Люди не из общей очереди

ЕСЛИ вы действующий руководитель хозяйства, то у вас не должно быть проблем с обработкой приусадебного участка, заготовкой кормов для личного скота. Оплачивайте в бухгалтерии все расходы — и никаких забот! Ну а если вы вчерашний председатель колхоза или директор совхоза? Это уже совсем другое дело: становитесь в очередь, как все пенсионеры, и ждите, когда ваша просьба будет выполнена! Но не хочется иногда быть таким, как все. Хочется побыстрее, подешевле или вообще бесплатно.

Как вы сегодня относитесь к бывшему руководителю, ныне пенсионеру, так, помните, будут в старости относиться и к вам...

ЕСЛИ вы действующий руководитель хозяйства, то у вас не должно быть проблем с обработкой приусадебного участка, заготовкой кормов для личного скота. Оплачивайте в бухгалтерии все расходы — и никаких забот! Ну а если вы вчерашний председатель колхоза или директор совхоза? Это уже совсем другое дело: становитесь в очередь, как все пенсионеры, и ждите, когда ваша просьба будет выполнена! Но не хочется иногда быть таким, как все. Хочется побыстрее, подешевле или вообще бесплатно.

— Пошел я в контору бывшего колхоза «Красный Октябрь», которым руководил 25 лет, чтобы выписать хотя бы полтонны зерна для домашней птицы, — рассказывает Антон Юнцевич, — а директор частного унитарного предприятия «Профи-Агропарк» Алексей Иодко — как видите, колхоза уже нет — сказал мне: «Нет вопросов — выписывайте в бухгалтерии по 1 тысячи 200 рублей за килограмм. Такая стоимость зерна у нас для всех неработающих пенсионеров». Дороговато, подумал я, и решил купить в магазине мешок комбикорма, он стоит дешевле.

— С нами торговаться нет смысла, — пояснил уже корреспонденту «БН» Алексей Станиславович. — Каждый рубль на счету. Продаем то, что можем продавать. По всем продуктам, товарам, видам услуг разработаны экономически обоснованные цены. И мы не имеем права для кого-то их повышать или понижать. Для неработающих пенсионеров зерно, например, о котором говорит Юнцевич, мы отпускаем по себестоимости. Ничего удивительного, в торговле оно дороже. Другое дело — забота предприятия о тех, кто работает у нас (в том числе и о работающих пенсионерах — их более 30 человек). Ежемесячно бесплатно они получают продукты питания на 40 долларов: 1 литр молока и 350 граммов мяса в день, на зиму — по 250 килограммов картофеля, 10 килограммов лука (сами не выращиваем — покупаем), 250 граммов меда и в ближайшие дни выделим по 4 килограмма гречки. Кто держит скот — бесплатно получает зерно.

— Юнцевич Антон Владимирович к категории работающих не относится, — продолжил Иодко. — Поэтому, думаю, обижаться на нас он не должен. Между прочим, никто из бывших работников «Красного Октября» на нас не в обиде. Порядок есть порядок!

С Алексеем Иодко мы вышли из конторы...

— Видите, реконструируем площадку перед зданием, — заметил директор. — Рабочие аккуратно, в столбики, сложили старые плитки. Будем класть новые, а этим найдем другое применение. Юнцевич говорит: «Отдай эти плитки мне! Они мои, я их укладывал». Но они не чьи-то, а колхозные, да и колхоз продал их нашей компании. И все, что раньше ему принадлежало, теперь наше. Разве непонятно? Или вот, посмотрите, дерево при входе в здание. «Я хочу его выкопать и посадить возле своего дома», — сказал Юнцевич. Да оно же огромное, пересадишь — засохнет! Не понимаю я Антона Владимировича!

Не всегда понимают ветерана-агрария и в райисполкоме. Хотя он чаще других обращался сюда с различными просьбами, и без внимания они, как правило, не остаются.

— У нас ко всем ветеранам, а тем более к бывшим руководителям, уважительное отношение, — говорит председатель Столбцовского райисполкома Владимир Мисько. — По праздникам приглашаем их: поздравляем, вручаем подарки. Заботится о них и Совет ветеранов, который возглавляет Иосиф Язвинский. Правда, не всегда какие-то вопросы удается решить сиюминутно, требуется время. Но на это, думаю, обижаться не надо.

— Обращался к начальнику райсельхозпрода Илье Шатько по поводу навоза и запашки огорода, — припомнил Юнцевич, когда я пришел к нему в районную больницу, где ветеран-аграрий сейчас проходит лечение. — До сих пор моя просьба не выполнена...

В чем же дело? Почему невозможно решить этот вопрос? За ответом я поехал туда, где живет Антон Владимирович.

— Как видите, огород не запахан, навоза нет, — показала приусадебный участок жена Юнцевича Зинаида Васильевна. — Вот такая «забота» о бывшем председателе колхоза.

Спешить с выводами, однако, не будем. В разговоре с руководителем «Профи-Агропарк» Алексеем Иодко (по логике, он должен помочь ветерану) выяснилось, что на предприятии нет такой техники, которую можно было бы использовать на небольшом участке. Нет и лошадей.

— Что же делать Юнцевичу? — спросил я у начальника райсельхозпрода.

— Не волнуйтесь! День-два — и этот вопрос мы решим, — заверил меня Илья Иванович.

— А сами вы, будучи председателем колхоза, людям разве в чем-нибудь не отказывали? — поинтересовался у Антона Владимировича.

— Да, отказывал. Но это было в том случае, когда человеку не мог помочь. Но пустыми обещаниями никого не кормил...

Вместо послесловия

Кто такой был руководитель в те, советские, времена и кто сейчас? Когда бы то ни было, а спрос с него всегда особый. Каждый конкретный человек отвечает только за порученное ему дело, а он, председатель или директор, отвечает за все и за всех: здесь и урожай, и надои, и привесы... А главное — судьбы людей. Поэтому, думаю, руководитель чаще и быстрее других, рядовых исполнителей, изнашивается, уходит из жизни раньше своих сверстников.

Осмелюсь предложить: учитывая заслуги руководителей, этих людей нельзя ставить в общую очередь, брать деньги за что-то «по себестоимости». Думаю, нынешние руководители хозяйств в большинстве своем со мной согласятся. Кто-то через год, кто-то через пять или десять лет станет пенсионером, и тогда на себе все прочувствует. Некоторые нынешние начальники это понимают уже сегодня — бесплатно «бывшим» обрабатывают землю, дают корма, убирают урожай, выделяют транспорт. Это правильно. Но нужно, полагаю, чтобы для всех и везде было предусмотрено одно — бывший руководитель (пенсионер) в своем хозяйстве имеет право... Эти права могут быть оговорены в официальных документах и приняты на общем собрании каждого коллектива.

Этими мыслями-соображениями я поделился с бывшим председателем (ныне пенсионером) колхоза «Красная звезда» (сейчас ОАО «Деревное» того же Столбцовского района) Иваном Загустой, который руководил хозяйством 20 лет. Согласился со мной Иван Иосифович и добавил:

— Не так уж часто обращаемся со своими просьбами к руководителям. И не помочь нам — просто не к лицу председателю или директору, ведь своим отказом он подрывает свой же авторитет и доставляет старикам душевную боль. Мне повезло: у нас работает директором Николай Дронь — чуткий, внимательный человек. Побольше бы таких руководителей...

Александр ГРАДЮШКО, «БН»

Столбцовский район

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости