Минск
+6 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Люди и время глазами Леонида Екеля. Свет золотой звезды

Однажды мой коллега–очеркист, разоткровенничавшись, произнес слова, которые, признаюсь, меня несколько озадачили. «Все, что тебе рассказывает твой герой, безусловно, важно, — сказал он. — Но гораздо важнее то, о чем он умалчивает. Услышать непроизнесенное вслух и озвучить в очерке, да так, чтобы ни одно слово не вызвало несогласия героя, вот без чего нам никак не обойтись...»

Иногда без этого и правда не обойтись. Особенно если хочешь рассказать о личности, о которой писано–переписано, сказано–пересказано.


Пограничную деревеньку Борисы, что в 54 километрах от Бреста, вполне можно считать глубинкой. Но кого этим удивишь? А вот то, что Борисы — малая родина трех Героев Социалистического Труда — такого, пожалуй, во всей стране не сыскать. На стене кирпичного дома (он не бьет по глазам роскошью, но и нищета не выглядывает из каждого угла) скромная мемориальная табличка свидетельствует, что здесь жила Герой Социалистического Труда Лидия Ивановна Осиюк. Лидия Ивановна — мама Героя Социалистического Труда Галины Федоровны Скакун. Она живет в этом доме с мужем Дмитрием Васильевичем и дочерью Юлией.

В доме чисто, светло и как–то по–особенному уютно. Это благодаря заботливым рукам Юлии. И ее доброму сердцу, которое всю свою нежность и тепло отдает родителям. Она с улыбкой встречает меня на пороге и приглашает в гостиную.

...Самые ранние ощущения Галины Федоровны имеют привкус земли и молока. В дом их попала немецкая бомба, и от него осталась лишь груда печного кирпича. Три бездомные семьи нашли приют под одной крышей. Семья Гали — мама да бабушка Поля. Отца не стало, когда ей исполнился годик. Молодого, крепкого парня Федора Осиюка за отказ идти в полицию посадили в тюрьму. В невыносимом для жизни заключении он заболел туберкулезом и умер.

Молодая вдова Лидия Осиюк (ей не было и двадцати пяти) весь день — в колхозе. Еще гремела война, еще шли в семьи похоронки, а земля требовала своего — людского участия. Без него она превратилась бы в дикое поле. Вот и легла нечеловеческая тяжесть подъема хозяйства на плечи женщин, стариков да подростков.

...Попросил как–то председатель колхоза Лиду Осиюк подменить на пару дней доярку. Лида знала, что больше месяца доярки на ферме не задерживаются. Да и ферма — это громко сказано. Покосившийся щелистый сарай с крышей, готовый рухнуть на тощие спины животных. А коровы... На них больно смотреть.

Хроническая нехватка кормов привела к тому, что в год от коровы надаивали по 600 литров молока. И дойка, и кормление, и удаление навоза — все делалось вручную. Подойник, лопата да вилы — вот и вся механизация коровника. Здесь одно лишь было в изобилии — адский труд.

Прошла неделя, потом еще одна, а доярка, которую Лидия Осиюк подменяла, на ферму не возвращалась. Лида умоляла председателя вернуть ее на работу в парники, но в ответ слышала одно и то же: заменить тебя некем...

Она осталась на ферме. Бросить коров на произвол судьбы было выше ее сил. Изнуренные, измученные животные, на которых скотники орали каждый день, а то и могли перетянуть черенком лопаты по впалым бокам, услыша ласковый голос этой милой женщины, трогательно тянулись к ней, шумно обдавая ее лицо теплым дыханием. Так тянутся к свету невольники темницы. А когда Лида раздавала своим подопечным угощение — яблоки, брюкву, морковь (все со своего огорода), кого–то гладила или чесала за ухом, глубокие, как омуты, коровьи глаза наполнялись влагой... Эти глаза снились ей по ночам. Ну как можно бросить живое существо, которое поверило, что ты — ее спасение?

Доброта и ласка — великая сила. Но от одной этой силы удои не увеличатся. Народная мудрость давно определила, что молоко у коровы на языке. Не даешь ей, как следует, пожевать — не жди больших надоев. Но где раздобыть корма? Требовать от правления: дайте — коровы ревут голодные? Лидия Ивановна сама видела, с каким трудом поднимается с колен порушенное войной хозяйство. И на все «надо» просто не хватает сил. Стала обходить огороды. Но то, что приносила она своим коровкам, были крохи.

Положение с кормами улучшилось, когда дояркам выделили приферменные участки. Удобрив землю (благо навоза хватало), посадили картошку, посеяли сахарную свеклу и тыкву. Урожай собрали отменный. Забуртовали драгоценные корма и вздохнули с облегчением — теперь можно жить.

Строгий режим, трехразовое доение, а главное — солидная кормовая добавка сделали свое дело: надои росли. А с ними росла и уверенность Лидии Ивановны, что они могут быть не только хорошими, но и высокими. Когда же на районном собрании животноводов молодая доярка произнесла фразу, круто повернувшую ее жизнь: «Обязуюсь в предстоящем году надоить от каждой коровы по 2.000 литров молока», — зал грохнул дружным хохотом. Словно оглушенная, стояла она на сцене и не могла понять, что же произошло... А произошел прорыв. Сначала психологический, а потом и материальный. За один год (1951 г.) Лидия Осиюк смогла утроить результаты и довела надои до 2.300 литров молока. Не имея специального образования, она создала стадо высокопродуктивных коров и подняла планку надоев на небывалую в республике высоту: 8.000 литров молока в год от каждой коровы.

Когда в 1945–м году из Германии в Союз гнали коров, одна телочка досталась и колхозу имени Жданова. Вот она–то и стала родоначальницей племенного стада. А чистопородную корову, как известно, можно получить лишь на седьмом поколении. Такое сотворить могла только она — Лидия Ивановна Осиюк. Самородок самой крупной величины.

За доблестный, самоотверженный, поистине героический труд Лидии Ивановне Осиюк присвоили звание Героя Социалистического Труда. Она удостоена трех орденов Ленина — высшей награды Родины. Более 10 медалей ВДНХ (в основном золото и серебро). Дважды ее избирали депутатом Верховного Совета СССР и трижды — Верховного Совета БССР. Лидия Ивановна возглавляла школу передового опыта, и все белорусские доярки называли ее своей мамой...

Галя знала, что ее предназначение — продолжить дело мамы. Ведь с семи лет она больше была на ферме, приферменном участке, чем дома со своими сверстниками. Галя понимала, какой это изнурительный труд — быть дояркой. Ферма поглотит ее жизнь, не оставив ни праздников, ни выходных, ни свободы выбора: делать сегодня или перенести на завтра. Даже погулять на свадьбе родичей ферма не позволит. Остается лишь одно: трудиться с самого раннего утра и до поздней ночи. В четыре уже на ногах: в пять утра — первая дойка. После семи — пару часов свободных. Дома ждут неотложные дела. С 12 — опять ферма. Надо покормить своих коровушек. И снова перерыв на час–полтора. Затем — очередное кормление и вечерняя дойка. И лишь к полуночи гудящими от усталости ногами доярка переступит порог своего дома. Сядет за стол поужинать: пока несет ложку ко рту — уже спит. И так изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год...

В 1987 году Галина Скакун вместе с мужем взяла новую высоту – надоили по 8.300 кг молока. 

Размышляя над неординарной судьбой Галины Федоровны, я пытался понять истоки жизненной стойкости, мужества и долготерпения этих великих тружениц, подлинных героев — матери и дочери. Они не искали в жизни личной выгоды. Потребности Отечества стояли перед ними на первом плане.

После средней школы Галина лет пять проработала на ферме вместе с мамой. И было у нее такое чувство, как будто окончила академию. (А чем не народный академик Лидия Ивановна Осиюк — творец молочной реки!)

Сверстница и подруга Гали Лида Вирчик (будущий Герой Социалистического Труда Лидия Дмитриевна Брызга) уже приняла у своей мамы, работавшей вместе с Лидией Осиюк на Борисовской молочно–товарной ферме, первую группу — 18 коров.

«Делай, как мама, и все получится». С детства усвоив эту простую истину, Галина Скакун вместе с мужем Дмитрием Васильевичем взяли группу из 16 нетелей (1965 г.). От растелившихся коров за год они надоили свыше 4.500 килограммов молока от каждой. Прекрасный старт!

Набор высоты продолжался с завидным постоянством. Вот дуэт Скакунов перешагнул пятитысячный рубеж, затем шеститысячный. Совсем немного оставалось до семи тысяч. Но и это не предел. Галина Федоровна и Дмитрий Васильевич мечтали... нет, не побить рекорд Лидии Ивановны, а по–семейному, по–родственному поднять его еще на одну ступеньку. И они сумели это сделать. В 1987 году надоили от каждой коровы по 8.300 килограммов молока.

Взяли новую высоту — получите награду. По восходящей, разумеется: орден «Знак Почета», орден Трудового Красного Знамени, орден Ленина... А дальше, согласно партийным установкам, должна следовать звезда Героя. Но... подвела анкета. В графе «партийность» помечено: б/п. Что означает: беспартийная. В райкоме Галине Федоровне предложили вступить в партию. И услышали в ответ: «Если я за свой труд не достойна быть Героем Социалистического Труда, то ради этого нечего вступать в партию». Такой вот характер у этого необыкновенного человека...

И случится невероятное. Несмотря на невозможность беспартийному человеку стать Героем Соцтруда, Галине Федоровне Скакун это звание было присвоено. 1 сентября 1988 года в Кремле наш земляк Андрей Громыко (в то время — Председатель Президиума Верховного Совета СССР) вручит Галине Федоровне золотую медаль «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда и орден Ленина.

42 года Галина Федоровна, лауреат Государственной премии БССР, заслуженный работник сельского хозяйства Беларуси, отдала делу, которое стало смыслом ее жизни. И все это время рядом с ней был ее муж Дмитрий Васильевич, всегда готовый подставить и плечо свое, и душу. Как и Галина Федоровна, в машинной дойке он показывал высший пилотаж. Журналисты не раз донимали его вопросами: работаете, мол, на равных, а вся слава и награды достаются вашей жене. Вам не обидно? И он с достоинством отвечал, что они — не две обособленные половинки, а одно целое. Одна семья. И награды у них семейные. Галина Федоровна никогда не произнесла ни вслух, ни про себя: меня наградили. А только: нас наградили, нам присвоили... Когда отлучалась по делам депутата Верховного Совета СССР, на ферме ее подменяли дети: дочь Юлия и сын Виктор. Значит, и доля их труда есть в наградах, которые вручались маме.

...Нанизываются, нанизываются воспоминания, как бусины на нитку. То яркие, то не совсем. Но одинаково дорогие. Потому что это — твоя жизнь, отданная великому делу и людям. И не отблески вечерней зари падают на нее, а свет золотой звезды.

Фото автора.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.93
Загрузка...