Льняной лабиринт

Ученые и производственники обсудили за «круглым столом» проблемы льноводства

БЕЛАРУСЬ — первая в мире  по количеству льноволокна на душу населения и четвертая — по валовому производству. И при этом, несмотря на господдержку, отрасль убыточна. Отечественного длинного волокна высоких номеров для выпуска высококачественных тканей Оршанскому льнокомбинату не хватает, приходится закупать за рубежом. Как изменить ситуацию к лучшему, избавиться от проблем застарелых и новых, возникающих с завидной регулярностью? Об этом накануне сева шла речь на заседании «круглого стола». В нем участвовали ученые Института   льна — заместитель директора Виктор БОГДАН, заведующий   отделом агротехники Владислав ПРУДНИКОВ, заведующий информационно-аналитическим    отделом    Валерий  КОЖАНОВСКИЙ и производственники — директор Горецкой льносемстанции Александр МАЧУЛЬСКИЙ, главный агроном Дубровенского льнозавода   Владимир ЯКУТЕНОК, главный агроном Крупского льнозавода Закир УМЕРОВ.


«СГ»: — Госзаказ на льноволокно — 55 тысяч тонн. Чтобы его выполнить, надо получить 180 тысяч тонн тресты. Это возможно, если лен выращивать на 55 тысячах гектаров. В прошлом году было посеяно чуть более 45 тысяч, почти 10 процентов погибло. В итоге собрали только 126 тысяч тонн тресты. Получается, срыв госзаказа был заранее предсказуем.

В. Кожановский: — Чтобы подобное не повторялось, ученые предлагают сеять льна  на 5—7 процентов больше с учетом возможной гибели. Но в нынешнем году, похоже, опять наступим на те же грабли: намечается засеять только 48 тысяч гектаров.

З. Умеров: — Не везде так. Например, наш завод в прошлом году выращивал 800 гектаров, в нынешнем — 1100. Еще два хозяйства района с 50 гектаров перешли на 100. В итоге создаются предпосылки для получения большего урожая.

В. Кожановский: — Такая тенденция характерна лишь для Минской области, где площади льна увеличены с 8 тысяч гектаров в прошлом году до 11 тысяч в нынешнем. Другие регионы заранее планируют недобор.

В. Богдан: — Выполнение планов, конечно, возможно и на теперешних площадях. Но надо повысить урожайность. 

В. Прудников: — Пока это не просматривается, как и улучшение качества сырья. Заводы поставляют на льнокомбинат длинное волокно средним номером 10,5, а предприятие просит 12 и выше. Но достойных характеристик и объемов долгунца не будет, пока не наведем порядок с подбором земель. Оптимальный уровень рН почвы для этой культуры — 4,8—5,5. Тогда  создаются условия для получения максимальной урожайности и высокого выхода длинного волокна. В реальности из-за частого известкования таких полей у нас практически нет. И лен приходится сеять на почвах с показателями 5,8—6,2. Там растения начинают болеть кальциевым хлорозом, и качество волокна теряется.

В. Якутенок: — Земли мы подбираем сами. Другое дело, что подходящих нет. В прошлом году с оптимальным  показателем pH 5,5 их было только 13,5 процента, допустимым уровнем 6,0 — 36, остальные — малопригодные. 

В. Прудников: — Чтобы такого не было, надо координировать внесение кальция и выращивание льна. Следует составлять такие схемы севооборотов, чтобы долгунец приходил на поле не раньше, чем через семь лет после его известкования. 

А. Мачульский: — В реальности это практически невозможно. Как правило, мы получаем землю у хозяйства, где известкование не проводилось 3—4 года.  У сельхозпредприятия свои интересы. Ему хочется иметь почвы с высоким уровнем pH для других культур.

В. Прудников: —  Опыты показывают, что ни одному растению не нужно слишком много щелочи. Всем достаточно pH 6,0. Если бы практиковался такой подход, льнопригодные земли находились бы без труда. 

З. Умеров: — Значение имеют не только характеристики почвы. В этом году нашему заводу земли выделили почти такие же, как и в прошлом. Но тогда было 9 полей со средней контурностью около 100 гектаров, а сейчас соответственно 27 и 40. Дополнительно  тратится топливо и время на переезды. Но земля не наша, а хозяйств. Они же не хотят подстраиваться под интересы завода. 

В. Богдан: — Для увеличения урожайности важны  также семена, а точнее, правильная сортовая политика. К сожалению, немало заводов возделывают то, что попадется в последний момент. Сеять же надо последовательно ранними, средне- и позднеспелыми сортами. Тогда лен не будет перестаивать на корню, уборку можно провести в оптимальные сроки.  

К сожалению, в стране разрушилась старая система, а новая в полной мере не создана.  Раньше семена полностью готовились на льносемстанциях. Значительную часть их закрыли, оставшиеся параллельно возделывают лен. 

А. Мачульский: — Если станции будут только готовить семена, они не выживут. Поэтому вполне оправданно, что занимаемся еще и выращиванием долгунца. У нас его 150 гектаров — тресту продаем заводам.

В. Богдан: — Я был бы не против посевов, если бы выполнялась основная задача — обеспечение заводов и хозяйств в полном объеме элитой. Но этого нет. 

В. Якутенок: — Приходится решать проблему самим. Наш завод в этом году 30 процентов площадей засеет оригинальными семенами. Поскольку для них требуется меньшая норма высева, можем потерять некоторое количество тресты. Выхода нет: из двух зол выбираем меньшее. Но таким способом создаем задел на будущее: в следующем году будем с хорошими семенами и трестой. 

З. Умеров: — Мы, хотя и были финансовые трудности, тоже купили немного маточной элиты. Размножим, чтобы в следующем году как можно большую площадь занять суперэлитой. Поскольку льносемстанции закрываются, то намечаем в перспективе создать свой цех, установить машины для подготовки семян.  По такому пути идут уже многие заводы.

А. Мачульский: — Нельзя подходить к проблеме чисто механически. Чтобы создать такие цеха на заводах, нужны дополнительные деньги, которых у предприятий не хватает на текущую работу. Поэтому успешные  станции тоже имеют право на жизнь. Но у нас свои проблемы: работаем на оборудовании 1976 года выпуска. Оно давно износилось. Государство много денег вкладывало в переработку сырья на заводах. Но, как видим, его не хватает как по количеству, так и по качеству. Поэтому пора отыскать небольшие средства на обновление машин для подготовки семян. Это положительно скажется на урожайности долгунца.

В. Богдан:  — На объем тресты влияет и заправка полей минеральными удобрениями. 

В. Прудников: — Значение имеет не общее количество туков, а расчет их внесения на каждое поле в зависимости от содержания полезных веществ. Одних удобрений вообще не требуется, других — максимум. Но беда, что на практике применяется усредненный метод. Поэтому урожайность и не растет.

З. Умеров: — Производственники озабочены и финансовым аспектом проблемы. Скоро сев, а на завод удобрения только начинают поступать. Для покупки их под полную потребность нужно 2,7 миллиарда рублей. Дотации поступили, но их не хватает. Думаем справиться за счет раздельного внесения туков, а не АФК. Так дешевле.

«СГ»: — На пороге сев. Как не прогадать со сроками?

В. Кожановский: — Выиграет тот, кто проведет его быстрее. При этом надо обязательно делать поправку на географическое положение. Лучший агротехнический  период, не снижающий потенциальную урожайность, для Брестской и Гомельской областей — до 20 апреля, Гродненской и Минской — 27 апреля, Витебской и Могилевской — 5 мая.

В. Богдан: — Практика  показывает, что  посеянный позднее лен может быть даже лучшим по высоте, но волокна в нем значительно меньше.

В. Прудников: —  Потому что пик роста приходится на июль, когда температура для культуры уже высокая. А надо, чтобы долгунец максимально развивался в июне.

В. Якутенок: — Но погода часто не дает возможности реализовать рекомендации ученых. Бывает так, что надо уже завершать сев, а мы только выходим в поле, потому что почва не готова, тракторы вязнут. Хотя при благоприятных условиях весеннюю кампанию проводим до 1—5 мая, техническая обеспеченность позволяет.

А. Мачульский: — Но не всем. У нас достаточно уборочной техники, а почвообрабатывающей не хватает. Например, нужен хороший культиватор, купить не за что. Арендуем у хозяйства, но оно дает только тогда, когда сделана работа у себя. Государство заводам помогает. Чем льносемстанции хуже?

В. Богдан: — После сева наступает период ухода за растениями. Большинство специалистов-технологов льносеющих предприятий научились грамотно работать с инсектицидами и гербицидами. Но фунгицидам,  борьбе с болезнями пока уделяется недостаточное внимание. Отсюда и недобор урожая. Как и  человеку, растениям важен такой подход: легче болезнь предупредить, чем лечить.

А. Мачульский: — Нужна обработка фунгицидами и семян во время инкрустации, и посевов.

В. Богдан: — Для полного успеха следует во время вегетации дважды обработать поля.

В. Прудников: —  Особенно актуален вопрос для участков, на которых лен предыдущий раз возделывался недавно, скажем года два назад. Там большая вероятность развития болезней. Не применишь фунгициды — недоберешь урожай и потеряешь качество тресты. 

В. Кожановский: — Можно вырастить хороший урожай, но немало потерять на уборке.  В стране более тысячи самоходных и прицепных пресс-подборщиков. Это позволяет поднять всю тресту за 20 дней. Но реально из-за погоды, слабой подготовки техники и организации работы, нехватки механизаторов уборка затягивается больше чем на месяц. Это приводит к потере качества и объема. Не надо ждать лета и осени, стоит уже сегодня подумать о решении этих проблем.

В. Якутенок: — Чтобы техника не простаивала, приглашаем на практику студентов БГСХА.

З. Умеров: — В прошлом году они к нам не приехали. Но выкрутились своими силами: посадили на технику слесарей, кочегаров и других специалистов, у которых есть удостоверения механизаторов. Думаем расширить круг таких людей. Это и экономия средств.

В. Богдан: — Чтобы льняное поле дало хорошую отдачу, надо не только точно выполнять  все технологические процессы, но и правильно увязать их между собой по времени.

«СГ»: — Хочется поблагодарить ученых и производственников за ценные советы. Надеемся, что ими воспользуются все льноводы.

gedroiz@sb.by 

Фото автора и Александра БУДЬКО
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?