Источник: Знамя юности
Знамя юности

Лотерея, где нет победителей

Бывший наркоман рассказал всю правду о зависимости, ломках и передозировках

«Всем привет. Меня зовут Михаил Пильсть, мне 36 лет, и я бывший наркоман». В конференц-зале минской школы № 26 воцаряется тишина. Ребята смотрят на гостя с недоумением: не ослышались ли? Он нисколько не похож на тех, кого обычно называют асоциальными элементами: яркий свитер, стильная стрижка. А ведь в его жизни было все: и мучительные ломки, от которых хотелось лезть на стену, и передозировки, и галлюцинации («Будучи под кайфом, я и рыбу в ванне ловил, и часами смотрел невключенный телевизор»). «Знаменка» попросила Михаила выступить перед минскими старшеклассниками и без прикрас рассказать о том, что ему довелось пережить.


Когда хочется лезть на стену

Михаил родом из Молодечно. Уже в четвертом классе начал курить, а в пятом – выпивать. Мама долго ничего не подозревала: парень умело заметал следы – знал, что нужно пожевать и какую веточку растереть в руках, чтобы отбить запах. Дальше было по нарастающей: насвай, экстази, ЛСД. А в 20 лет в качестве подарка на день рождения впервые пустил дозу по вене.

– Куда смотрели ваши родители? – возмущаются старшеклассники.

– Я их не виню. Это как раз был разгар перестройки – тяжелое, нервное время. Люди сбивались с ног, чтобы заработать лишний рубль, часами стояли в очередях за молоком и хлебом, и у них уже не оставалось сил на детей. В результате прибился к плохой компании. Кстати, был такой опрос: у 2,5 тысячи зависимых попросили рассказать, зачем они попробовали наркотик. 30 процентов ответили, что сделали это за компанию, а 21 процент – от нечего делать.

Следующие четыре с половиной года были подчинены одной мысли: где взять дозу?

– Что такое ломка? Представьте, что у вас температура под сорок и крутит все тело: каждый палец, каждый сустав так, что хочется лезть на стену. А ведь физическая ломка – это только полбеды. Гораздо страшнее ломка пси­хологическая, когда без наркотика не видишь смысла в жизни, впадаешь в депрессию, думаешь, как покончить с собой. За эти четыре с половиной года было всего несколько дней, когда я ничего не употреблял: без допинга жизнь теряла все краски.

– Мне хочется рассказать о себе как можно большему количеству людей, чтобы никому не захотелось наступить на те же грабли

В пасти у «крокодила»

Михаил «протестировал» на себе почти все виды наркотиков – от экстази до маковой соломки.

– Хорошо, что в мою бытность не было спайсов. Как-то знакомые героинщики решили попробовать, что это такое, и в результате смыли его в унитаз: «Миша, мы не смогли это выкурить: это же полный вынос мозга!» Сейчас снова становится популярным еще один наркотик – дезоморфин, или, как его называют в народе, «крокодил». Он легкий в изготовлении и поэтому дешевый. Последствия ужасающие: место укола начинает обрастать коркой, похожей на крокодилью кожу, которая потом отваливается, обнажая руку или ногу до кости. Михаил выводит на экран шокирующие фотографии дезоморфиновых нарко­манов – девочки в первом ряду закрывают глаза руками.

Наркотики – это всегда лотерея, уверяет гость:

– Ты никогда не знаешь, будет этот раз последним или нет. Я имею в виду не только смерть: к примеру, после спайсов часто развивается шизофрения – порой достаточно одного приема. Я тоже несколько раз умирал: синел, переставал дышать. Приятели чудом откачивали: били по щекам, садили в ледяную ванну. Самое ужасное, что из-за наркотика все чувства и эмоции атрофированы. Ты смотришь, как синеет твой приятель, и отвлеченно думаешь: «О, Рома умирает».

– А почему вам не вызывали «скорую»? – недоумевают школьники.

– Чтобы не привлекать к себе внимания. Более того, если человеку уже не помочь, его переносят к подъезду, а лучше – еще подальше, чтобы он не умер в квартире. Среди наркоманов нет дружбы. Только когда у тебя есть деньги, все резко становятся приятелями.


А внутри – пустота

Михаилу повезло: он вошел в те самые три процента, которым удалось вернуться к нормальной жизни. Вот уже 12 лет Михаил «чист». Он работает, занимается отделкой домов. Есть семья – жена и трое сыновей.

– В свободное время езжу по школам и рассказываю о наркомании – я решил, что это моя миссия. Помните, как герой фильма «Миллионер из трущоб» мечтал попасть на телевидение? Он ведь хотел не деньги выиграть, а сделать так, чтобы  его увидела вся страна. Вот так и я: мне хочется рассказать о себе как можно большему количеству людей, чтобы никому не захотелось наступить на те же грабли. Кто-то, глядя на меня, может подумать: ну вот он же смог бросить – и я смогу, если захочу. Но таких случаев, к сожалению, очень мало. Из нашей тусовки завязать смогли только двое: кто-то продолжает колоться, кто-то пьет, а кого-то уже нет…

Уже давно прозвенел звонок на перемену, а слушатели не спешат расходиться. Кажется, вопросам не будет конца.

– А правда, что бывших наркоманов не бывает? Вот вам в тяжелой ситуации никогда не хотелось вспомнить молодость?

– Если кто-то в детстве вставил гвоздь в розетку, ему вряд ли когда-нибудь захочется повторить этот трюк, – шутит Михаил. – А вообще, я давно заметил, что наркотики появляются, когда у человека внутри дыра, которую нечем заполнить. Сейчас у меня есть семья, работа – и в груди уже нет той зияющей пустоты, которая толкает на страшное.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости