Ложь на выдумку хитра

Проблемы, связанные с развитием и использованием достижений в информационной сфере, становятся все более очевидными

Опасаетесь ли вы утюга? Ждете подвоха от холодильника? Боитесь микроволновки? Все эти вещи стали для нас настолько обыденны, что мы перестали смотреть на них как на источник каких–либо угроз. Точно так же привыкли и к интернету. С утра до вечера болтаем в соцсетях, используем всемирную сеть для работы, показываем детям мультики. А тем временем в интернете ведется настоящее сражение за наше с вами сознание. Льются потоки дезинформации, идут хакерские атаки на личные счета граждан, разгорается террористическая активность в соцсетях, фиксируются попытки вербовки наемников. Причем эти проблемы становятся настолько серьезными, что на днях в Минске их обсудили компетентные эксперты, участники международной научно–практической конференции. Организована она Институтом национальной безопасности. Приведем наиболее любопытные мнения, прозвучавшие на форуме.


Как вздрогнул бы мир!
Владимир Арчаков

Информационное пространство — арена ожесточенного противоборства различных государственных, политических субъектов за управление сознанием людей, ресурсными потоками и целыми направлениями цивилизационного развития. В современных конфликтах ключевую роль приобрел информационно–психологический компонент. Деструктивное информационно–психологическое воздействие на население, в первую очередь через интернет, отработанное в реальных ситуациях в разных странах, на практике доказало свою эффективность. На этом, выступая на форуме, особо остановился Владимир Арчаков, заместитель Государственного секретаря Совета Безопасности Беларуси:

— В 2016–м службы стран — партнеров Организации Договора о коллективной безопасности, проведя операцию «ПРОКСИ», выявили: за год на 78 процентов стало больше правонарушений в информсфере государств — членов ОДКБ. Можете себе представить, как вздрогнул бы мир, если бы на 78 процентов выросло количество грабежей или разбоев?

Вместе с тем Владимир Арчаков отметил, что в странах СНГ, в том числе в Беларуси, используют действенные методы против преступности на информполе. Эта тема нашла отражение и в Концепции нацбезопасности. Создаются всевозможные центры кибербезопасности, структуры по противодействию пропаганде, информационному влиянию третьих стран. Анонсируется создание кибераналитических информвойск. Страна заключает соответствующие международные соглашения.

Белорусы — в топе 100 лучших IT–разработчиков мира
Александр Шумилин

Эксперты по компьютерной безопасности большинства стран не успевают противостоять взломам и атакам хакеров, не скрывает обеспокоенности председатель Государственного комитета по науке и технологиям Александр Шумилин. Зачастую взломщикам удается безнаказанно похитить информацию и замести следы. Все чаще крупные утечки приводят к международным скандалам. По данным исследовательской «Лаборатории Касперского», за последние 12 месяцев каждая вторая крупная компания на планете пережила от 1 до 5 кибератак. Устранение их последствий каждой пострадавшей фирме стоило в среднем более 450 тыс. долларов. Недешево.

Потому работать нужно на опережение, напомнил А.Шумилин: «В Беларуси принимаются эффективные меры для защиты информации. В стране реализуется третья государственная научно–техническая программа «Защита информации» на 2016 — 2020 годы. Первая стартовала в 2006 году. Уже созданы программно–аппаратные инновационные комплексы и методики, системы защиты, программные продукты. И все это востребовано на рынке».

Фейк свое дело знает
Игорь Панарин

Беларусь является новатором в движении к нормативно–правовому регулированию столь острой темы, как гибридная, информационная война — такую оценку дал Игорь Панарин, советник Секретариата ОДКБ, координатор Аналитических ассоциаций ОДКБ. На сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ, которая скоро пройдет в Минске, планируется подписание соглашения по информбезопасности. Следующий шаг — создание нормативно–правовых механизмов по различным направлениям. Документу придается большое значение, и вот почему. Возьмем телефонный терроризм. Известный факт: с 11 сентября на Россию обрушилась лавина анонимных звонков о «минировании» зданий. Только 6 октября в Москве были эвакуированы 120 тысяч человек — в основном с вокзалов, аэропортов, университетов, школ. 5 ноября вечером из Большого театра после аналогичного звонка эвакуировали около 700 человек, еще 2.800 вывели из торгового дома «ГУМ», более двух тысяч — из гостиницы «Метрополь». Угрозы взрыва оказались ложными, но ожидаемый эффект — социальное напряжение — достигнут.


Важно выявить источник дезинформации, локализовать его и наказать виновных, описывает алгоритм действий Игорь Панарин, приводя в качестве успешного примера Казахстан: «Прошлым летом в Алматы во время террористических событий в соцсетях целенаправленно распространялись лживые сведения, преувеличивались реальные потери и реальная численность боевиков. Дезинформаторов нашли и наказали».

Другим важным моментом он считает оперативное реагирование госструктур, которые должны вовремя доводить достоверную информацию, рассказывать о происходящем и показывать, что ситуация под контролем, а не бить, как нередко случается, по хвостам, словно бы оправдываясь: «Что нас сегодня особенно тревожит? Мы видим, что на севере Афганистана сконцентрировано сейчас 7 тысяч террористов ИГИЛ, год назад их была 1 тысяча. Далее — неопознанные вертолеты перебрасывают боевиков с границ Пакистана на север Афганистана, и командование НАТО, вооруженных сил не может дать вразумительный ответ: что это за вертолеты с неопознанными знаками, которые перебрасывают оружие и террористов ИГИЛ к границам СНГ? Еще проблема — якобы случайных бомбардировок афганских деревень. То есть речь о многочисленных реальных фактах. Да, эти данные доводятся, но не в режиме информационной длительной кампании, а короткими фактами. В то время как западные оппоненты порой просто придумывают фейки и проводят их достаточно массированно с помощью информисточников.

Потому если говорить о дезинформации на международном уровне, то здесь нужно создавать структуры доведения правдивых сведений, информационные группы реагирования. Обсуждая этот вопрос в кулуарах конференции, в том числе с министром информации Беларуси, мы говорили, что основная задача госСМИ — быстро реагировать на фейковые новости, а в идеале — формировать свою информационную повестку дня, которая не допускала бы появления различных ложных сообщений, слухов, мгновенно публиковались бы данные о реальной картине. Необходимо, по сути, внутри информструктур создавать центры кризисного реагирования, которые диагностировали бы информполе и даже работали на опережение».

Информационные войны: наши дни

Марианна Кочубей
Марианна Кочубей, председатель Научно–консультативного центра при Антитеррористическом центре СНГ:

— Минская конференция стала одной из лучших площадок в Европе и Азии. За последние года 4 Беларусь совершила гигантский прорыв в информационной сфере. Вопросы, которые сейчас обсуждаем, так или иначе связаны с геополитической активностью в мире и террористической в частности. Минобороны России сделало официальное заявление о том, что 95 процентов территории Сирийской Арабской Республики освобождено от международных террористических организаций. Это хорошо, но вскрылись новые проблемы. Допустим, возвращение в страны исхода не попавших под ликвидацию боевиков–мужчин. Однако если для них предусмотрена уголовная ответственность, то что делать с их возвратившимися женами и детьми–подростками? Да, женщины не всегда брали в руки оружие, но уже через полгода после приезда они начинают агитационно–пропагандистскую деятельность дома. С детьми вопрос еще сложнее. Мы знаем о казнях в Сирии, которые проводило ИГИЛ руками детей. С другой стороны, нельзя утверждать, что в людей стреляли и резали им головы все вернувшиеся в Чечню, Татарстан и другие регионы России подростки. Однако не стоит питать иллюзий на их счет. Вопрос, что с ними делать, остается открытым, ведь со временем мы просто получим замороженные ячейки, но уже с новым возрастным составом участников.

Вторая проблема — спящие ячейки, которые создаются во время информвойн. В Беларуси, отмечает Марианна Кочубей, ситуация контролируется более чем надежно: «Чем опасны такие ячейки? Сегодня террористические сайты не предлагают людям выезжать в районы театра военных действий — предлагают заниматься вербовкой дома и совершать теракты. Это мы наблюдали при взрыве метро в Москве и наблюдаем в Европе как массовое явление. Мы видим, что переконфигурировалась целевая аудитория вербовщиков, потому для нас важна категория потенциальных участников таких замороженных сетей. Это, к примеру, инженерно–технические работники объектов критической инфраструктуры. Мы прекрасно понимаем, что они будут интересны вербовщикам. Ключевая роль здесь принадлежит органам госбезопасности. Речь об оперативно–разыскной работе, анализе ситуации в информационных сетях, мониторинге соцсетей и своевременном выявлении узелков, где формируются экстремистские или террористические убеждения.

В России развернута специальная программа, в ее контексте уместно упомянуть проблему анонимайзеров: когда интернет–пользователи общаются между собой через зашифрованные каналы. В стране с 1 ноября заработал закон о запрете анонимайзеров. Теперь тех, кто предоставляет доступ к технологиям обхода блокировок, обяжут закрывать лазейку к сайтам, внесенным в список запрещенных. К нарушителям будет применяться административная ответственность. Это грамотный шаг».

ЦИФРА «СБ»

80 процентов воевавших на стороне ИГИЛ в Ираке и Сирии террористов были завербованы через соцсети. Всего в Сирии и Ираке воевали около 10 тысяч граждан государств — членов ОДКБ. В целом в государствах организации за 2016 год произошло 8 терактов, в сопредельных странах — 96.

gladkaya@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?