Ля-ля-фа… «фанера»

В Беларуси запрета на использование фонограммы нет. Но в новой редакции закона о культуре, принятой в 2004 году, в статье 43 есть пункт, обязывающий информировать в афише или в рекламе, вживую артист поет или нет

Большинству  зрителей,  похоже,  уже  все  равно, поет для  них  артист  или  имитирует  пение

Когда-то у слова «фанера» было только одно и, в общем-то, мало примечательное «строительное» значение. История умалчивает, когда и почему слово «фанера» стало омонимом и приобрело второй, куда более любопытный смысл. Так стали называть фонограмму, без использования которой уже трудно представить современные эстраду и шоу-бизнес. 

Волшебник  из  Менло-Парк 

Еще 130 лет назад все было по-другому. Выходя к публике, солисты пели только «живьем», каждый раз, с успехом или наоборот, демонстрируя свои вокальные данные. Перемены принес 1877 год, когда в США изобретателем Томасом Эдисоном был запатентован первый в мире фонограф. Возможность механической записи и воспроизведения звуков многие тогда сочли настоящим чудом и даже окрестили Эдисона «Волшебником из Менло-Парк» (в местечке с таким названием, недалеко от Нью-Йорка, находилась в то время лаборатория изобретателя). 

Первым, что удалось записать с помощью уникальной техники, были слова из детской песенки «У Мэри был барашек». Кстати, Эдисону первому пришла в голову и еще одна мысль, за которую ему должны быть благодарны историки. Он задумал  увековечить речь величайших представителей современности и первую партию фонографов разослал самым знаменитым людям мира, находившимся в преклонном возрасте. В России, например, фонограф получил Лев  Толстой, чей голос, записанный тогда, сохранился и до наших дней. 

Однако открытию Эдисона нашлось и другое применение. С появлением фонографов Европу заполонили шарлатаны-чревовещатели и певцы «под оперных звезд». Качеством эти записи не отличались, но на наивных обывателей их звучание производило магическое впечатление. 

Со временем возможности звукозаписывающих устройств значительно улучшились и увеличились. Именно фонограф стал прародителем граммофона, патефона, проигрывателя, диктофона и магнитофона, компакт- и мини-дисков. Фонограмма — из этого же семейства.  

Круто  ты  попал  на  ТВ! 

Принято считать, что на пьедестал фонограмму в свое время возвело телевидение, и первыми ее стали использовать в знаменитых «Голубых огоньках». Главной же причиной продвижения «фанеры» к зрителю называют то, что фонограммы значительно облегчали телетрансляции больших сборных концертов, так называемых солянок. Дело в том, что при живом исполнении для каждого артиста нужно заново отстраивать звук, что при большом количестве участников концерта достаточно проблематично. И тогда, и сегодня эта процедура остается технически довольно сложной, к тому же занимает уйму времени. Фонограмма эти проблемы снимала. Правда, накладки случались в другом: то артист еще рот не открыл, а песня уже звучит, то, наоборот, он уже закончил, а «фанера» поет и играет. 

Но сегодня подобные издержки на телеэкране встречаются гораздо реже. Поднаторели и исполнители, и звукорежиссеры. Фонограмма в телеконцертах и телешоу  утвердилась прочно. Телевизионщики сегодня практически диктуют правила и требуют «фанерного» исполнения, мол, с фонограммой в эфире надежней. Ну а если кто-то все же принципиально желает блеснуть «живым» вокалом – его проблемы. Специально для него звук отстраивать вряд ли станут, а без этого в телеэфире даже самый замечательный солист будет проигрывать в сравнении со своими более сговорчивыми «фанерными» коллегами. 

С  экрана    в  жизнь 

Впрочем, фонограмма фонограмме рознь. Есть так называемая «минус один»: инструментальное сопровождение идет в записи, а вокал — «вживую». Ее используют, например, когда у артиста нет возможности возить за собой оркестр или коллектив музыкантов. Или когда приходится петь в залах, технически не приспособленных для отстройки «живого» звука. 

Есть фонограмма «плюс один» — та самая стопроцентная «фанера», когда в записи звучат и сопровождение, и голос певца, а сам он только делает вид, что поет. Одним из аргументов в ее защиту называют плотные графики концертов, из-за чего, мол, артист физически не может все время выступать «вживую». Или уверяют, что публике важен не голос, а созданное артистом шоу. 

Бывает еще фонограмма «внакладку» —  когда звучат записанные голос и музыка, но и исполнитель поет в полную силу. Правда, определить, действительно ли в полную, простому зрителю достаточно сложно. По сути, выбор — петь или не петь — остается за самим артистом, и нередко предпочтение отдается как раз второму варианту. 

Так появляются солисты, у которых даже на самой трудной ноте не дрогнет ни одна жилочка на шее, а при самых сложных и мудреных танцевальных па не собьется дыхание. Музыканты и даже целые оркестры, которые лишь изображают игру на инструментах. И концерты, которые становятся коллективным лицезрением исполнителя с  прослушиванием его фонограммы. За деньги. 

Смело  мы  в  бой  пойдем 

В 2005 году в Китае принят закон, в соответствии с которым исполнителей, поющих под фонограмму, штрафуют на $ 12,5 тысячи и лишают права выступать на сцене в течение двух лет. Штраф, а при повторном нарушении и отзыв лицензии ожидает и организаторов таких концертов. А зрители вправе требовать возвращения стоимости билета, если будет доказано, что во время концерта артист пел под фонограмму. 

С 2001 года запрещены выступления под «плюсовую» фонограмму на большинстве концертных площадок Азербайджана. Со вступлением в силу «антифанерного» закона около четверти эстрадных исполнителей исчезли из поля зрения местной публики. Существующим в стране правилам пришлось подчиниться и артистам-гастролерам.   

С 2005 года в Туркмении законом запрещено использование любой фонограммы (даже «минусовки»). Причем не только на эстраде и телевидении, но и на всех культурных мероприятиях, которые организовываются в государственных и общественных учреждениях, в местах массового посещения граждан и даже на свадьбах и прочих торжествах. 

В России уже несколько лет предпринимаются попытки внести поправки в федеральный закон о защите прав потребителей, чтобы популярные исполнители не только информировали зрителя о том, поют они на концерте «вживую» или под фонограмму, но и несли ответственность за нарушение этого требования. Среди борцов-антифанерщиков — первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска, депутаты Иосиф Кобзон и Александр Розенбаум, президентский советник по культуре и искусству певица Лариса Долина, нынешний российский министр культуры Александр Соколов и бывший министр Михаил Швыдкой. Но дальше горячих дискуссий дело пока не идет. 

Запретить  нельзя  разрешить 

В Беларуси запрета на использование фонограммы нет. Но в новой редакции закона о культуре, принятой в 2004 году, в статье 43, которая касается особенностей гастрольно-концертной деятельности, сказано: «не допускается распространение… рекламной информации в любой форме без указания специфики проводящегося театрально-зрелищного мероприятия (присутствие или отсутствие фонограммы)». Проще говоря, например, вывешенная афиша концерта должна предупредить зрителя: услышит он там «живой» голос артиста или нет. 

Но кто, скажите, по своей воле публично заявит об использовании фонограммы? Даже из тех, кто поет под «минус один», рискнет не всякий. Ведь одно слово «фонограмма» рядом с именем способно подпортить репутацию. Никто же не станет разбираться в разнице между «плюсом» и «минусом», зато «фонограммщиком» артист точно прослывет. Ну а тому, кто на концерте только открывает рот, признаваться в этом было бы вообще абсурдом. Тем более что контролировать исполнение вышеназванной буквы закона никто особо не спешит, и перспектива привлечь к ответственности «фанерщика» весьма туманна и абстрактна. 

Например, в Кодексе Республики Беларусь об административных правонарушениях есть статьи «Об обмане потребителей» или «О нарушении правил торговли и оказания услуг населению», которые, наверное, можно применить и к недобросовестным исполнителям в связи с использованием ими «плюсовой» фонограммы. Но ведь говорить об этом можно лишь в том случае, если артист зрителю обещал (указал в афише, что будет петь «вживую»), но не выполнил (использовал «фанеру»). А если вообще ничего не обещал, то какие претензии? И на каком основании? Ведь факт наличия в выступлении «фанеры» нужно доказать. Кто и как должен его зафиксировать? Вопросов больше, чем ответов. 

Между тем «фанера» уже успела вырастить и воспитать немалое количество своих преданных слушателей, которым совершенно все равно, поют для них или имитируют пение. Они готовы платить за билет и идти на концерт, чтобы только посмотреть на любимого артиста, и безразлично, прозвучит там «живой» голос или его качественная запись. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.35
Загрузка...
Новости