Любовь ЧЕРКАШИНА: «Я должна держаться до последнего, как Брестская крепость»

«Спортсменка, отличница, красавица» — так можно смело сказать о многих девушках Брестчины. Мы еще не забыли успех брестчанки Мисс Беларусь-2012 Юлии Скалкович. А впереди возможная олимпийская медаль Любови ЧЕРКАШИНОЙ, двукратной чемпионки Европы, бронзового призера чемпионата мира по художественной гимнастике, которая представит нашу страну на предстоящей летней Олимпиаде-2012 в Лондоне.

Незадолго до отъезда на туманный Альбион Любовь рассказала «БН» о своем гимнастическом детстве, о казавшейся недосягаемой Олимпиаде и о том, каково это — быть единственной из выступающих замужней гимнасткой на территории Беларуси и соседних России и Украины.

«Спортсменка, отличница, красавица» — так можно смело сказать о многих девушках Брестчины. Мы еще не забыли успех брестчанки Мисс Беларусь-2012 Юлии Скалкович. А впереди возможная олимпийская медаль Любови ЧЕРКАШИНОЙ, двукратной чемпионки Европы, бронзового призера чемпионата мира по художественной гимнастике, которая представит нашу страну на предстоящей летней Олимпиаде-2012 в Лондоне.

— Любовь, в вашей «копилке» уже есть несколько медалей и лицензия на участие в Олимпиаде в Лондоне. А как начиналась история гимнастки Любови Черкашиной?

— В спорт меня, как и многих детей, привела мама. У нас вообще, как сейчас бы сказали, спортивная семья: старшие брат и сестра занимались карате, папа играл в футбол, а у мамы вообще было множество интересов. Одна я была не пристроена. И вот однажды маме предложили отдать меня в секцию акробатики, где и прозанималась полгода. Потом тренер уехала, и меня в том же зале «перераспределили» в спортивную гимнастику. Три года я ей отдала. Не скажу, что мне это нравилось — просто ходила на тренировки, как в школу. Мне нравились только вольные упражнения, а конь и брусья — не очень. Бревно, помню, вообще возненавидела. И вот в один прекрасный день мне сказали: «Делай переворот назад». А я, выполняя упражнение, поняла, что не чувствую ни высоты, ни бревна и могу просто упасть. В общем, тогда и ушла из спортивной гимнастики. Какое-то время совсем не тренировалась. Потом мама в газете увидела объявление о наборе в секцию художественной гимнастики... Когда мы пришли к тренеру, та удивилась — ну кто же в художественную гимнастику приходит в девять лет? В итоге попала в группу к малышам, где была явным переростком. Но потом начала повторять упражнения раз за разом, подтянулась до уровня старшей группы.

— Пришлось немало потрудиться?

— Да, меня так воспитали. Приучили к упорному труду с малолетства. Я, например, не могла себе позволить не делать что-то, если мне это не нравилось: ничего страшного — буду пробовать. Поэтому многие упражнения не уставала повторять по нескольку раз. К тому же в семье приучили к тому, что слово старшего — закон! Так и в гимнастике. Если на меня повысили голос, я думаю, что это лишь потому, что я действительно что-то сделала не так. А если тренер называла меня по фамилии, мне казалось, что дела совсем плохи. Когда же приехала в Минск, где девочек больше, по несколько Люб, Ань, Кать, нас часто, для удобства, называли по фамилиям. И мне каждый раз казалось, что я проваливаю тренировку. Вот и старалась изо всех сил. К счастью, у меня всегда была поддержка. Пожалуй, единственный человек, благодаря которому я удержалась в художественной гимнастике, это моя мама.

— Мечтали в детстве об олимпийских наградах?

— Признаюсь честно, Олимпийские игры всегда для меня были чем-то далеким, находящимся на другой планете. Я следила за ними, но даже не смела подумать, что когда-нибудь смогу принять в них участие.

Глядя на старшую сестру, увлеченную животными, в то время я вообще хотела стать ветеринаром. А ставить цель победить в соревнованиях, чемпионатах Европы или мира — этого точно не было в мыслях. К тому же наш тренер никогда не заводила такие разговоры. И мне кажется, правильно, ведь это давало нам возможность каждый раз подниматься на ступеньку выше без всяких амбиций.

Лично я задумалась о высоких целях, когда попала в сборную страны. Тут уже появилась ответственность. Кто-то вкалывает на заводах, а я точно так же — в спортивном зале. Поэтому, когда у меня спрашивают, что я буду делать, когда уйду из спорта, мне хочется ответить: «А когда вы уйдете из своей профессии?» Я уйду, когда мне этого захочется. Но не исключено, что спорт останется моей профессией  и в будущем.

— Знаю, что вы уже работаете на это «будущее»...

— Да, у меня уже есть диплом на тренерскую работу — я закончила курсы в училище олимпийского резерва. То есть уже сейчас могу быть тренером по художественной гимнастике. Но понимаю, что как тренер я для себя ничего нового не открою. Поэтому решила пока освоить специальность менеджера в спорте и поступила в БГУФК. Смотрю на Ирину Юрьевну Лепарскую: не знаю, кто у нас еще в стране, кроме нее, может все так организовывать, ведь на ее плечах — все соревнования по гимнастике. Вот и подумала, что надо бы тоже подучиться. Я чувствую в себе организаторские способности.

— Что лично для вас значит предстоящая лондонская Олимпиада?

— Мне уже 24 года, и непросто к такому возрасту оставаться в художественной гимнастике, сохраняя психологическую устойчивость. Я ведь с 2000-го постоянно в обойме, а 12 лет для гимнастики — срок большой. Понятно, что мне сейчас сложнее угнаться за молодежью. У них данных и выносливости — больше, а мне нужно дольше разминаться (с возрастом суставы уже не те). Поэтому Олимпиада для меня — это в первую очередь борьба с самой собой и возможность что-то доказать себе в то время, когда молодежь наступает на пятки. После Пекина, например, мне было очень сложно заставить себя вновь тренироваться. Сложно было именно психологически прийти и снова доказывать всем, что я еще могу выступать, бороться за медали. Но сейчас я вновь еду на Олимпиаду и понимаю, что в какой-то мере переборола свой страх перед большими соревнованиями, когда знаешь, что на тебя будет смотреть вся страна. Лицензия на эту Олимпиаду — это для меня личное достижение. А какой будет итог, поговорим после Игр.

Да и реализоваться после окончания спортивной карьеры с медалью намного проще. Ты, конечно, можешь закончить БГУФК и преподавать, но это скорее будут какие-то любительские группы, а когда ты с именем — доверия больше.

— Надо полагать, в будущем вы не исключаете для себя тренерскую карьеру?

— Люблю работать с детьми. Даже сейчас иногда остаюсь после тренировки и помогаю малышам. Радуюсь каждый раз, когда чему-то кого-то научила, например, помогла сесть на шпагат. Для меня это то же самое, что дерево посадить. Вижу в глазах ребенка восторг и сама радуюсь вместе с ним.

— Может быть, единственной замужней из выступающих гимнасток Беларуси, России и Украины пора своих детей заводить?

— Всему свое время. Пока занята тем, что создаю фундамент для будущего своей семьи, для детей. Хочу, чтобы ребенок ни в чем не нуждался, чтобы можно было полностью посвятить себя его воспитанию.

Так что пока воспитываем племянников. Есть в семье собака. Мы все хотели второго мопса завести. Но друзья шутят, мол, вы лучше детей заведите (смеется).

Я одна среди коллег по цеху замужем. Просто художественная гимнастика — достаточно консервативный вид спорта, поэтому мое замужество — смелый шаг. Понятно, что за этим следуют рождение детей, прочие хлопоты, и тренеру необходимо быть к этому готовым.

— Что для вас семья?

— Не буду оригинальной и скажу, что это — крепость. Самое страшное, по-моему, для человека — быть одному. Конечно, женщина на своих плечах все вынесет, но замужество — это гарантия, что если вдруг твое плечо заболит, кто-то тебе подставит свое. Я могу выйти из зала с массой проблем в голове, но, когда прихожу домой, где всегда ждет муж, понимаю, что главное — счастье и мир в семье, а остальное — мелочи.

— Виктор — в прошлом футболист. Насколько сложно плыть двум спортсменам в одной «лодке»?

— Порой нелегко, но мне повезло с мужем. Я благодарна ему, что он видит, когда и где мне нужно уступить, что с пониманием относится к моей занятости и не требует трех блюд на обед. А еще он, наверное, один из самых верных моих болельщиков! Иногда мне кажется, что Виктор переживает перед соревнованиями больше, чем я сама.

— Художественная гимнастика — грациозный вид спорта. Но что для вас красота в обычной жизни?

— Первое, что пришло в голову, — ржаное поле с одиноким одуванчиком. Я очень люблю бывать на природе, любоваться цветами. Могу увидеть все тот же одуванчик и пытаться его сфотографировать. Раз попробовала, другой, но все не то — в жизни намного лучше! А иногда едешь по трассе, сбоку поле, и в этот момент понимаешь: вот она, красота, вот оно, счастье. А в людях красота — это их гармония с окружающим миром.

— У многих спортсменов бывает девиз, с которым они идут по жизни. Может быть, и у вас есть какой-то жизненный принцип, которому стараетесь следовать?

— Какого-то одного нет. Еще в детстве я любила читать, а потом выписывать в отдельную тетрадь умные мысли и выражения. А потом с какой-нибудь из них просыпаться и начинать жить этот день. Например: идти до конца. Вот и иду на тренировку, и тренируюсь так, чтобы потом идти до конца на соревнованиях. Однажды мне моя тренер сказала: «Брестская крепость стояла и не сдавалась, а ты же из Бреста. Так что тоже должна выстоять и не сдаться ни при каких обстоятельствах». С тех пор часто вспоминаю эту фразу. Она заставляет меня бороться, как бы тяжело ни было.

— Спасибо за беседу и успехов вам на предстоящей Олимпиаде в Лондоне!

Беседовала Яна МИЦКЕВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости