Сельская газета

Ловите ветер

Что мешает белорусским яхтсменам поднимать паруса?

ПОЧТИ половина яхт, стоящих «в порту» республиканского яхтклуба на Минском море, — самодельные. Прогуливаясь по пирсу, один из старожилов здешних вод Владимир КОРЖЕЛЬ рассказывает истории их владельцев. Одна интереснее другой. Два судна, например, принадлежат тромбонисту одного из белорусских оркестров. Первую «заболевший парусами» музыкант построил в своей столичной квартире и увлекся так, что в итоге пришлось разбирать окно и часть стены: в дверь корабль не проходил. Благо первый этаж. Вторую яхту наученный опытом судостроитель закладывал уже на даче. Получилось, кстати, весьма неплохо.  


ВОПРЕКИ стереотипам, белорусские яхтсмены вряд ли могут соперничать в доходах и длине судов с Романом Абрамовичем. Зато при любой возможности паруса на Минском море, Браславских озерах или Нарочи поднимают и водители-дальнобойщики, и священники, и один генерал. И все они не перестают повторять, что спортивный и туристический потенциал парусных судов в Беларуси не используется даже на треть возможностей.

Чтобы понять, как все могло бы быть, Коржель предлагает заглянуть к соседям. Например, в Польшу. И не в приморский Гданьск, где, к слову, строят сегодня практически все европейские прогулочные яхты, а на Мазурские озера. Парусный трафик там не в пример даже одесскому, а климат почти белорусский. Пока Владимир Коржель ставит паруса, хозяин нашей яхты, скромно представившийся Валерием, вдается в рассуждения о причинах перекоса. Которые, как ни странно, оказываются связаны с графиком нереста рыбы.

— Несколько лет назад вышло постановление, запрещающее выходить на воду вплоть до конца мая. Цель его разработчики преследовали, наверное, благую: пресечь браконьерство, не позволить рокоту моторов пугать рыбу. Но к принятию документа подошли формально, тем самым неожиданно поставив шлагбаум перед яхтсменами. Моторами мы практически не пользуемся, рыбаков (и тем более браконьеров) среди владельцев яхт также почти не водится. Однако отсутствие возможности начать сезон весной заставило многих владельцев яхт грузить суда на лафеты и отправляться на озера в Польшу. Там паруса ставят, едва сходит лед, да и условия для прогулок и тренировок отличные.

К сухопутным переездам белорусским яхтсменам не привыкать. Каждый год наши соотечественники бороздят реки, озера и даже моря по всей Европе. Отправить яхту в кузове фуры к Средиземному морю — дело, конечно, недешевое (хотя желающие провести отпуск на Лазурном берегу под парусами находятся), и потому изменение нынешних условий дома большинство капитанов, по убеждению Коржеля, встретило бы салютом из всех орудий.

— Самое интересное, что установленные нынче нормы соблюдаются весьма странно. Юным спортсменам из спортивных школ выходить на воду разрешено, например, в любое время. Хотя шуму они создают куда больше, а рядом постоянно на моторках летают тренеры. Каким-то хитрым способом обходят препоны и владельцы дорогих моторных яхт. Настоящим же парусникам остается лишь с завистью провожать выходящих со стоянки продвинутых соседей.

За нарушение — серьезный штраф. Представитель природоохранной службы, которого в рядах яхтсменов за характерную внешность прозвали Бармалеем, горизонт отслеживает постоянно, а от мощного скутера на парусах не убежишь. Даже при хорошем ветре и должном мастерстве достичь расположенного на противоположном берегу и с недавних пор ставшего для яхтсменов главной туристической достопримечательностью и ориентиром коттеджа Дарьи Домрачевой можно минут за 40—50. Впрочем, под парусами выходят не за скоростью. Слушая, как потихоньку жужжит подтягивающий паруса трос и журчит за кормой вода, уже через час начинаешь понимать, почему очень многие из тех, кто однажды оказался в этой обстановке, заболевают ею навсегда. Валерий, купивший яхту пару лет назад (предполагалось популяризировать отдых на Нарочи), с тех пор на Минском море появляется при любой возможности, а на днях в международной команде отправляется в свое первое морское парусное путешествие.

Читайте также

— Большинство из нынешних белорусских яхтсменов — фанаты. Особенно те, кто сам строит яхты. Но при этом желающих приобщиться хватает каждый год. Приходят, спрашивают, просят покататься. В Польше в свое время это поняли и вовремя сориентировались. Теперь на озерах там в любые выходные полно туристов, а прогулки под парусом стали популярны. Распробовали и поняли, что это вполне по средствам. Многие из тех, кто покупает яхты, после сдают их прокатным фирмам в аренду. В итоге в выигрыше оказываются все.

В Белорусской федерации парусного спорта, которую с недавних пор возглавила не понаслышке знающая и чувствующая ситуацию чемпионка мира и Европы Татьяна Дроздовская, о проблеме знают. Но все, что могут, — написать поддерживающее письмо, на которое яхтсмены сегодня возлагают очень большие надежды. Вопреки запретам и климату детей в спортивной школе на Минском море хватает. На воду они уже выходят не на тех посудинах, на которых 40 лет назад азы парусного спорта постигал Владимир Коржель. И какой-либо большей поддержки тренеры, спортсмены и любители не просят. Только бы не мешали.

К сведению

Команда белорусских яхтсменов собирается пересечь Атлантический океан. Составленный из наших соотечественников экипаж (в состав которого войдут как профессиональные шкиперы, так и яхтсмены-любители) отправится в путь на спортивной яхте OZ IMOCA Open 60. Старт намечен на 5 ноября в португальском Кашкайше. Первый переход — до острова Тенерифе — займет порядка четырех дней. Всего же участникам экспедиции предстоит преодолеть порядка 6,740 морской мили. Финиш намечен на 23 декабря во французском порту Лорьян. 

В ТЕМУ

ПОЛЬСКИЙ опыт развития яхтенного спорта, что любопытно, уже опустили на нашу землю, точнее, на воду. В конце мая в Браславе на берегу озера Дривяты торжественно открылась детская парусная школа «Ветер дружбы». Возрождение яхтинга в Браславе стало возможным благодаря малому гранту проекта «Польская дапамога». 

Яхтинг в Браславе активно развивался в начале 30-х годов прошлого столетия. На озере Дривяты были построены три пристани: Еврейская, Полицейского клуба, Лиги Морской и Колониальной. Последняя из них была самой большой — к ней швартовались парусники, весельные лодки и байдарки. Все это великолепие просуществовало до начала Второй мировой.

После войны в Браславе забыли о парусниках на многие годы. И только в 2012-м в городе вновь начали проводиться парусные регаты. А в марте 2016 года достигнуто соглашение между Браславским райисполкомом и посольством Польши в Беларуси о создании парусной школы в Браславе на базе районного физкультурно-спортивного клуба «Дривятич».


komashko@sb.by

Фото автора

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?