Народная газета

Лёгкое дыхание

Народная артистка Беларуси Белла Масумян готовится к премьере «Счастье есть!» в Современном художественном театре

Народная артистка Беларуси Белла Масумян из ищущих натур. Это знают все, кто видел ее на сцене Национального академического драматического театра имени М. Горького, где Белла Амовна служит пятьдесят шесть лет. Этой осенью актриса отметит юбилей, снова прозвучит много слов и заслуженных комплиментов... Решив не дожидаться сентября, своих поклонников Масумян порадует новой работой уже 30 апреля: в Современном художественном театре состоится премьера спектакля “Счастье есть!” по пьесе Алехандро Касоны “Деревья умирают стоя” в постановке молодого режиссера Виталия Кравченко.

— Белла Амовна, у вас девять спектаклей в театре имени М. Горького. Это большая профессиональная и эмоциональная нагрузка. 30 апреля — премьера спектакля “Счастье есть!” в СХТ. Чем продиктовано появление этого проекта?

Фото представлено пресс-службой НАДТ им. М. Горького
— Из девяти спектаклей в театре имени М. Горького некоторые идут раз в два месяца. В силу моего характера мне этого мало. Мне необходимо все время быть в работе. Режиссер Виталий Кравченко работал в нашем театре актером, я видела его спектакль “Братья и Лиза” в Могилевском драматическом театре. Это зрелая, несмотря на молодой возраст Виталия, мудрая работа, интересная по решению. Пьеса “Деревья умирают стоя” хорошо написана. Она довольно традиционна, так ее порой и ставят. Бабушка там всегда в бархате и с клюкой... А то, что увидел в ней Виталий, мне показалось новым. Мы думали о пьесе Джона Патрика “Дорогая Памела”, но это спектакль уже много раз везде отыгранный. Надеемся, что все сложится, хотя условия архинепривычные.

А в родном театре названий действительно много, и все хорошие. Мне везло с репертуаром, я рада каждому спектаклю. Но пока есть силы, всегда хочется чего-то нового.

— Считается, что в антрепризе, “на стороне”, актеры могут позволить себе работать в полсилы.

— Я могла бы поспорить с этим мнением. У меня был такой проект с режиссером Екатериной Аверковой — “Оскар и Розовая Дама”. Я безумно любила этот спектакль. И не считаю, что он уступал в чем-то обычным репертуарным постановкам. Аверкова — очень хороший режиссер, она доказала это.

Я всегда ищу возможность поработать с молодыми режиссерами. Мне нравится их ощущение времени. Так же серьезно я и вся творческая группа относились к спектаклю Валентины Ереньковой “Валентинов день” по пьесе Ивана Вырыпаева, который мы играли в ДК имени Дзержинского. У меня нет ощущения, что “Счастье есть!” — это такая антреприза, на один раз. Мы работаем не ради денег. Хотя я видела много антреприз, сделанных легко, просто, на потребу зрителю.

Недавно мы были с театром на гастролях на Урале, в Кургане я посмотрела спектакль “Здравствуйте, я ваша тетя!”. Такая пошлость! Но зрители очень живо реагировали, им это нравилось. Конечно, театр существует, пока есть зритель, он зависим от него, однако лучше тогда играть без зрителя, где-то на коврике во дворе. Сужу по тому, что увидела. Мне хотелось сказать: разуйте глаза! Если вам нравится только такое, то это страшно. Ведь я помню и другой театр, например, спектакль в БДТ “Цена” по гениальной пьесе Артура Миллера... Как я сидела вместе с Эдиком Горячим в зале, потрясенная, и не могла встать. Уже и свет зажгли, и администраторы зала стали заправлять кресла, но нас не беспокоили... Потому что, наверное, привыкли к таким зрителям.

— Будет ли какой-нибудь проект к вашему юбилею в самом театре имени М. Горького?

— Как вам сказать. По крайней мере, он намечался... Хотя кому-то, возможно, и кажется, что 80-летний юбилей и 56 лет работы в одном театре — это пустяк. Может быть, я сама к себе и к своему возрасту отношусь не очень серьезно. Знаю одно — нужно работать. Можно разбить себе лоб, мозжечок, но лучше сделать это, работая. И лучше проиграть бой сражаясь, чем бездействуя. Не сражаясь, вы уже заведомо проиграли. Надо разбежаться и попытаться прыгнуть через пропасть, а там уж как получится. Как будет, так и будет.

— В вашем сегодняшнем списке есть такие эпические спектакли, как “Лев зимой”, и камерные, как “Уходил супруг от супруги”, “Он и Она”. Какие вам ближе?

— Эти спектакли требуют разного способа существования. У нас сложная акустика в театре, которая многое разрушает. На малой сцене не надо ничего форсировать. А вот на большой нужно постараться, чтобы тебя услышали, и при этом остаться органичным. Я бываю иногда в претензии к молодым актерам. Они хорошо двигаются, хорошо поют, но иногда плохо, на мой взгляд, разговаривают... Педагоги, наверное, в свое время этого не требовали. Все-таки наш великий учитель Дмитрий Орлов, прошедший и театральную, и кинематографическую школы, знающий театр изнутри, готовил нас иначе. Даже на учебной сцене говорил: “Учтите, вы не в камерном театре!”

Актерский состав премьеры “Счастье есть!” ждет зрителей в гости 30 апреля на Малой сцене концертного зала “Минск”.
Фото из личного архива Дарьи Андреевой

— В какой жанровой стихии вы чувствуете себя наиболее комфортно — в драме, фарсе, комедии?

— Не в комедии — это точно. Я не комедийная актриса, к сожалению.

И очень завидую тем, кто владеет этим жанром. Евгений Леонов, Анатолий Папанов, Юрий Никулин всегда оставались органичными, могли сыграть высокую драму, но полностью свой потенциал раскрывали в комедии. Такая в них была потрясающая органика. Моя стихия, наверное, трагикомедия с элементами фарса. Мой багаж, жизнь, мои потери, радости вмещаются именно в драматические роли. Это они их питают.

— Актер сам должен понимать про свои сильные стороны или прислушиваться к мнению окружающих?

— По самому распределению ролей понятно, как к тебе относятся. В институте я могла сыграть Гамлета или Овода, но в театре на первоначальном этапе серьезную роль тебе должен предложить все-таки режиссер. От него должен идти первоначальный импульс доверия.

— Вы много играли в свое время в советских пьесах Розова, Гельмана, Зорина. В наши дни Константин Богомолов снова поставил “Гнездо глухаря” под названием “Год, когда я не родился”. Как бы вы объяснили этот новый интерес к драматургии эпохи застоя?

— Это вневременные пьесы, они все о взаимоотношениях людей. Если бы сегодня сыграть в том же качестве наш очень хороший спектакль “Гнездо глухаря” в постановке Аркадия Каца, уверяю, это стало бы событием. Отношения человеческие не изменились. Может быть, в Болгарию сегодня нам проще поехать, чем героям Розова... У Алексея Арбузова, Леонида Зорина прекрасные пьесы! Сегодня во многих театрах играют “Варшавскую мелодию” Зорина, потому что не время там важно, а выбор между карьерой и любовью. Для меня и наш давнишний спектакль “Объявление в вечерней газете” Елены Поповой в постановке Николая Пинигина до сих пор один из любимейших.

Жаль, что сегодня нет прежнего интереса к литературе, к слову. Время изменилось, все как-то на бегу. В театр приходят не на актера, а на сюжет. Интернет, современные технологии... Для меня это заоблачные темы.

— В одном интервью вы назвали себя “человеком языческим”...

— Стараюсь жить в гармонии с природой. Ничего не ломать, не уничтожать, ходить так, чтобы ветки деревьев под твоими ногами не хрустели. До вегетарианства не дошло, но думаю о нем часто... Я — языческий человек, моя мама была такая...

pepel@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости