Ловушка для ненормальных

Правда ли, что педофилы активизирвались

Этих слов хочется избежать, их неприятно произносить и выписывать. Педофилы, педофилия... Еще относительно недавно наркомания, проституция, порнография, нам казалось, существуют где–то далеко. Но глобализация плюс интернет сделали их и нашей проблемой — в большем или меньшем масштабе. Теперь вот пришла очередь педофилии. Или еще не пришла?

С недавних пор главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми криминальной милиции МВД (ГУНиПТЛ) специализируется в том числе на выявлении фактов педофилии. В беседах с его сотрудниками понимаешь: время настало. Нам придется произносить эти неприятные слова и обсуждать стоящие за ними явления хотя бы для того, чтобы эффективнее противостоять преступным порокам и оградить от них наших детей.

ФОТО TAOSNEWS.COM

Работа над ошибками


Заместитель начальника второго управления ГУНиПТЛ полковник милиции Владимир Емельянов сразу огорошил меня статистикой. Если в 2012 году в стране было выявлено только 38 связанных с педофилией преступлений, то в 2016–м — 338! Только за 5 месяцев 2017–го — уже 273! Как понимать столь стремительный рост всего за несколько лет? Разберемся без эмоций.


Владимир ЕМЕЛЬЯНОВ. Фото Сергея ЛОЗЮКА


До 2012 года отдельно это направление правоохранительной деятельности не рассматривалось. Милиция работала, главным образом, от факта. Когда, скажем, о посягательствах сексуального характера на своих детей узнавали родители, били тревогу и обращались с заявлением.

Пример из тех времен, когда методы системной борьбы с преступным пороком еще не сформировались. В одном из оздоровительных лагерей Витебской области работала детская секция дайвинга. Воспитатель и тренер А.Р., по совместительству таксист, оказался растлителем несовершеннолетних. Развратным действиям с ними — в бассейне, квартире, на лоне природы... — он предавался в компании с приятелем–таксистом С.П. Их взяли в разработку. Удалось установить имена полутора десятков пострадавших мальчиков, не достигших 16–летнего возраста, было возбуждено 21 уголовное дело.

Но в расследовании милиционеры не нашли понимания и даже встретили сопротивление. Дескать, у нас такого не может быть! Дети, скорее всего, обиделись за что–то и оговаривают старших. Следователи к тому же и сами не имели достаточного опыта в распутывании преступлений, связанных с педофилией. Словом, воспользовавшись проволочками, подозреваемые скрылись за границей.

«Они были объявлены в международный розыск, дело не закрыто, приостановлено. Но это был полезный опыт. Теперь мы таких ошибок не допускаем», — Владимир Емельянов недавно вернулся из очередной поездки к британским коллегам, чью помощь признает чрезвычайно полезной.

Сейчас в выявлении и изобличении педофилов, сборе доказательной базы наши специалисты обрели достаточный опыт. При Академии МВД создан Международный учебный центр, где они регулярно пополняют свои знания. Именно поэтому статистика выявленных преступлений показала такой рост. Полковник Емельянов не скрывает, что испытывает профессиональное удовлетворение, когда изобличенные негодяи–извращенцы не отделываются испугом или условным сроком, а получают 10 — 12, а то и 15 лет заключения. Они отнюдь не дураки. Некоторые оказываются опытными психологами или айтишниками, умеют маскироваться в обществе и сетях, но, уверяет Владимир Емельянов, «от нас не спрячутся».

Как они это делают


Старший оперуполномоченный главного управления капитан Александр Панасенко до назначения в центральный аппарат работал в Могилевской области:

— Мы разрабатывали педофила из Горецкого района, который был приемным отцом. Семья считалась примером для всего района. Задержание подозреваемого совпало с моментом, когда семья как образцовая выдвигалась в призеры областного уровня. Сексуальные действия развратного и насильственного характера отец на протяжении пяти лет совершал в отношении малолетней приемной дочери. По нашим оперативным материалам было возбуждено 30 уголовных дел, из которых 26 — по тяжким и особо тяжким статьям. Преступник был осужден на 20 лет.

Старший оперуполномоченный по особо важным делам главного управления подполковник милиции Виталий Кульбицкий:

— Заместитель директора коммерческой фирмы через социальные сети договаривался с девочками 12 — 14 лет из разных районов страны. Живущих, как правило, в деревнях. Приезжал на хорошей машине, когда родители были на работе. От его действий потерпели 38 девочек. Каждой в зависимости от сговорчивости предлагал «на каникулы» от 30 до 150 долларов. Выйти на след совратителя помогла одна из матерей. В квартире, где задерживали извращенца, было изъято много книг по психологии: он умел убеждать. Получил 11 лет. Настораживает, что бдительность проявила лишь одна из нескольких десятков матерей!

Начальник одного из летних детских оздоровительных лагерей Слуцкого района посещал подопечных девочек по ночам. За 5 доказанных эпизодов совершения насильственных действий сексуального характера в отношении пятерых несовершеннолетних осужден к 11 годам колонии усиленного режима.

Почему они это делают


Одним из мотивов являются деньги. В некоторых «цивилизованных» странах, где порок распространен давно и широко, всегда есть спрос на что–то новенькое: за это хорошо платят. Подполковник Виталий Кульбицкий привел недавний пример. По линии Интерпола поступила информация из Германии, где в ходе операции были получены видеозаписи, снятые предположительно в Беларуси. Опустим детали расследования наших профессионалов: они сумели установить и место, и автора съемки. Оказалось, немецкий пользователь платил от 100 до 130 евро за один ролик жительнице Гродно Алесе, которая снимала вебкамерой сексуальные упражнения со своим сыном. В прошлом году она была осуждена на 12 лет.

Помимо меркантильных, у педофилов есть, конечно, иные мотивы: например, порочная склонность. Врожденная или приобретенная? Если второе, то какие факторы и в каком возрасте извратили психику человека: проблемы в детстве, душевная травма, нездоровое окружение? Но это, как выразился Владимир Емельянов, тема для диссертационного исследования. Потому оставим ответы теоретикам. Главное, что они это делают, а мы... позволяем.

Что делать нам


Повторю, что растущие показатели в выявлении преступлений, связанных с педофилией, объясняются прежде всего возросшим профессионализмом тех, кто ей противостоит. При этом статистику они не скрывают. И хотели бы работать еще эффективнее. Для этого, в частности, инициируют назревшие законодательные новации.

Сейчас, например, наказуемо лишь хранение детской порнографии с целью распространения и сбыта. Но если некто имеет тысячи фото– и видеоматериалов с детьми, то не следует ли поинтересоваться, что из себя представляет «коллекционер»? Необходимо вводить наказание за интернет–груминг, когда негодяй создает в сетях фальшивые аккаунты и, прикидываясь девочкой или мальчиком, устанавливает контакты с детьми...

Белорусские профессионалы, нарабатывая свой опыт, по–прежнему готовы учиться у коллег. Если в США выходит на свободу педофил, то это известно не только полиции, но и обществу. Граждан специально извещают, чтобы они побеспокоились о своих детях. У нас намерение ввести подобную норму встретило непонимание.

К сожалению, имели место случаи, когда педофилы занимали должности, связанные с воспитанием и работой с детьми — среди воспитателей, тренеров, медработников... Коллеги долгое время «не замечали» их наклонностей. Или «не видели», что посторонний мужчина днями околачивается на территории летнего лагеря и отзывает в сторонку детей. А некоторые родители не знали — и по–прежнему не знают! — что делают дети в соцсетях, где несколькими кликами можно перейти на сайт с детской порнографией. Мы все по–прежнему недостаточно бдительны.

МВД ждет если не помощи со стороны общества, то хотя бы понимания проблемы, которая еще не вполне осознана. Владимир Емельянов уверен, что следует не прятать голову в песок, а, напротив, обсуждать ее — с участием представителей милиция и прокуратуры, Минздрава и Минобразования, общественности и журналистов. Готовы ли мы к этому?

Взаимодействие уже начало понемногу выстраиваться. Минобразования твердо настроено информировать правоохранительные органы о выявленных в своей системе педофилах. По ряду подобных сообщений уже возбуждены уголовные дела. Минздрав взял на вооружение практику информирования милиции о ранней половой жизни девочек, не достигших 16–летнего возраста.

Напоследок я спросил у старшего оперуполномоченного Александра Панасенко: «Если число преступлений педофилов за год перевалило за 300 и если каждый развратил от нескольких детей до нескольких десятков, то число пострадавших исчисляется тысячами?» — «Может быть, и больше».

Мы не должны допустить, чтобы их было больше!

ponomarev@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?