открывали для себя очарование белорусского пейзажа благодаря Валерию Шкарубо. Специфичные своей неяркостью и сдержанностью картины художника — не только наша национальная современная классика, но уже много лет как визитная карточка страны. Его работы не только выставляют, но и покупают.

Более полувека в искусстве и более тысячи полотен в творческой мастерской. Валерию Шкарубо — 60, и свою идеальную картину он еще не написал.

В мастерской Валерий ШКАРУБО может «зависать» сутками
Фото из архива «СБ»

Живой пейзаж

На его первых в жизни этюдах — гигантские сосны на окраине Борисова. Семья Шкарубо жила почти в лесу, поэтому вся красота сменяющих друг друга пор года не могла пройти незамеченной. Живой пейзаж, воплощенный в картинке, стал вдохновением и самым желанным хобби для отца и сына: пятилетний Валерий выходил на прогулки с листом бумаги и карандашом, папа Федор — с фотоаппаратом.

«Мой отец был далек от искусства в классическом понимании этого слова. Он был часовых дел мастер: чинил часовые механизмы, но не простые, а только редкие, уникальные, очень любил старину. Фотография в те годы (а это 1960—1970-е) не была распространена так, как сегодня. Но у папы был хороший фотоаппарат, и, бывало, мы с ним становились на лыжи и шли зимой в лес. Или летом-осенью — по грибы, — рассказывает Валерий Шкарубо. — Я с малолетства буквально «заболел» пейзажем. Бывало, друзья-мальчишки бегают во дворе, гоняют в футбол, а мне нравилось уединение. Я не мог жить без леса, любил гулять один, наблюдать, запечатлевать в памяти и делать зарисовки. Мне никогда не было скучно с самим собой. Как оказалось позже, для художника пристрастие к одиночеству — одна из главных и нужных профессиональных черт».

Сейчас в Минске у него просторная мастерская в знаменитом «арт-столбике» по улице Сурганова. И во всем этом большом пространстве Шкарубо может «зависать» сутками. И так, чтобы никого не было рядом. Только он и мольберт с холстом.

Свой уголок в мастерской

«Невероятно трудолюбивый человек. И немножко скрытный. Когда работает, не любит чьего-либо присутствия. Безоглядно впадает в творчество. Думаю, в этом и есть секрет его, я бы сказала, магических, поглощающих в себя работ. Это некое колдовство. Ведь когда смотришь на эти картины, кажется, они погружают в себя, и ты будто медитируешь, — говорит дочь художника, живописец Ольга Шкарубо. — В детстве я вместе с папой рисовала, но сказать, чтобы мечтала повторить его профессию и стать художником, — нет, такого долгое время не было. Ближе к окончанию школы, уже стоя на пути выбора, снова увлеклась живописью. Сегодня я папина коллега. Закончила Академию искусств, вступила в Союз художников, работаю, выставляюсь. Отец нашел для меня уголок в своей мастерской. Теперь здесь и мои мольберты, палитра с красками».

Ольга Шкарубо повторила отца в профессии, но оказалась совершенно иной в творчестве. Пишет натюрморты, пейзажи, и они у нее получаются колористически насыщенными, солнечными, яркими. У Шкарубы-отца — исключительно пейзаж, и он узнаваем своей неброскостью, приглушенной, всегда с обилием серого цветовой гаммой. На картинах этого художника почти не бывает солнца. Всегда пасмурно.

Тысячи обликов природы

«Я пишу природу своей родины. А у нас, как шутят синоптики, только 20 с лишним солнечных дней в году. Наши пейзажи сами по себе скромные, сдержанные, без экзотических красок. Наша природа не каждого впускает к себе, не каждому раскрывает свою красоту. Она для ценителей, для лириков. Ее нельзя просто изображать, ее нужно уметь прочувствовать. У меня более тысячи пейзажей, и все разные. Знаю, будут еще. И я не повторюсь, потому что у нашей красоты — тысячи обликов, — делится Валерий Шкарубо. — Мы, белорусы, и сами похожи на свою природу: задумчивые, спокойные, неброские».

Свою неповторимую манеру письма Шкарубо обрел не сразу. «Университеты» художника — две изостудии в Борисове, Минск и Академия искусств. Студентом увлекался абстрактным искусством. Пробовал себя в традиционной классической форме подачи пейзажа. Вместе со зрелостью приходило и понимание своей индивидуальности. Сегодня пейзаж Шкарубо — его бренд. Стиль, который не спутаешь ни с каким другим и не найдешь в энциклопедиях по изобразительному искусству. Ему невозможно подражать. Неповторимые средства выражения, манера.

Достижения Валерия Шкарубо отмечены званиями: лауреат Государственной премии, заслуженный деятель искусств. И главное — понятый зрителем и счастливый в своей профессии художник.

Тамара БОРИСОВА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?