«Любитель и профи — две разные планеты»

Сергей  Ляхович  —  о  закулисье  большого  бокса,  личной  жизни  и  профессиональных  тяготах

Сергей  Ляхович    о  закулисье  большого  бокса,  личной  жизни  и  профессиональных  тяготах

Экс-чемпион мира среди  супертяжей по версии Всемирной боксерской организации (WBO) Сергей Ляхович вернулся на родину, чтобы вновь начать восхождение на олимп. После двух подряд поражений и годичного перерыва. И как бы в дальнейшем ни сложилась его спортивная судьба, интерес к Ляховичу будет всегда. Потому что он стал первопроходцем среди земляков и покорителем одной из самых заветных в боксерском мире вершин. Он дал эксклюзивное интервью «Р».

— Сергей, тебя постоянно преследуют травмы. Стоило ли рисковать здоровьем в двух последних и неудачных противостояниях с Бриггсом и Валуевым?

— На то были веские основания. Слишком долго шел и  готовился к ним, многое было поставлено на карту. В первом случае защита чемпионского титула, во втором — право на претендентский бой.  После разрыва плечевых связок восстановился на 100 процентов. Причем обошлось без операции. В Германии прошел углубленное обследование, а планомерно восстанавливался уже в США.

— В профкарьере ты уже сменил четырех наставников. Чем тебе приглянулся пятый — американец Томми Брукс?

— Это авторитетный специалист, воспитавший 13 чемпионов мира, в числе которых та-кие асы, как Майк Тайсон и Эвандер Холифилд. Быстро нашли общий язык с Бруксом, хотя из-за проблем со здоровьем мало еще времени поработал под его руководством. Но уже многое почерпнул и чувствую, что мой спортивный рост продолжается.

— Твой первый витебский тренер Анатолий Колчин, как известно, возглавил национальную сборную перед Олимпиадой-2008. И «первый блин» у него получился комом: все 4 белоруса сошли с дистанции уже после первых боев…

— Поддерживаю связь с Анатолием Кирилловичем. И уважаю его за смелость и решительность: ведь далеко не каждый даже известный специалист согласится возглавить сборную страны  «на переправе», незадолго до главного старта четырехлетия. По одному топ-турниру нельзя судить об истинном потенциале наставника, причем в условиях того судейского беспредела в Пекине. И свою высочайшую квалификацию Колчин уже подтвердил последующими достижениями подопечных. Любому наставнику для этого нужно время.

— Что ты лично вкладываешь в понятие «профессионализм» и что посоветовал бы молодым атлетам?

— Не каждый любитель может стать профи. Это две разные планеты. И отношение должно быть соответствующим. Многие начинающие завидуют высоким гонорарам профи. Они просто еще не понимают, что для этого нужно трудиться не 8, а все 24 часа в сутки. Для меня бокс — это стиль жизни, которому подчинено все до мелочей. Это режим тренировок, восстановления,  питания и отдыха. Все «до мозга костей» завязано на одной цели. Главное же — каждому мастеру кожаной перчатки иметь голову на плечах не только на ринге, но и за его пределами. Выживает не сильнейший, а умнейший. Это же касается и всех иных единоборств.

— Как относишься к идее объединительного поединка среди обладателей чемпионских поясов всех версий среди супертяжей? 

— Приветствую ее. Когда в 2006 году завоевал титул WBO, пришел к своему промоутеру Дону Кингу и заявил, что хотел бы сразиться с Владимиром Кличко. Он тут же набрал номер телефона его менеджера Финкеля, и по громкоговорящей связи я услышал неубедительный отказ… Знаю, что за идею объединительного боя ратуют и братья Кличко, и Валуев, но почему-то дальше слов дело не движется.

— Не кажется ли тебе, что после «славянского пришествия» на  троны всех версий профбокс утратил былую популярность в своей альма-матер — США, равно как и финансовую привлекательность?

— Бокс — это настоящая индустрия, в которой крутятся огромные деньги. И не важно, какой национальности тот или иной атлет. Другое дело, что после утраты позиций американских профи тамошней публике не особо нравится размеренная манера ведения боя тех же братьев Кличко, Валуева или Чагаева. То ли дело были темповые и агрессивные янки Тайсон и Холифилд. А снижение финансовых оборотов в этой дисциплине закономерно, ведь экономический кризис начался со США, и он затронул многие популярные тут виды спорта — хоккей, баскетбол, бейсбол. Правда, местные зрители пока по-прежнему жалуют их своим вниманием. И прежде всего потому, что за океаном шоу-бизнес умеет подать зрелище.

— Что подвигнуло тебя прекратить сотрудничество с Кингом, за которым тянется шлейф неблаговидных историй?

— Пару раз конфликтовал с ним из-за оргвопросов — времени проведения поединков, их  количества, длительных «простоев». И все же благодарен ему за бесценную школу ведения этих дел. А то, что тянется дурная слава, так это все относительно. Он и в 75 лет остается сверхмобильным и непревзойденным мастером боксерской «кухни». Довелось однажды ехать в его лимузине. Кинг читал газету, потом отвечал по одному телефону, позвонил другой — и он тут же стал давать интервью. Расстались с ним полюбовно. Да и как иначе? Слишком многое зависит от этого всевластного человека.

— Тебя не преследовали кошмарные сны после, по сути, трагического поединка с Бриггсом?

— Отдыхал нормально, хотя, конечно, и переживал потерю чемпионского титула. Когда на последних секундах 12-го раунда вылетел за канаты на судейский столик, попытался встать. Но один из помощников Кинга придержал меня за ногу, сказав, что так будет лучше. К слову, у Шеннона он тоже был промоутером… Это поражение и на совести секундировавшего мне наставника  Кенни Уэлдена. Перед 12-м раундом он невзначай заметил, что пока исход боя неясен. И я принял это за команду к активным действиям, хотя, как потом оказалось, побеждал по очкам у всех трех арбитров. В итоге нарвался на «пушку» американца и поплыл…

— Почему 10 лет назад ты перебрался в США, и именно в штат Аризона, в городок Скоттсдейл, а не столицу всех игорных и спортивных  супермероприятий Лас-Вегас? Как, любопытно, обустроился за эти годы? 

— В Америке тогда жил мой менеджер Ивайло Готцев. Он, кстати, и познакомил меня с будущей супругой Ириной. Родом она из Украины, из Тернополя. Лучшей половины и не пожелаешь. Ира фактически стала универсальной и незаменимой частью моей команды. Возможно, поэтому пока мы и не обзавелись потомством. Хотя новый дом площадью в 500 м2 мы уже построили за свои кровно заработанные. С 5 спальнями, 4 ваннами, 5 туалетами, 2 гаражами на 3 машины, в общем, как это и заведено у янки. А еще очень повезло встретить в США Дениса Дмитриева, летчика из Гомеля, благодаря которому процесс адаптации оказался не столь болезненным. Хотя ностальгия гложет до сих пор.

— Не рано ли, в 23 года, ты покинул любительский ринг, где, по сути, так и не успел раскрыться?

— Хотел стать профи и чемпионом. Смотрел по видео, восхищался звездами. И моя мечта сбылась. Сейчас надо вновь за нее бороться. Такова спортивная действительность. В мае мне будет 33 года, но здоровье еще позволяет, и приложу все силы, чтобы мечта вновь осуществилась.  

На снимке: Сергей ЛЯХОВИЧ проводит в Минске мастер-класс.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...