Сельская газета

«Лошадиная сила уже не тянет тот груз, который на нее грузят»

Беларусь в десятке самых богатых государств планеты по обеспеченности пашней на душу населения

НА тысячу гектаров пашни в Беларуси приходится более 10 тракторов, энерговооруженность труда составляет 63 лошадиные силы. Получше, чем в других странах Евразийского союза, но недостаточно для выполнения намеченных планов дальнейшего развития АПК. Как ликвидировать дисбаланс в его техническом оснащении? Какие агрегаты сейчас особо востребованы в хозяйствах? Почему многие интересные разработки так и остаются в проектах?

На эти и другие вопросы «СГ» отвечает академик-секретарь отделения аграрных наук, член-корреспондент НАН Беларуси,  доктор технических наук Владимир АЗАРЕНКО.

— Владимир Витальевич! На днях на совещании у Президента, где обсуждалась программа развития сельхозмашиностроения, решено расширить линейку техники, предназначенную как для экспорта, так и для внутреннего рынка. Что это за машины?

— Сейчас проходит испытания потенциальный флагман МТЗ — «Беларус-4522». У него турбированный  шестицилиндровый двигатель мощностью 450 лошадиных сил. Предназначен для  особо энергоемких сельхозработ. Аналогов в мире – единицы.

Кроме того, в Беларуси намерены освоить и совершенно новый вид тракторов, которые проявят себя в условиях бездорожья. Увеличение мощности – это глобальная тенденция. Она позволяет повысить производительность труда, применить более широкозахватные агрегаты. А всего за 71 год с конвейера Минского тракторного сошли без малого четыре миллиона машин. И если в 90-е собирали лишь четыре модели, то сегодня делают около ста. Главное – разработка новых моделей, заточенных под конкретные рынки и регионы. Однако МТЗ вскоре может потерять тракторную монополию в стране. Свою программу развития разработал «Амкодор». Его стратегия предполагает расширение модельного ряда за счет совершенно новой продукции. Речь идет о тракторах с шарнирно-сочлененной конструкцией. Именно такая стоит в профильной технике предприятия. В линейке МТЗ ее нет. «Амкодору» и тракторному заводу теперь предстоит научиться работать в связке.

— Понятно, что без полного набора современных машин и агрегатов дальнейший рост аграрного сектора невозможен. Однако здесь мы по целому ряду позиций отстаем от Европы. Как вы можете оценить уровень механизации отечественного АПК?

— В сравнении с 2006 годом он повысился в среднем на 20—25 процентов. Еще больше — на основных технологических операциях. Имеющаяся техника вполне может обеспечить выполнение всех работ если не в оптимальные, то близкие к ним сроки. В первую очередь за счет высокопроизводительных, энергонасыщенных машин и современных почвообрабатывающих и посевных агрегатов. В результате мы видим, даже визуально, качество обработки полей: за последние десять лет практически все они выровнены, а это немаловажный фактор для повышения урожайности и снижения потерь. Однако есть и несколько «но». На единицу сельхозпродукции, например, тратим в полтора-два раза больше энергии и труда, чем в большинстве стран Евросоюза. Несомненно, это сказывается на себестоимости. Отсюда и сложности в конкуренции на мировом рынке.

По машинно-тракторному парку немало вопросов. На мой взгляд, он нуждается в существенной корректировке. Пора в корне менять приоритеты, а не смотреть только на количество. Во главе угла должна быть эффективность. К примеру, у нас почти 47 тысяч тракторов. Но только 16,5 процента — энергонасыщенные с мощностью 250—350 лошадиных сил. В то же время тракторов небольшой мощности до 100 сил — переизбыток. Они не могут агрегатироваться с современными широкозахватными механизмами. И здесь необходимо переоснащение. Для этого, учитывая постоянное убытие техники, потребуется ежегодная прибавка не менее трех тысяч штук тракторов 2—4-го класса, а 5-го класса — порядка тысячи. С нашим мощным сельхозмашиностроением, думаю, это вполне по силам.

— Какие агрегаты сейчас особо востребованы? Есть ли новинки?

— В первую очередь изменяется качественный состав техники. А по ряду позиций ее количество снижается. В ходу сейчас оборотные 8—9-корпусные плуги для тракторов 5-го класса, современные комбинированные агрегаты для предпосевной подготовки почвы, а также посева. Остается высокая потребность в разного типа приспособлениях для внесения удобрений, как твердых, так и жидких, применения химических средств защиты растений. Пока их от 52 до 60 процентов от нужного количества. Практически отсутствуют агрегаты для внесения полужидкого навоза с одновременной заделкой его в почву. Остро стоит вопрос с пресс-подборщиками. Их только около 60 процентов от нормы. Не хватает тракторных косилок, граблей, мало широкозахватных агрегатов для энергонасыщенных тракторов. Всего на 65 процентов обеспечены хозяйства и грузовыми автомобилями. Почти на 80 процентов закрыта потребность в самоходных кормоуборочных комбайнах. Около 44 процентов их эксплуатируется со сроком 8—10, а то и более лет. Так что наши потери и недоборы во многом от слабости лошадиной силы.

— Вероятно, ликвидировать дисбаланс поможет концепция системы перспективных сельхозмашин до 2020 года?

— Да, на нее возлагаются большие надежды. Концепция утверждена Советом Министров и предусматривает большие изменения в структуре машинно-тракторного парка. Основной упор на увеличение мощности машин. К примеру, тракторов до 400 лошадиных сил и выше, внедрение элементов точного земледелия, мониторинга использования техники в режиме реального времени. Скажем, в сфере растениеводства будет разработано около 380 видов новой инновационной техники. В этой работе принимают участие научно-практические центры и институты Академии наук, заводы Минпрома и Минсельхозпрода, привлечены и компании негосударственной формы собственности. Комплекс технических средств нового поколения позволит повысить в 1,5—1,7 раза производительность и на 20—30 процентов энерговооруженность труда.

— Уже притчей во языцех стало затягивание сроков уборки и посевной. Владимир Витальевич, в чем здесь причина?

— Здесь основная проблема в эффективном и качественном использовании сельхозтехники. Скажем, загрузка энергонасыщенных тракторов, в том числе из-за отсутствия шлейфа прицепных машин, не более 70 процентов от нормативной. Или зерноуборочные комбайны. У нас их около 10 тысяч. В классе машин с пропускной способностью зерновой массы 10—12 килограммов в секунду основная модель — КЗС-1218. А всего машин такой мощности около шести тысяч. В то же время комбайнов с пропускной способностью свыше 12 килограммов только 72 процента к технологической потребности. Понятно, что, учитывая тенденции повышения урожайности, а в некоторых хозяйствах она уже доходит до ста центнеров с гектара, парк нужно обновлять. На сельхозпредприятиях 881 картофелеуборочный комбайн, 77 процентов к оптимальному количеству. К тому же значительная часть их устарела, как морально, так и физически. А изношенная техника — это постоянные ремонты, и куда уж до оптимальных сроков. Не превышает 70—75 процентов уровень механизации на возделывании и уборке льна, овощей, плодов, ягод.

— Отсюда и потери…

— Выборочные обследования показывают, что только во время уборки зерновых теряется не менее миллиона тонн зерна. При срезе, обмолоте, сепарации, транспортировке и так далее. Добавьте к этому хранение. Невеселые цифры получаются. От всех этих недоборов — перерасход топлива, электроэнергии. Естественно, растут и затраты труда, которые тяжким грузом ложатся на себестоимость.


— Не секрет, многие убеждены, что качество отечественных машин и агрегатов еще не дотягивает до зарубежных. Можем ли мы переубедить скептиков?

– Стоит напомнить, что до развала Союза мы выпускали всего 12—15 процентов сельхозагрегатов необходимой номенклатуры. Остальное завозилось из той же России, а еще Украины, Латвии, из-за рубежа. Два десятилетия страна решала эту весьма сложную задачу. И что имеем сейчас? Свою, отечественную, систему машин и механизмов, как в сфере растениеводства, так и животноводства. Причем сделано все в кратчайшие сроки. Белорусская техника ни в коем разе не уступает зарубежной, а по некоторым параметрам даже превосходит ее. К тому же она дешевле и более адаптирована к нашим условиям. К примеру, структурные сдвиги произошли в составе парка зерноуборочных комбайнов. Значительно уменьшилось число импортных моделей, прежде всего комбайнов «Дон-1500», а также Bizon, CF-80.

— Тем не менее многие интересные разработки так и остаются в проектах и чертежах…

— Прежде чем приступить к какому-то новому типу машин, изучаем все, что есть в мировой практике по конкретной теме. Однако многое, если не все, упирается в финансы. Условно говоря, для проведения научных работ требуется рубль, для опытно-конструкторских — десять, а для внедрения — сто рублей. К сожалению, у предприятий не всегда имеются оборотные средства для закупки нужных станков и технологического оборудования. А на старом новую технику производить невозможно. Необходимо переоснащение, чтобы выходить на большие объемы и окупать затраты. Но в условиях рыночной экономики есть определенные риски. Все же техника неизвестная на рынке. Вот и буксует процесс. Требуется более четкое взаимодействие Минсельхозпрода, Министерства промышленности и конкретных предприятий-производителей.

— И все же, что больше беспокоит — недостаток высокопроизводительной техники или ее неэффективное использование на местах?

— Все важно. Наличие самых современных машин и механизмов — только одна сторона вопроса. Нужны высококвалифицированные специалисты, высокопрофессиональные механизаторы, необходимы правильная эксплуатация, четкая система обслуживания и ремонта. Беларусь в десятке самых богатых государств планеты по обеспеченности пашней на душу населения. На сто человек приходится пятьдесят гектаров. Правильно распорядиться таким ресурсом — вот главная задача. А решить ее без механизации невозможно. Тем более учитывая амбициозные планы отечественных аграриев.

shevko@sb.by

Версия для печати
Сафонов Анатолий
Пашни у нас - больше всего, а сколько пахарь получает?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?