Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

История двух необычных поселков в Жлобинском районе окутана легендами и романтикой

Любовь — это верный ориентир

Здесь нет магазинов, почты, библиотек и амбулаторий, да и без особой надобности: Пиревичи, центр сельсовета и социально-культурной жизни, всего в паре километров. Зато нежных чувств у жителей поселка Любовь хватает. А вот верной соседнему поселку Верный осталась всего одна супружеская пара. Корреспондент «Р» наведалась в населенные пункты с самыми романтическими названиями, чтобы выяснить, кто дал им эти чувственные имена.

Слово «любовь» здесь на каждом доме.

Вера, Надежда, Любовь

Агрогородок Пиревичи — самый настоящий центр сельсовета. Из 1830 жителей больше тысячи обосновались именно здесь. Есть сельхозпредприятие, больница, четырехэтажка, уникальная церковь более чем с вековой историей, учебные заведения и даже музыкальная школа. Поселок Любовь всего в двух километрах отсюда. Управляющая делами сельсовета Елена Константинова знакомит с его историей:

— Известно мало. Появился поселок где-то в 1920-х годах, когда давали земельные наделы. Говорят, на месте бывшего фольварка Новый Двор. А кто там жил, никто уже и не помнит. Известно, что в 1929 году жители Любови вступили в колхоз. Самое большое население по переписи было в 1959 году — 232 человека.

Сейчас в Любови 36 жителей. Есть две молодые семьи, но большей частью здесь пенсионеры. Потому в гости отправляемся в сопровождении самых нужных людей — председателя сельсовета Виктора Быкова и фельдшера из амбулатории, врача общей практики Анастасии Блоцкой. Первым нас встречает громкий и ответственный сторожевой пес семьи Столярчук. Владимир Иванович и Лидия Карповна вместе уже 60 лет, но глава семейства еще не прочь пококетничать:

— Сколько мне лет? А сколько дадите, дороженькия? 88 годов!

Лидия Карповна в Любовь «приплыла» из-за Днепра.

Владимир Иванович родом из Любови, потому в попытке разгадать тайну названия он для нас главная надежда:

— Быў тут пан. Где школа-интернат в Пиревичах, было его имение над возером. Потом побач поселки появились Верный, Никольски, Любоў. Он их как детей своих назвал. Потому что тры дачки у пана было — Вера, Надежда, Любоў.

Почему Надя вдруг превратилась в Никольский, носитель легенды объяснить не смог. Видно, в памяти народной три женских имени звучали более певуче. У Столярчуков, к слову, тоже три дочери. Правда, Галя, Инна, Лена. Радуют и четверо внуков. К председателю сельсовета у Владимира Ивановича сразу находится дело — переписать на внучку хочет свое «имение», да до Совета не дойдет. Председатель тут же успокаивает:

— Идти не надо, позвоните Елене Ивановне, уточните по документам. Если нужны какие справки из Совета, я вам привезу.

А вот с фельдшером у пенсионера разговор затягивается. Анастасия намерила совсем уж нехорошее давление, да и жалоб на здоровье Владимир Иванович, получая от медика инструкции по лекарствам, не скрывал:

— Шатаюсь, еле поднялся! А надо печь растопить, есть сделать единственной моей.

К Любови Лидия Карповна, шутит ее муж, приплыла из-за Днепра. Да так и осталась здесь, окруженная любовью со всех сторон и во всех смыслах.

Название обязывает

В доме многодетной мамы Маргариты Савченко любви тоже хватает. С мужем Сергеем они дали жизнь четырем детям. Старшая, Диана, уже работает на предприятии «Гомельдрев», двое сыновей — школьники, малышке Даше на днях только два годика стукнуло.

К 37 годам Рита успела стать мамой четверых детей.Верные Верному.

Люди здесь, настаивает многодетная мама, хорошие и светлые. Будто название поселка обязывает. Вспоминает Рита, как бабушки рассказывали ту самую легенду о трех панских детях. Эту версию, говорят, порой и в школе детишки слышали. Правда, в другом изложении, где третьим ребенком помещика был все же сын Николай.

Проработавшая большую часть жизни в школьной библиотеке Зинаида Трибузова с этой версией категорически не согласна:

— Это неправда! 1920-е годы. Помещиков уже тогда не было, как люди тут начали селиться!

Над происхождением названия Зинаида Афанасьевна задумывалась неоднократно, да только до правды так и не добралась:

— Никакой Любы знаменитой тут не было, хотя до теперешнего времени, кстати, здесь есть места, названные по именам жителей: Кириллова полянка, Михедово — место между Верным и Любовью.

Зинаида Трибузова версию о панских детях отрицает.

Может, потому так и назвали поселок, считает пенсионерка, что селились тут на новых наделах молодые, влюбленные. Дружно жили. Строились так, чтоб брат был около брата. А между собой оставляли территорию, чтобы там строились их выросшие дети. Есть у нее и другое, игривое, объяснение:

— Местные мужики к вдовам захаживали — по хозяйству помочь да приголубить, но семей никто не кидал. Вот такая любовь была.

У самой Зинаиды Афанасьевны любовь появилась поздно, но на всю жизнь. С покойным мужем Виктором познакомилась она, когда тот предложил подвезти ее на педсовет в Пиревичи. На повороте мотоцикл застрял в песке, и парочка слетела с железного коня. Никто не пострадал, но расстаться больше так и не смогли.

Жалуется пенсионерка на автолавку райпо: выбора нет, ни цен, ни веса не видно. Одно время даже колбасы не возили. Председатель предлагает выход:

— Можем попросить, чтобы сюда наш частник еще заезжал, что про­дукты развозит. Все равно по пути.

Верные Родине

От Любови до Верного рукой подать. Поселок с таким названием всего в паре километров. Осталось тут всего два постоянных жителя — Клавдия и Юрий Стальченко. Их дом у «пограничного» столба. Чтобы было легче их найти, такую разметку на осветительную опору нанес хозяин дома. Перед воротами неожиданно нас встречает деревянное орудие — Юрий Дмитриевич помогал внуку мастерить военную поделку.

Верные Верному.

Великая Отечественная для истории этих мест стала событием решающим. Поселок повторил судьбу Хатыни. Верные Родине, многие местные жители подались в партизаны. Как-то обстреляли бронепоезд. 27 сентября 1943 года разъяренные оккупанты в отместку сожгли весь поселок, заставили родственников партизан самих вырыть себе могилы, а расстреляв их, тела топтали лошадьми. В том пекле у мамы Юрия Дмитриевича погибли отец и братья. 56 погибших покоятся в могиле жертв фашизма на восточной окраине поселка.

Давление у Юрия Дмитриевича как у космонавта.

После войны Верный отстроили заново, чуть ближе к Любови. Легенд про название не ходит, но у Клавдии Михайловны свое объяснение:

— Здесь всегда все были верными. И мы верные, женаты уже 40 лет. И поселку верные, уезжать не хотим. С дровами помогают дети, «бульбину» сеем — тоже приезжают, свой «тракторок», ну то есть мотоблок, купили. Зимой, если уж совсем заметет, хлеб печем.

— А не боитесь тут одни?

— А кого бояться? Кругом красота, природа: зайцы, лисы бегают, косули. Хозяева щедро угощают нас собственноручно собранным кленовым соком и с трудом соглашаются на осмотр фельдшера: чего зря людей беспокоить, за своим состоянием они и сами следят. Впрочем, давление у Юрия Дмитриевича как у космонавта. Настроение хорошее: трое детей и 10 внуков должны приехать через пару дней, а что еще надо?

valchenko@sb.by    
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Иван ЯРИВАНОВИЧ
Загрузка...