«Люблю отца Светы, но для нее я чужая...»

Мне было тридцать пять лет, когда вышла замуж. Признаюсь, уже и не мечтала, что у меня появятся муж, дети. Привычными стали вопросы знакомых: «Когда ж ты, Танечка, замуж выйдешь?» И их же ответы: «Так и в старых девах остаться можно»...

С Виктором, моим будущим мужем, познакомилась в поликлинике. Он сломал ногу и после приема у врача не мог на костылях самостоятельно спуститься по ступенькам — не работал лифт. Стоял в нерешительности на площадке, а я возьми да и предложи свою помощь. Тяжеловато было его держать, все боялась, что он упадет, а Виктор шутил: «Уроните, девушка, придется за мной ухаживать». А на улице сам предложил довести его до дома.

— Впервые мужчина предлагает мне проводить его, — засмеялась я.

— Считайте это не романтической прогулкой, а просьбой о помощи. На улице скользко, не ровен час, и вторую ногу сломаю, — отшутился новый знакомый.

Жил Виктор на пятом этаже. И по стечению обстоятельств в доме тоже не работал лифт. Подъем — словно восхождение на Эверест. Только, как мне показалось, чуть-чуть труднее. У дверей его квартиры обменялись телефонами. Я, правда, колебалась, оставлять свой номер или нет. А Виктор пошутил: «Вы теперь — мой ангел-хранитель, мне, может, завтра опять помощь понадобится, а рядом — никого».

Действительно, на следующий день он позвонил и попросил купить кое-что из продуктов и лекарства. На работе, узнав о моем «пациенте», девчонки сказали: «Смотри, Танька, поставишь на ноги, подкормишь-подлечишь, а он сбежит». Но получилось иначе. После того как Виктору сняли гипс, с тяжелым гриппом слегла я. Подружки, боясь заразиться, меня не навещали. И на сей раз уже Виктору пришлось выступить в роли «сиделки». Он дежурил у моей постели ночами, давал лекарства по часам, а когда я пошла на поправку, явился с букетом роз и неожиданно предложил выйти за него замуж. Видя мое замешательство и смущение, объяснил, что так привык обо мне заботиться, что иначе своей жизни и не представляет...

Жена оставила Виктора два года назад — ушла к другому, забрав дочку и все, что было в квартире. Так и жил он в «пустой конуре», как сам называл свою «двухкомнатку». Объяснил потом, что после развода не было даже настроения как-то в жизни обустраиваться. Так мы и начали вместе все заново: я — с чистого листа, а он — перевернув страницу. Получилось, что у меня появилась семья, причем в ней были не только муж, но уже и взрослый ребенок.

Как я уже сказала, у Виктора есть дочь Света. Недавно ей исполнилось четырнадцать лет. Несмотря на развод родителей, с отцом она очень дружит, забегает к нему на работу после школы, часто звонит. Виктор рассказывал, что после ухода жены Светланка, словно чувствуя вину матери, поддерживала его как могла: то в кино поведет, то поход с палаткой придумает. Выходные только с ним и проводила, научилась готовить, даже пироги печь. Меня она с самого первого дня знакомства приняла холодно, бросив отцу: «Так вот на кого ты меня променял!» Уже тогда я поняла, что придется ему метаться между двух огней, но старалась не вмешиваться в их отношения. А девочка, видимо, решила применить свою тактику. Если до нашей свадьбы она приходила к отцу только на выходные, то тут перебралась жить к нам. Виктор этому даже обрадовался, я тоже не была против. С матерью и отчимом у Светы отношения не очень хорошие: его бывшая ждет второго ребенка, а у нас, как он мечтал, девочке будет уютнее и спокойнее. Но меньше всего Света думала о покое. Приготовленные мной обеды она критиковала прямо за столом:

— Да, Татьяна Ивановна, готовить вы не умеете. Оно и понятно — столько лет одна жили, для кого стараться... Котлеты у меня вкуснее получаются, правда, папа?

Виктор под столом в этот момент крепко сжал мою руку, и мы с ним промолчали. Но девочка «не сдавалась». Вечером, когда я утюжила белье и вышла на кухню проследить за ужином, она поставила утюг прямо на одну из любимых рубашек мужа. В итоге та оказалась безнадежно испорчена. Виктор не поверил, что это была проделка дочери, с укором посмотрел на меня и сказал, что ребенок бы до такого не додумался... Так наши отношения со Светой превратились в «военные». Приходя после школы, она специально громко включала музыку, а на мои просьбы сделать потише издевательским тоном отвечала: «Мачехе не нравится?» К еде, которую я готовила, принципиально не притрагивалась, ела только то, что готовила сама. В выходные дни уводила отца гулять, причем, когда я захотела пойти с ними, Света сказала, что они «уже привыкли проводить время вдвоем». Виктор лишь опустил глаза и пожал плечами. Однажды муж решил купить мне новое пальто, но я, видя, что Света практически сносила свою куртку, предложила Виктору сделать ей сюрприз. После работы мы с ним зашли в магазин и купили ей новую дорогую куртку. Света сначала обрадовалась обновке, но, узнав, что идея сделать ей сюрприз была моя, сказала, что вещь «отстойная», носить ее не будет.

Я понимала, что это переходный возраст, развод родителей, дочерняя ревность, поэтому старалась себя сдерживать. Когда пыталась поговорить с мужем, он сначала утешал, что «стерпится—слюбится», а потом стал упрекать, что это я Свету недолюбливаю. Хотела поговорить с девочкой, объяснить, что нам плохие отношения ни к чему, что я ее очень даже понимаю... Но в ответ услышала: «А мне ваше понимание ни к чему, папе и без вас хорошо было. Со мной. Посмотрите, какой он нервный сейчас стал, а до вас был спокойный. Все сделаю, но он с вами жить не будет!» Позже пересказала мужу наш разговор. Он не выдержал, вспылил, сказал, что дочка звонила ему на работу, сказала, что это я ее «достаю своими придирками», что скоро она не выдержит и «уйдет из дома, куда глаза глядят».

 У меня уже не осталось никаких сил. Воевать с ребенком не хочу, люблю эту девочку, потому что люблю ее отца. Понимаю, что для нее я — чужой человек, который, на ее взгляд, пришел, чтобы разрушить их покой. Как быть, что делать, ведь вижу, что и муж страдает, и Светланка. Это уже не треугольник получается — отец-дочь-мачеха, — а замкнутый круг...

Татьяна (г. Береза)

Совет психолога  

Историю нашей читательницы прокомментировала психолог, специалист по супружеским, семейным и межличностным отношениям Веста БЕЛЬСКАЯ:

— Ситуация на самом деле непростая. Здесь может быть два направления, по которым возможно развитие дальнейших отношений. Первое — откровенно и обстоятельно обсудить эту тему с мужем, постараться найти выход с его помощью. Второе — постепенно, терпеливо выстраивать героине взаимоотношения с падчерицей, стараясь не конфликтовать с ней и психологически не травмировать девочку. Это очень сложно — фактически две женщины конкурируют между собой, и не важно, что одна из них — дочь, а вторая — жена! «Война» может длиться очень долго, причем сами родители могут перебрать множество вариантов примирения, но сработает всего один...

Как это ни удивительно, но можно провести параллель «невестка-свекровь». И здесь свой выбор (причем открыто) нужно сделать мужу — он ведь уже выбрал себе жену, любит ее. Он должен дать понять дочери, что от этого шага любовь его как отца не станет меньше... Женщине же важно дать девочке понять и, вероятно, даже обсудить с падчерицей, что у них разные позиции, никто из них не должен претендовать на место друг друга в семье.

Также можно попытаться разобраться, откуда идет эта детская ревность, что за этим стоит. Ведь она тоже не может быть безосновательной. Вероятно, девочке чего-то не хватает. Ведь если она хочет развести супругов, то чего-то этим желает добиться. А вот чего, это и важно выяснить...

Еще раз повторю — ситуация сложная, и если родители не смогут с ней справиться самостоятельно, рекомендую обратиться за помощью к психологу. Ведь иногда даже взрослые люди просто не выдерживают в такой обстановке, и помочь им сможет только профессионал.

Подготовила Анна КОРЕНЕВСКАЯ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости