Минск
+13 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Как филолог из Воронежа открыла мастерскую по производству детской мебели

Лобзик вам в помощь

Чтобы не вскакивать ночью к грудному ребенку и высыпаться, молодая мама Маргарита Дерусова прикрутила его кровать к своей. Конструкция вроде бы нехитрая, но в магазинах они с мужем ничего подобного не нашли. Подруги цокали языком и просили сделать их малышам такие же спальные места.

Теперь в гараже тепло, выделены рабочие зоны. Та самая буржуйка стоит на улице как память.
фото: РОМАН ДЕМЬЯНЕНКО

Рита — учитель русского языка по образованию — купила брус и позвала сестру Жанну, которая свободно обращалась с лобзиком. Вскоре пошли заявки на пеленальные столики, стульчики, ящики для игрушек... Полтора года назад девушки решили превратить домашнее производство в бизнес. Сегодня эргономичную мебель Nuf–Nuf можно встретить в разных уголках европейской России.

— Мы опираемся на свой родительский опыт и психолого–педагогическую концепцию Марии Монтессори: ребенку нужна развивающая среда, где он мог бы действовать без помощи взрослых. Идеи насчет продукции были грандиозные, вплоть до ортопедических парт. Но оказалось, что огромный спрос — на кроватки с низким спальным местом (20 сантиметров), — отметила Маргарита Дерусова. — Мы даже не все заказы берем, потому что и так работаем без выходных. А штат расширить пока нет возможности.

Покупатели выбирают модели через интернет, но те, кто живет в столице Черноземья, часто приезжают посмотреть на производство.

Пригород, частный сектор, небольшой гараж. Рольставни открываются, а за ними... Улыбчивые девушки собирают из гладких сосновых брусьев и фанеры кроватки–домики — кому вигвам, кому машинку, кому автобус–даблдекер.

— Малышам нравится прятаться в «нору» из подушек и одеял. Пожелания по дизайну принимаю я, Жанна придумывает, как их воплотить (она окончила факультет технологии деревообработки), а Лена красит готовые изделия, — рассказала Рита, которая ведет переговоры по телефону или в соцсетях. — Меня пока что связывают по рукам дочери — младшую только недавно отдали в детсад. Поэтому девчонки занимаются всем — закупкой материалов, доставкой, сборкой... Иногда даже ездят к клиентам, чтобы помочь подобрать цвет будущей мебели под интерьер.

Чисто «женской» мастерская получилась почти случайно. Хотя в это трудно поверить, но свой бизнес Рита и Жанна придумали 8 марта. «Мы не праздновали!» — смеются они. Изначально хотели сотрудничать с опытными столярами–мужчинами.

— Крупные фабрики в основном используют ламинат — если, конечно, речь не о мебели класса люкс. А мы сделали ставку на экологичность и средний ценовой сегмент, от семи тысяч рублей за кроватку. Поэтому планировали привлекать кустарей, — пояснила Маргарита. — Так вот они не могли понять, почему их приемы не годятся для нашей мебели. Допустим, брусья, из которых сделана крыша «домика», нельзя просто посадить на клей — ребенок же на них непременно повиснет. При этом детская кровать должна легко разбираться: молодые семьи часто живут на съемных квартирах, переезжают, снимают или прикручивают защитный бортик в зависимости от возраста ребенка и своих потребностей.

Нередко столяр, который работает на заказ много лет, не готов подстраиваться под клиента. А сейчас каждый заказчик ждет к себе индивидуального подхода.

Осваивать тонкости столярного ремесла взялась Жанна — к работе с деревом ее влекло давно, но на практику не хватало времени.

— Одно время я была связана со строительством и отделкой квартир. Это было не слишком близко к дереву (если не считать установку дверей). Когда появилась возможность поучиться мебельному делу, я в него с удовольствием погрузилась. К сожалению, на тот момент в Сети почти не было видео по теме. Действовала методом проб и ошибок, — призналась Жанна Львова. — Теперь появились столярные каналы в Youtube, я их тоже смотрю. Какие–то вещи почерпнула у воронежских мастеров. Среди них есть великолепные ламинатчики и паркетчики, просто им не хватает кропотливости, чтобы шлифовать мелкие детали. Зато рабочее место у них в идеальном порядке, на зависть!

Первый чисто коммерческий заказ «Нуф–Нуф» сдал в конце мая 2017 года. Вложения были минимальными — три тысячи рублей на материал плюс «личный» лобзик. Кроватку, полку–вигвам и ящик для игрушек сфотографировали под ёлочкой и выложили в группу «ВКонтакте». К сентябрю заказов было столько, что Жанна попросила подругу помочь с покраской.

— Мы знакомы лет 20, наверное. Обе профессионально в футбол играли, много общих интересов, — объяснила Елена Задунаева, у которой был опыт работы маляром. — Часто столяры для экономии красят сами, кисточкой. Но слой получается неравномерный, попадает пыль, клиенты недовольны. Просят переделать, а это дело неблагодарное. К нам однажды пришел человек, которому кровать испортили покраской. Мы изготовили ему такую же с нуля.

Под мастерскую сняли гараж в кооперативе. За пропуск клиентов на территорию нужно было платить. Девушки стеснялись принимать заказчиков в таких условиях. Вдобавок в ноябре в гараже стало так холодно, что пришлось покупать буржуйку, вытягивать трубу на улицу и по утрам добывать дрова в соседнем лесу. Жанна с Леной выкапывали из–под снега валежник и упавшие стволы, а Рита думала, где добыть денег:

— Я–то в тепле сижу у компьютера, а они там мерзнут! По вечерам все разговоры заканчивались фразой «Надо немного потерпеть». Мы хотели купить профессиональный станок и доделать «коробку» гаража недалеко от моего дома — там не было ни ворот, ни света, ни отопления. Быстро заработать денег, не повышая стоимость изделий, не получалось. Узнав про проект «Мама–предприниматель», я решила, что пойду туда за грантом. Бац — и выиграла 200 тысяч рублей!

Деньги перечислили в марте. Девушки купили шлифовальный инструмент и краскопульт, отремонтировали свой гараж. Теперь в нем тепло, выделены рабочие зоны. Та самая буржуйка стоит на улице как память.

После победы в конкурсе Маргарита завела аккаунт в Instagram — чтобы как можно дальше «прокатиться» на волне внезапной известности.

— К этой соцсети я относилась скептически, думая, что там сплошь еда и дурацкие селфи. Была не права, — размышляет Дерусова. — Покупкой и «накруткой» лайков не занимаюсь. Иной раз вижу, что кто–то делает тортики и имеет 10 тысяч подписчиков, но большинство из них, судя по количеству лайков и репостов, не является покупателями. У меня подписчиков около тысячи, но все они — из целевой аудитории. Половину продукции продаем в Воронеже, остальное отправляем в другие города, от Москвы и Санкт–Петербурга до Сургута и Тюмени. Для одних наша продукция дешевле местных аналогов, другим негде поблизости сделать такую мебель на заказ.

Сегмент покупателей, которые больше доверяют «ручному» производству, стабильно растет. И маленький «Нуф–Нуф» приносит прибыль.

— На тренингах для начинающих предпринимателей часто мотивируют ставить сразу крупные цели. Но такой путь не для меня, — подчеркивает Маргарита. — В первую очередь я мама, мне важна уверенность в том, что детей будет чем кормить. Поэтому я не брала, например, кредит на развитие и с первых дней планировала расходы так, чтобы они окупались в обозримом будущем. Помню, мы рассматривали фотографии детской мебели на зарубежных сайтах — в интерьере, с домашним текстилем... Вздыхали: когда же у нас так будет? В принципе, можно было сделать стартовую партию продукции и заказать профессиональные фото. Но это вложения! Можно и нанять администратора, грузчика... Тогда вырастет себестоимость изделий, а чтобы ее снизить, придется нам экономить на тех же красках. Поэтому — всему свое время. Пока нам важно быть камерной мастерской, где можно договориться с мастером напрямую.

Татьяна ТКАЧЕВА.

fofana@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...