Своя ноша тянет. В Витебске желание не быть отцом довело до суда

Любовь и кровь

Дружба врозь

Говорят, чужих детей не бывает. С точки зрения морали с этим легко согласиться. У генетики другой подход. Она помогает определить родство с помощью науки, связав отцов и детей тонкой спиралью ДНК. К такому методу прибегают, когда иного выбора нет. В похожей ситуации неожиданно для самого себя оказался Дмитрий С. (имена изменены). Конфликт с приятелем у него возник более чем серьезный. Повод же для выяснения отношений — отцовство с приставкой «лже».

Фото  pixabay.com

Дмитрий до сих пор недоумевает, почему это случилось именно с ним:

— Хороший знакомый был вхож в наш дом и семью. Мы работали бок о бок с Алексеем несколько лет, причин не доверять этому человеку не было. И вдруг как гром среди ясного неба: он утверждает, что его близкая подруга Ольга родила от меня ребенка. Но ведь тайком от жены с мамой малыша встречался не я, а именно он. Мое общение с этой барышней было, скорее, шапочным. Закономерно она подала на Алексея в суд на признание отцовства. В ответ мой теперь уже бывший друг сделал все, чтобы не называться папой. Даже пошел на отчаянную меру — стал убеждать окружающих, что отец девочки я… 

Интересно, что сделанная предварительно мамой ребенка генетическая экспертиза Алексея не остановила. В суде он настаивал: подруга подавшей иск мамочки — медик, а значит, результаты могут быть подтасованы. Потенциальный горе-папаша полагался не на науку, а на… фотографии родных детей Дмитрия. «Смотрите, как они похожи на малышку Ольги, словно зеркало», — до последнего витеблянин пытался притянуть доказательства за уши. Напрасно старался. Повторный тест ДНК как вердикт: уйти от ответственности не получится.

Витебские эксперты знают: ДНК-тесты, сделанные в их лаборатории, не врут.

Что же толкало Алексея на громкие обвинения? После суда он подошел к Дмитрию, чтобы тихо выдавить из себя всего одну фразу: «Прости, так вышло». На деле в «анамнезе» его поступка — законная семья, где подрастал еще один ребенок и где жена долгое время была готова верить в непричастность и порядочность мужа. Но все тайное когда-то становится явным. Как сложится судьба Алексея после всего случившегося, предсказать вряд ли кто-то возьмется. Дмитрий же, никогда не думавший, что может попасть в такую передрягу, считает: отделался малой кровью, но получил ни с чем не сравнимый опыт:

— Супруга Алексея даже умудрилась позвонить моей жене. Рассказала о «моем» ребенке на стороне… Хорошо, что моя любимая адекватная, разумная женщина. Поэтому тот случай не рассорил, а лишь сплотил нас. 

Гены не обманешь

Сегодня в управлении Государственного комитета по Витебской области анализ ДНК для установления отцовства или материнства проводится по трем основаниям. Это судебная экспертиза по определению суда, ДНК-тест с участием матери, ребенка и предполагаемого отца при согласии сторон, а также анонимное исследование образцов слюны, предоставленных заявителем.


— В нашей лаборатории подобные экспертизы начали проводить на платной основе с весны 2014 года, — вводит в курс дела Анастасия Забабуха, начальник отдела судебно-биологических и судебно-генетических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Витебской области. — Ежегодно проводим порядка 200 генетических экспертиз спорного родства. Результат — весомый аргумент в спорах об алиментах и наследстве. Новейшие научные методики, оборудование и реактивы позволяют открыть тайны родства с точностью свыше 99,9%. Двойная проверка обязательна. Берем образцы крови из пальца и соскоб клеток эпителия с внутренней стороны щеки и проводим исследования образцов от одного человека в разные дни. Это полностью исключает возможность ошибки. 

Необходимость генетической экспертизы обычно затрагивает материальную сторону — взыскание алиментов. В таких случаях инициатором назначенной судом «генной проверки» является женщина. Бывает, в лабораторию обращаются сразу трое участников событий — мать, отец и ребенок, которые сдают образцы ДНК по соглашению сторон. К слову, провести генетическую экспертизу можно на платной основе, заключив договор.

За время работы Анастасия Забабуха видела немало семейных трагедий, ведь каждый анализ — это чаша весов, на которых чья-то судьба, семья. В среднем не более 15 % результатов всех экспертиз спорного происхождения детей оказываются отрицательными, подсчитывает Анастасия Владимировна:

— Хорошо помню случай, когда по решению суда истцом выступил глава семейства, на тот момент состоявший в браке. Из семерых детей он соглашался признать родными только четверых. Настаивал, что остальные не от него. И худшие опасения мужчины подтвердились…

В Витебске ДНК-тесты, проведенные специалистами комитета судебных экспертиз, помогают не только установить отцовство и материнство, но и найти преступника. На виновного может указать любая мелочь, случайно оставленная им на месте происшествия.
Порой доказательств прямого родства ждет и мать ребенка. Так, пару лет назад к витебским экспертам обратилась молодая женщина со слезами на глазах и словами, что ее чадо перепутали в роддоме. Основанием для подозрений  стало то, что все ее родственники здоровы, а дочь появилась на свет с генетическими отклонениями. Однако проведенная экспертиза подтвердила материнство. Иногда на исследование привозят совсем малышей, которым от роду еще нет и месяца. Без результатов теста ДНК потенциальные отцы не согласны вписать свои имя и фамилию в свидетельство о рождении… 
Во сколько обойдется ДНК-тест, если сделать его по собственному желанию? Стоимость для граждан Беларуси чуть более 260 рублей, для иностранцев — 360. Выводы о кровном родстве будут готовы через тридцать календарных дней.
КОМПЕТЕНТНО



Николай Якушкин, главный медицинский психолог Витебской области:

— Делать или нет ДНК-экспертизу, каждый решает сам. Исключение, если речь идет о юридически обоснованных причинах, когда такой шаг — необходимость. Если в семью, которая должна строиться на доверии и понимании, проникает обман, последствия не заставят ждать. Маленькая ложь со стороны супруги тянет за собой следующую. И вот уже глава семьи готов к радикальным мерам — тесту на отцовство. Понять его можно, но прежде стоит спросить: готов ли он к неутешительному для себя результату? Тот случай, когда правда не всегда означает облегчение и исцеление. Иногда это начало конца. 

Еще одна грань проблемы — это бред ревности, или синдром Отелло, психологическая патология, при которой больной обвиняет партнера в измене. Никакой ДНК-тест не покажется такому ревнивцу веским доказательством. Без помощи профессиональных психолога и (или) психотерапевта тут не обойтись. 

naumova@sb.by 

Фото предоставлены управлением Государственного комитета судебных экспертиз по Витебской области
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...