Источник: Знамя юности
Знамя юности

Made by студотряд

От водохранилища до кирпичного завода. Составляем карту объектов, построенных с участием студотрядов

Театры и больницы, дома культуры и библиотеки, жилые кварталы и фермы… Если бы на объектах, построенных с участием студотрядов, вешали соответствующую табличку, ее можно было бы увидеть едва ли не на каждом здании. Накануне юбилея комсомола мы начали составлять импровизированную карту белорусских студенческих строек.
фото белта

Историки превращаются в… бетонщиков


Зельвенское водохранилище, раскинувшееся на девять километров в длину и на два в ширину, считается одним из самых больших и красивых искусственных водоемов Гродненской области. Каждое лето сюда съезжаются тысячи отдыхающих: кто – поплавать и отдохнуть от цивилизации, а кто – выловить 10-ки­ло­граммовую щуку, которая, если верить местным рыбакам, водится в этих краях.

Не все знают, что к созданию искусственного озера, которое официально открыли в начале 1980-х, приложили руку не только профессиональные инженеры и строители, но и бойцы студотряда Гродненского государственного университета имени Я. Купалы. Был среди них и студент историко-педагогического факультета, а ныне учитель истории молодечненской средней школы № 11 Александр Люлькович.

Александр Николаевич проводил в стройотряде каждое студенческое лето. Зельва, Берестовица, Слоним, Ошмяны – за пять лет учебы с однокурсниками успел поработать во всех уголках Гродненской об­лас­ти. В основном будущие историки занимались бетонированием, даже получили «корочки» бетонщика III разряда, вспоминает учитель:

– У нас было так: чем больше сделаешь – тем выше зарплата. Поэтому нередко трудились сверхурочно, даже в выходные. За два месяца успевали заработать до 500 рублей. Это много – повышенная стипендия у меня была 56. Помню, на деньги, полученные за строительство водохранилища, купил первые джинсы – бэушные «вранглеры» за 220 рублей. Оставшуюся сумму обычно переводили на «книжку» и потом каждый месяц, если стипендии не хватало, снимали оттуда по пять, десять рублей – это была наша подстраховка.

Одной из самых сложных выдалась стройка в Слонимском районе. Тракторы прокапывали мелиоративные каналы, а Александр с другими бойцами вбивали в землю колья, чтобы укрепить берега и не дать им «сползти»:

– Это была тяжелая монотонная работа. С ног валились все, даже мастер спорта по классической борьбе Геннадий Уминский, который тоже был в нашем отряде.


Несмотря на усталость, по вечерам пели песни под гитару, отправлялись в ближайшую деревню на танцы:

– Местным парням это не нравилось, пару раз доходило до стычек. Однажды, чтобы сдержать нападение деревенских ревнивцев, пришлось защищаться кольями, которые выдернули из ближайшего частокола. На следующий день пришли к хозяевам забора с повинной и все починили.

Александру Николаевичу больше никогда не доводилось бывать ни на Зельвенском водохранилище, ни на Слонимщине.

– Мечтаю проехать по тем местам, где когда-то работал. Только сомневаюсь: узнаю ли я хоть что-нибудь? Все-таки прошло больше 30 лет.

Бойцовку сдал в музей


Василий Притульчик, директор Пинского государственного аграрно-тех­нического колледжа им. А. Е. Клещева, в студ­отряде был больше пяти раз. Сначала, когда учился в Пинском индустриально-педагогическом техникуме (сейчас это филиал Брестского государственного технического университета), – просто бойцом. Потом, когда стал мастером производственного обучения, назначили командиром.

Боевым крещением для Василия стала работа в механизированных студенческих отрядах:


– В 1980-х во всех хозяйствах была одна и та же проблема: техники много, а работать на ней некому. Поэтому в начале апреля будущих трактористов, водителей, механиков отправляли в колхозы. Мы ремонтировали машины и проводили посевную, а через месяц возвращались на занятия.

Завершив учебный год и получив разрешение уйти на каникулы, Василий с однокурсниками снова собирались в студотряд, на этот раз в строительный. Ребята возводили фермы, «тянули» телефонную связь по Брестскому району и линии электропередачи – на Псковщине.

– Что же касается больших и серьезных объектов, построенных с участием нашего отряда, то это несколько кирпичных заводов в Брестской области. Например, мы возводили склады для предприятий в Пружанском, Каменецком, Малоритском районе. Я и сегодня слежу за своими «детищами», рад, что все заводы действуют, расширяются. Да это и неудивительно: хороший кирпич всегда был на вес золота.

И хотя два месяца в студотряде – отличный способ подзаработать («вернувшись из Пскова, шестеро ребят сразу купили по «Яве»), Василий ехал не за деньгами – ради идеи. В 1981 году парня заметили: его отряд признали лучшим в республике. Директор до сих пор хранит вырезки из «Знаменки», где написано о его работе.

– А студотрядовскую форму (темно-зеленую куртку-бойцовку и брюки такого же цвета) отдал в музей колледжа, где я раньше учился. Но мне не жаль, ведь самое главное осталось со мной – воспоминания и верные друзья, с которыми общаюсь до сих пор.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости